Love & Peace на концерте «Сплин»

2 апреля, 2013 | 2448 6

Этот «чудак» уже не первый раз в Благовещенске, но снова и снова ему рады, и будто больше, чем прежде: зал полнее, люди плотнее, а он все тот же. Саша Васильев.

Холл ОКЦ заполнялся быстро. Смешные мальчики и девочки, серьезные женщины и мужчины. Хиппи, хипстеры и просто приятные люди и знакомые лица. Так много знакомых лиц! Кто-то в джинсах и кедах, кто-то в костюме, вот промелькнула девушка в черном коктейльном платье и с красной помадой на губах, а вот рыжая в майке, с татуировкой на выбритых висках. Но, несмотря на все различия, публика была однородной, настроенной на одну волну. Она ждала «Сплин». Группу, которая для многих пришедших больше, чем просто музыка. Это ощутимый кусок жизни, саундтрек определенных ее периодов.

 Васильев появился. Он стал сильно старше, седее, мудрее. Отрешеннее. В серой рубашке с закатанным рукавом:

— Добрый вам вечер! — и сразу под громкие аплодисменты и фамильярное: «Саня, давай!» откуда-то с балкона, прозвучала «Горят огни». И, не расцепляясь ударным соло, следом «Скажи» и «Дым табачный воздух выел», несколько вещей с последнего альбома «Обман зрения» — «Лестница», «Солнце взойдет», «Черная „Волга“», «Летела жизнь», «Страшная тайна», «Чудак»…

Поздний Сплин все больше оправдывает свое название, кажется, что ушла та «молодецкая» энергия. Звук стал более плотным, резким, хлестким, а ритмические рисунки — разнообразнее. Но тексты остались прежними. Васильев всегда числился одним из самых талантливых поэтов нового русского рока.

На «Петербургской свадьбе» Башлачева по телу побежали мурашки, и уже ничто не могло испортить настроения. Ни суровые охранники, не пускавшие к сцене, ни громкие товарищи подшофе на ряду передо мной.

Очень хотелось, чтобы концерт был в небольшом клубе, потому что участники группы сидели весь концерт. Атмосфера была личной и странной. Все потому, что музыка «сплинов» слабо подходит для плавного раскачивания в кресле. Поэтому я так не перевариваю этот наш формат: дорогие билеты на первые ряды, отсутствие танцплощадки и возможности быть открытым происходящему.

— У вас все в порядке? — спрашивал Васильев. Люди аплодировали и тянули громкий звук «у-у-у-у-у-ууу!», как бы подтверждая, что, «да, все в порядке» и даже более чем. И что все будет хорошо.

В честь первого апреля, «нашего праздника», как сказал Васильев, он исполнил специальную песню с долгим предисловием:

— Даже не знаю, получится она или нет. Ведь никто и никогда ее не репетировал, надеюсь, вы меня поддержите? Посвящается эта песня соседям, которые делают ремонт, и называется «Перфоратор»… Чем хороша эта песня? Да ничем. Ужасная отвратительная и мерзкая песня, сейчас вы ее услышите.

И последовало протяжное громкое «р-р-р-рррррррррррррр».

Все смеялись и радовались. Радовались последовавшим за этим любимым песням «Орбит без сахара», «Мы сидели и курили», и громко хором кричали о том, что «Выхода нет». 

После окончания официальной части концерта зрители наконец-то столпились у сцены, а уставшие, но довольные музыканты исполнили «Романс», «Всего хорошего», «Новых людей» и «Мое сердце». И публика уже не сдерживала эмоций.

Люди выходили из зала счастливые и удовлетворенные, с надеждой произнося слова: «Что ж, до следующего года».

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке