Буссе – первый губернатор

25 сентября, 2013 | 1598 2

Говоря о ранней истории Благовещенска, конечно, хочется поговорить о тех руководителях, которые стояли у самого истока. Кто своим мудрым руководством превратил маленький солдатский Усть-Зейский пост в крупнейший город Дальнего Востока. И занимался этим не только и не столько Муравьев-Амурский. В ведении генерал-губернатора была огромная страна от Иркутска до Сахалина, от Чукотки до Приморья. К тому же очень скоро после присоединения Амурского края, Муравьев-Амурский полностью отошел от дальневосточных дел. А первым губернатором Амурской области, который превратил Благовещенск в город, стал Николай Буссе.

Родился Николай Буссе в 1828 году в Санкт-Петербурге в немецкой лютеранской семье. Семья была изрядно обрусевшая, поэтому мальчику дали русское имя Николай, в обществе свое отчество Вильгельмович, будущий губернатор переиначил на Васильевич. Николай окончил престижный Пажеский корпус, затем попал на службу в один из самых элитных гвардейских полков – Семеновский. В 24 года он уже был майором. Неплохая карьера! Однако, когда в Петербург приезжает по делам Муравьев  (тогда еще не граф и не Амурский), Буссе сманивается ехать в глушь, в Сибирь, и становится его чиновником по особым поручениям.

В 1853-1855 году он основал и руководил первым русским военным постом на Сахалине. Об этом периоде он написал мемуары, которые выходили отдельной книгой. Злопыхатели говорили, что в них полно хвастовства и искажения правды. У Буссе всегда хватало и врагов и друзей. А ещё он стал любимчиком Николая Муравьева.


В 1856 году Буссе было поручено организовать третий сплав по Амуру войск из Забайкалья к устью реки для обороны новых рубежей от англичан и французов. Именно тогда был основан – среди многих - и Усть-Зейский пост. Так что Николая Буссе можно считать основателем Благовещенска.

С этим сплавом связана одна печальная история. Крымская война закончилась, держать войска в устье Амура больше не было необходимости, и осенью они стали возвращаться в Забайкалье. Во время возвращения многие солдаты погибли, отряд подполковника Облеухова более половины личного состава. И это сделали не враги, а болезни и, что самое поразительное, голод. Злопыхатели говорили, что в этом виновен Буссе. Он разместил запасы продовольствия слишком далеко друг от друга. Защитники Николая Васильевича заявляли, что Буссе отвечал за сплав, но не за возвращение.

Не могу судить, кто прав. Но мне очень запало в душу замечание историка Натальи Матхановой по этому поводу: «Начальство сочло жертвы неизбежными. Письма Буссе этого времени обнаруживают полное игнорирование произошедшей трагедии». Ведь это был 1856 год. В армии служат крепостные рекруты. Война закончена, конкретной необходимости в солдатиках нет. Поэтому, если погибло их теперь несколько десятков или сотен – разве это важно? Новых наберем.

Буссе никто не судил, более того, через три года он получает звание генерал-майора, солидную пожизненную пенсию и должность военного губернатора свежеобразованной Амурской области. Опять же злопыхатели говорили, что область была специально создана для Буссе, чтобы тому было чем гордиться в свои 32 года.

Каким же губернатором был Буссе? На мой взгляд, довольно точно описывает его купец Прокопий Пахолков: «Деятельность его была многоплодна и принесла благодетельные плоды… Отдавая должное деятельности Буссе, жалко, что при этой деятельности у него был недостаток в природном уме и во всех своих распоряжениях он не мог отличить дельного от смешного».

Николай Буссе действительно был очень активен. Для него открылась редкая перспектива создать с нуля целый край, и, думаю, он это осознавал. Именно при нем оформилась «перпендикулярная планировка» Благовещенска. Военные, которых все еще было больше чем гражданских, активно строили новые дома. Буссе велел, чтобы на центральных улицах строились только большие и красивые дома. Примером тому был его дом — очевидцы называли его громадным и при этом приятным на вид.


Буссе любил влезать во все дела, даже в те, в которых не особо разбирался, например, учил казаков, как заниматься сельским хозяйством. Земледелие и торговля для него были приоритетными направлениями. Он активно привечал в область переселенцев с Запада. И в те годы большая часть крестьян оседала именно в Приамурье, они редко доходили до Хабаровки и еще более дикого и неосвоенного Приморья.

Область нуждалась во многих вещах и везти все это с запада России было нереально. Поэтому Буссе крайне внимательно относился к Китаю. Он поощрял китайских купцов торговать в Благовещенске. До такой степени, что современники говорили, что русские купцы стали ходить у китайских в приказчиках. Губернатор заботился о преподавании маньчжурского и китайского языков в казачьих школах, предлагал выплачивать прибавочное содержание чиновникам, знающим китайский язык. Он выступил с инициативой начать в Благовещенске издание газеты «Друг маньчжур» на маньчжурском языке и добился разрешения. В Благовещенск выслали печатный станок и несколько пудов различных шрифтов, но в городе не было печатника и наборщика — так что идея провалилась.


Не стоит забывать, что Буссе был «питерским». Этот светский дворянин и в амурской глуши пытался жить по-светски. Он постоянно устраивал у себя пышные приемы и обеды, организовывал любительские спектакли, вечера с танцами, музыкой, чтениями. Неизбежные злопыхатели, опять же, ворчали по поводу этого пижонства, а сторонники говорили, что Буссе придавал этим Благовещенску лоск настоящего города, где кроме труда было место и отдыху. Буссе занимался устройством образования, библиотек.

Жизнь била ключом, карьера шла в гору, но у самого губернатора накапливались проблемы и беды. Незадолго до назначения в Амурскую область Николай Буссе обвенчался с выпускницей иркутского Девичьего института Екатериной Матвеевской. Уже на второй год губернаторства, в 1860 году умирает их первая дочь Екатерина в возрасте двух лет. В 1865 году умирают двухлетний сын Николай и годовалая София. Сам Буссе, которому не было ещё и сорока лет, стал стремительно утрачивать здоровье.
Казалось, что Амурская земля, в которой невинно погибли солдаты по вине или небрежению будущего губернатора, берет дань за эти смерти с семьи Буссе. И сам Николай Васильевич как будто чувствовал это. С 1865 года он начинает просить и даже требовать, чтобы с него сложили полномочия и дали ему возможность выехать «в Россию».

Летом 1866 года Буссе выезжает в Иркутск, попрощавшись с сослуживцами. Но убежать из Амурской области ему так и не удалось: в дороге у первого военного губернатора Амурской области (которому было только 38 лет!) случился апоплексический удар, и он умер. Умер, как и те солдаты, которые не смогли добраться до Иркутска и полегли в амурской земле.

Ниженаписанное вообще нельзя публиковать в статье, претендующей на звание исторической, но я рискну. Мы в Благовещенске так много говорим об Муравьеве-Амурском, святителе Иннокентии, и почти не помним своего первого губернатора. В городе нет ему ни памятника, ни мемориала, даже Буссевскую улицу переименовали в Шимановского. Словно, есть это проклятье амурской земли, и, словно, мы — живущие здесь — подсознательно его чувствуем. И все, что осталось от первого военного губернатора — это поселок Буссе в Свободненском районе.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке