Не в последний раз

23 декабря, 2013 | 1026 0

Не так уж часто в Благовещенск заезжают столь неординарные звезды — талантливые люди, чье искусство не теряет актуальности. Дождались-таки, друзья — к нам пожаловал Евгений Гришковец, который завораживает своей манерой говорить и никогда не халтурит, даже на гастролях в глубинке.

На пустой сцене ОКЦ из декораций присутствуют только брошенный грудой корабельный трос, стул и бескозырка. Это все, что нужно для самого первого и самого известного моноспектакля актера, сценариста и продюсера Евгения Гришковца, который умеет расположить к себе любого зрителя, просто начиная говорить с ним.
 

Когда Гришковец выходит на сцену, публика взрывается аплодисментами. Когда он начинает говорить своим неповторимым голосом: спокойным, добрым и со слегка картавым произношением — аудитория задерживает дыхание. Вот он — самый близкий, понятный и мудрый человек в зале, который умеет говорить со всеми одновременно и с каждым в отдельности.

Моноспектакль «Как я съел собаку» был создан в 1998 году, в 2003 — записан в видеоверсии. В большей степени это произведение посвящено воспоминаниям автора о срочной службе на Тихоокеанском флоте, которые органично перемежаются зарисовками из детства и будничной жизни. В настоящее время автор почти не играет его, поэтому благовещенским зрителям представился редкий шанс увидеть современную версию, которая немного отличается от канонической, ведь любой спектакль, как живое существо — он не может быть всегда одинаковым. Кроме того, автор с самого начала предупредил зал об этом.

«Я убрал все упоминания о Советском Союзе, чтобы люди не думали, что я ностальгирую по нему. Я ностальгирую по своему детству и своей юности. Да и если 15 лет назад, когда создавался этот спектакль, в зале были люди, с которыми у нас было общее детство, то сейчас это уже не так, и какие-то вещи уже не будут так знакомы и понятны. Также я убрал многие воспоминания, связанные с моими бабушками, потому что сейчас не осталось на Земле такого человека, которого я бы мог назвать бабушкой».

Гришковец, как любой артист, не выносит шума и посторонних звуков во время действия, поэтому мягко и метко укоряет тех, кто позволил себе отвлечься от спектакля: «Ну вот, появилось первое лицо, подсвеченное снизу. Со стороны выглядит жутковато, согласитесь?». Или, услышав чей-то голос, рассказывает: «Еще в традициях древнегреческого театра был заложен основной принцип: с одной стороны зала говорят, а с другой — нет?». Выслушав до конца чей-то бестактный рингтон, актер говорит: «Знаете, сотовые телефоны имеют обыкновение быстро устаревать. Сейчас примерно триста человек подумали: «Какая же дурацкая мелодия у него на звонке!». К счастью, невнимательных зрителей было немного. Зато звучал искренний смех, трогательные женские всхлипы и немое согласие с историями из жизни Гришковца и любого из нас.

«Пожалуйста, не фотографируйте меня. Во-первых, потому что этого делать нельзя, а во-вторых, я, как и любой человек, хочу выглядеть на фото как можно лучше, и, соответственно, буду вести себя неестественно. Да и куда уж лучше, чем я есть».



Два часа пролетают незаметно. Отпускать этого удивительного человека, который так легко находит подход к гостям спектакля, становится почти больно. На глазах у многих выступают слезы, потому что сейчас он уйдет и унесет с собой камерное очарование моноспектакля, а мы останемся наедине со своими сложными эмоциями, разбуженными им. Гришковца провожают громкими и долгими аплодисментами, на что он с пониманием отвечает: «Ну что вы, я же не в последний раз… В следующем году приеду и что-нибудь новенькое привезу». И, приняв цветы от поклонников, убегает со сцены, чтобы не рвать никому душу долгими прощаниями.

Тем, кто еще не смотрел, не читал и не слушал музыкальных проектов Евгения Гришковца, стоит обязательно наверстать упущенное к его следующему визиту. Говорю со всей уверенностью — его творчество никого не оставит равнодушным.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке