Запах бензина

24 марта | 2845 4

Киноконцерты — отличная вещь, если ты волею судеб живешь в Благовещенске, но любишь слушать не Александра Бобошко, а, например, зарубежную рок-музыку. Регулярно выезжать на концерты в столицу могут себе позволить немногие, а посмотреть их на большом экране с хорошим звуком — почти каждый. А если это единственный показ арт-проекта «RAMMSTEIN: Paris!», прошедший по всему миру?

Вчера любители легендарных и совершенно не стареющих немецких рокеров могли полюбоваться их фирменным безумием в 350 кинозалах по всему миру. Шведский режиссер Юнас Окерлунд сделал из прошлогоднего концертного шоу в Париже впечатляющее видео: зритель не может ощутить разве что температуру пламени, которым полыхает сцена, зал и музыканты. Дикая натура Rammstein рвется наружу вместе с обилием металла, крови, света, пошлости и огня, конечно.

Они не теряют форму: новых альбомов не было с 2009 года, поэтому скопившуюся энергию рокеры выплескивают в регулярных и очень зрелищных концертных турах по всему миру. Хиты уже давно заучены наизусть, но тут это, скорее, на руку: скромно подпевать можно даже в кинотеатре, чувствуя себя неловко только от того, что вопить, махать руками и аплодировать будет не к месту.

Адская кухня

В начале шоу гигантская платформа опускается в зал, похожий на работающий мартеновский цех, после чего музыканты как боги выходят в зал с флагами — Франции и своим собственным. Водружают их на сцене, расходятся по местам и взрывают зал Sonne (Солнце). У огромного, мощного Тиля — грим, грубо стилизованный под Пьеро и кафтан с лентой из микрофонов. Остальные члены группы похожи на садистов и вампиров в своих нарядах, а клавишник Кристиан в блестящем облегающем комбинезоне сюрреалистически шагает по беговой дорожке за синтезатором. Благодаря потрясающе выставленному свету этот театр абсурда захватывает с первых минут.

Благодаря 30 камерам можно рассмотреть, как стекает каплями грим вокалиста. Дорисованы разные милые детали, чтобы сделать шоу еще более страшным и посильнее испугать тех, кто не знает ничего о концертах Rammstein (верю, что и такие бывают). Поклонники не увидят новых трюков к старым песням, но даже «поюзанные» номера сделаны с большой любовью к деталям и диким энтузиазмом.

Безумное счастье

Активно гастролировать, играя одни и те же треки, и сохранять сумасшедший задор дано не всем музыкантам. Дело даже не в деньгах — нужно до безумия любить свою музыку. Если поклонники требуют от тебя те же треки, что и 10-15 лет назад, остается только получать от этого удовольствие. Думается, что счастье на лицах крепких немецких мужчин — неподдельное. Они давно перешагнули рамки дозволенного и забыли о них.

Не буду описывать красочно отыгранные сцены под Buck Dich (Нагнись) — те, кто не видел номер раньше, будут удивлены и даже шокированы. Пошлость у Rammstein — неотъемлемый элемент выступлений, и они от этого явно кайфуют. Под это придумано много фишек: например, вы постепенно поймете, зачем на сцене большая розовая пушка для мыльной пены.

Если вы любите Тиля Линдеманна, то останетесь довольны «Rammstein: Paris!»: он то в поварском колпаке и залитый кровью, поджаривает своего любимого вокалиста в кастрюле, то изображает послушного пса в БДСМ-упряжке, то грустно поет балладу в самом конце шоу. Талант лицедея в нем должен получить развитие в кино.

Стоит восхититься командой профессионалов, которая быстро переодевает и гримирует музыкантов, нанося на них новые слои сажи, грязи или крови, пока на сцене моментально готовят оборудование для нового номера.

Мало огня

Огня на самом деле много. Преклоняюсь перед инженерами, собирающими и согласовывающими эти опасные конструкции, изрыгающие пламя нескончаемыми потоками, как под Feuer Frei. Зрители в реальности наверняка чувствуют себя как на решетке гриля. Горят стойки микрофонов, гитары, огромные металлические крылья за спиной Тиля, сам Тиль, кастрюля с клавишником и многое другое.

Декорации на сцене отражают все и ничего. Они отлично подчеркивают атмосферу агрессивного индустриального рока на тяжелом лающем немецком. Огненные соты, гигантская турбина, цепи, баллоны с газом — все опасное, злое и очень натуралистичное. Не знаю, можно ли сопоставить затраты на городской салют в Благовещенске со стоимостью пиротехники на концерте Rammstein, но у них выглядит эффектнее.



Зал кинотеатра был заполнен примерно процентов на 20% зрителями молодого, но не юного возраста. Кажется, все остались довольны и ушли в романтическом (да-да!) расположении духа, сплоченные общими воспоминаниями о бурной молодости.

Конечно, можно возразить, что Тиль стареет и иногда грешит фонограммой, что в фильме можно монтажом исправить ошибки, а эмоции — слишком театральные. Но музыканты активнее работают на камеру и позируют съемочной группе, потому что Окерлунд знает, как сделать эффектно.

Запах бензина, сполохи пламени, рваные съемки, беснующаяся толпа из сотен и сотен людишек и сверхлюди с горящими глазами на фоне урбанистического адского завода — это и есть «Rammstein: Paris!». Если и умирать с такой музыкой, то только от счастья.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке