Шесть кубиков пресса

11 марта, 2014 | 1804 4

После просмотра боевика «300 спартанцев» Зака Снайдера в 2007 году многие вышли из зала с трясущимися коленками, в том числе и я. В 2014 году никому не известный израильский режиссер Ноам Мурро выпустил продолжение истории, которому Снайдер, оставшись на правах продюсера, доверил свое «дитя».

Точнее, «300 спартанцев: Расцвет империи» — это даже не сиквел, а мидквел — параллельная история, тесно связанная с предыдущим сюжетом. Харизматичный Леонидас со своими воинами готовится к своему славному бою при Фермопилах, а афинский адмирал Фемистокл во главе собранного им ополчения решает дать отпор армаде укрепленных персидских галер, которую возглавляет талантливая и жестокая Артемисия. Силы не равны: у персов, как всегда, есть человеческие ресурсы, продвинутые военные технологии и уверенность, а у греков — только самоотверженная любовь к Родине и отвага. Разумеется, бой будет идти до последней капли крови, потому что больше ничего не остается.

В 2007 году это было невиданное доселе зрелище: художественные фонтаны крови, множество идеальных мужских тел, изумительные батальные сцены и море героического пафоса. Визуальные эффекты вышли на качественно новый уровень — теперь режиссер не нуждался в натурных съемках и огромной массовке: он сделал все в павильоне примерно за пару месяцев. 

В новом фильме есть практически все, чем когда-то удивил зрителей Снайдер: багровый с сепией фильтр, сочетание рапида (ускоренной съемки) со slow-motion (замедленным движением), гротескные монстры и брутальные мужчины в идеальной физической форме. Мы узнаем, как молодой сын царя Дария превратился в того самого Ксеркса — сияющего золотом полубога с обилием пирсинга (который не позволял актеру Родриго Санторо полноценно двигаться). Кровавый зрелищный бой теперь происходит в бушующем, опасном море свинцового оттенка. Не обойдется и без динамичной постельной сцены, ради которой создатели даже изменили сценарий.

Но получилось все далеко не так интересно, как кажется. Игра актеров в большинстве своем вышла неубедительной и шаблонной. У речистого и безрассудно храброго Фемистокла в исполнении австралийца Салливана Степлтона нет и трети невероятного обаяния Джерарда Батлера. Он кажется занудным, суетливым и даже глупым. Лена Хиди и другие актеры из старого фильма ситуацию к лучшему тоже не меняют.

Не пытайтесь найти логику в действиях греков и персов: все ваши знания о морских сражениях тут не нужны, потому что секретным стратегическим ходом Фемистокла в решающем сражении окажется спрятанный в трюме верный боевой конь. Легкие деревянные посудины греков проламывают борта укрепленных металлом персидских галер. Хитрый и воодушевляющий план афинского адмирала звучит как «Мы все должны умереть в бою, потому что больше это сделать некому! Спасем же Грецию!». Путаный закадровый текст, неоправданные скачки во времени и мегатонны патетики в конце концов утомляют. 

Зато в новых «Спартанцах» есть невероятные визуальные эффекты. Живое море, роскошные текстуры кораблей, архитектура, ландшафты и хмурое небо воссозданы так реалистично и детально, что о зеленом фоне даже думать не хочется. Костюмы и грим также впечатляют. А титул «украшения фильма» заслужила Ева Грин: роль свирепой и прекрасной ведьмы, настоящей плохой девочки, о которой актриса так мечтала, стала жемчужиной этого комикс-пеплума. 

Одним словом, любуйтесь Евой Грин, безукоризненной работой художников, кубиками пресса и не портите себе удовольствие попытками разобраться в «стратегии» героев.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке