Как супергерой

17 февраля | 1850 8

Среди благовещенцев немало тех, кто хотя бы раз в жизни сдавал кровь. Корреспондент MOJO, восхищенный этими храбрецами, тоже решил не сидеть сложа руки и присоединиться к ним. Что из этого вышло, читайте в нашем материале.

Становиться донором можно с 18 лет, но к 23 годам я так и не решилась на это. Проблема крылась в моих страхах. А ведь раньше я была смелой девчонкой: никогда не тряслась перед кабинетом врача и уверенно вступала в первые ряды прививающихся в школе. 

Но одно неверное движение рук медсестры растворило всю мою храбрость на годы вперед. Когда-то давно женщина в белом халате долго не могла попасть мне в вену. В вены. Обеих рук. В итоге я упала в обморок. Неудавшаяся процедура отпечаталась в подсознании, и с тех пор, какой бы я уверенной не была, после сдачи крови из вены выползала от медиков в полуобморочном состоянии.

Впрочем, не торопилась стать донором я еще и потому, что у меня распространенная группа крови. А мысль о том, что если моей «первой» на станции переливания достаточно, то можно сдать ее на плазму, почему-то не приходила мне в голову.

Вопрос, кто желает стать донором, возник на планерке. И тут я поняла, вот он — мой шанс побороть трусость и сделать доброе дело. С коллегами мы вспоминали, что может быть отводом для донации. Кто-то из нас был уверен, что это наличие татуировок. Таковая ошибка многолетней давности у меня тоже имелась. 

В регистратуре Амурской областной станции переливания крови меня заверили, что «старые» татуировки — сущий пустяк. К донации не допускают, только если вы делали живописный рисунок на теле менее года назад. Отлично! Спросила о противопоказаниях, но мне лишь отчеканили в трубку: «Приходите к 8 утра, возьмите паспорт. За двое суток до сдачи запрещен алкоголь. Накануне вечером и утром есть только сухари, запивая сладким чаем. И не употреблять ничего жирно-жарено-копчено-остро-соленого». 

Обрадованная, я прокрутила заветные наставления в голове. Будет сделано! Но тут же притормозила: забыла спросить про таблетки — врач прописал недельный курс. О’кей, Google: «Когда можно вернуться к донорству после лечения препаратом X?»

Всезнающий интернет отправил меня на страницы форума для доноров «Росплазмы». Я кинулась искать ответ на схожий со своим вопрос. Для этого пришлось ознакомиться со многими комментариями. На фоне серьезных проблем, люди говорили о таких странностях, что этими грандиозными умозаключениями просто невозможно не поделиться.
 

Орфографию и пунктуацию сообщений мы любезно сохранили для вас. 

Мне пришлось вновь позвонить в регистратуру. Там подсказали, что после лечения данным препаратом отвод дается на две недели. После этого я смело могу идти сдавать кровь.

За это время решимости я не растеряла. Накануне дня X избегала жирной пищи. Утром обошлась нелюбимым сладким чаем. Чуть позже рассказала о своих намерениях маме. Она распереживалась. Да я и сама очень волновалась!

Вот и настал важный день. Я на месте. Вышла из машины и увидела, как передо мной зашли двое парней. Наверняка, мы будем одними из первых, ведь время — начало девятого. На входе, и правда, кроме нас троих никого не оказалось. В гардеробе у нас приняли одежду и, что меня поразило, обувь. Выдали тапочки и подсказали, что нужно идти в регистратуру на второй этаж.

Первые, ага. На втором этаже было не протолкнуться. Человек пять стояли в очереди в регистратуру, еще 15 уже сдавали первичный анализ крови и проходили осмотр. Ничего себе желающих, мысленно присвистнула я. Примечательно, что большинство из пришедших — студенты. 

Одного из парней передо мной мучительно допытывали о последнем медосмотре. Я попыталась вспомнить, когда я единовременно проходила всех специалистов. Давно. Испугалась, что мне дадут от ворот поворот. Согласитесь, неприятно не подойти, когда есть большое желание стать донором?

Я подала паспорт и уже ждала расспросов от милой работницы регистратуры, но она лишь уточнила мое место работы и должность и отправила в кабинет на первичный анализ крови, отдав лист с моими данными.

Ждать пришлось минут 15. За это время я осмотрелась. В холле много цветов, кожаные диванчики, напоминающие сиденья в ПАЗиках. Бормочет телевизор и видна тень от столов — буфет, наверное. Почему-то взгляд невольно задержался на ногах посетителей. Это так странно, когда люди, пришедшие ради серьезной миссии, стоят в безразмерных резиновых тапках. Зато все стерильно.

На стене рядом с дверью заветного кабинета — соцплакат. Рука донора на ней стала рукой Человека-паука, а вместо нити паутины из запястья — резиновая трубочка, по которой проходит кровь: «Для кого-то ты можешь стать супергероем». Вдохновляет. Без сарказма. Правда, волнение от этого не уходит. То ли от страха, то ли от прохлады заледенели руки. 

Зашла в кабинет. У меня взяли кровь из пальца, собирая четыре капли на специальную тарелочку. Это для того, чтобы определить мою группу крови, уровень гемоглобина, проверить группу антигенов Kell (у 90% они отрицательны, поэтому с положительным результатам донорам дают отвод).

— У вас столько народу! Всегда так? — спросила я.
— Да, каждый день. Желающих стало так много с прошлого года, когда за сдачу крови стали платить деньги, — ответили мне.
— Аа, — протянула я разочарованно. Но позже пришла к выводу — это здорово, что люди откликаются и хотят сдать кровь, пусть и за вознаграждение.

После сдачи анализа меня отправили попить чайку с сахаром в том самом буфете. От волнения не хотелось ни чаю, ни кофе (который нельзя), ни воды — хотелось просто знать, подхожу или нет. Пришлось подождать еще минут 10-15. Все это время поток идущих в регистратуру не иссякал.

Наконец, вышла женщина, чтобы отдать наши «карты». Ищут среди присутствующих обладателей анкет очень почтительно — обращаясь по имени-отчеству.

Получила листок. Его значение объяснили в кабинете врача-трансфузиолога.

— Вы у меня «первичная», да? Мы очень благодарны за то, что вы решили стать донором, — мягко проговорила женщина-врач. — Гемоглобин отличный — 146, группа крови у нас первая, резус-фактор можно будет узнать только после сдачи крови. Антигены Kell отрицательные. Как себя чувствуете? 

Задав еще ряд вопросов, часть из них весьма деликатно, почти шепотом, она плавно подхватила мою руку, чтобы измерить давление и в этот же момент мастерски всучила мне календарик донора. Прямо ловкость рук и никакого мошенничества.

Для первого раза мне посоветовали сдать цельную кровь, а затем уже задуматься о плазмоферезе.

Давление в норме — 110/70. По остальным параметрам тоже все устроило. И чувствовала я себя хорошо, хоть и волновалась. Прежде чем пройти на третий этаж, велено было вновь выпить чаю. Решив, что мне понадобится тепло (руки до сих пор не отогрелись) и силы, я все-таки хлебнула чайку, надеясь, что меня не стошнит им.

На третьем этаже тоже имелась большая очередь. Здесь нужно было отдать бланк и надеть высокие тканевые белые бахилы — они почти по колено. Кряхтя, я постаралась вернуть ставшие огромными ноги в тапки. Закатила рукав рубашки и протерла вены смоченной чем-то ваткой, как мне сказали. Забрала анкету с приклеенными на ней бумажками, типа штрих-кодов, и села. Оставалось ждать. Я оказалась на скамейке напротив входа в «процедурную» комнату и уже видела, как люди за стеклом лежат на мягких креслах и сдают кровь. Ух, скоро и я.

Рядом села девушка, что была за мной в регистратуре, и улыбнулась. Видя, как я напряжена, она попыталась успокоить. Сказала, что сдает кровь в десятый раз, правда, при каждой донации тоже немного волнуется. Вся процедура, по ее словам, длится от силы минут 15. Доводилось ей сдавать и плазму: это более сложная штука. Сначала берут кровь, потом перегоняют с раствором и вливают обратно. Все это занимает 30-40 минут. Брр. 

Мне показалось, что сегодня еще никого не отсеяли, но собеседница отметила, что двух девушек, что были за ней, не допустили до сдачи — низкий уровень гемоглобина. Выходит, этот шанс есть не у всех.

Когда настала моя очередь, как назло из «процедурной» комнаты вышел белый, как полотно, парень. Высокий и худой, он нетвердо держался на ногах. Господи, дай мне сил.

Я прошла в комнату с креслами, попутно сняв тапки. Пыталась нащупать пол в этих необъятных бахилах. В этой комнате за стеклом где-то восемь кушеток цвета морской волны, в комнате напротив не меньше — там сдают кровь на плазму.

Меня ждало «ложе» у стеночки, а соседом оказался тот самый молодой человек, за которым я держала очередь. Медсестра начала колдовать над моей рукой, повязав жгут, наказала мне сжимать и разжимать кулак. Парень словил мой встревоженный взгляд и ободряюще улыбнулся. 

— Сдаешь в первый раз?
— Ага, — промямлила я.
— Не переживай, это не страшно. Но потом не вставай резко. В первый раз медикам из-за этого пришлось меня выносить.

Эмм, здорово. Подошла другая медсестра, я отвернулась. Ввела иглу она совсем не больно, но на это не хотелось смотреть.

Через минуту мне показалось, что сознание начало мутиться, по телу хлынуло жаром. Блин, нет же, не время сдаваться. Я сделала несколько глубоких вдохов, постаралась сконцентрировать взгляд на кондиционере над моей головой. Я подумала, что летом, когда его включают, на этом месте прохладно лежать. Кажется, тошнота и паника отступила.

Выдохнув, я повернулась к парню. Мы перекинулись еще парой фраз, и его начали «освобождать». На свободное место пришла та самая девушка, которая сдавала кровь в десятый раз.

Еще пара минут и все. «Мешочек» наполнился 450 миллилитрами честно выработанной организмом темно-бордовой жидкости. Я осторожно встала и прислушалась к ощущениям. Все в порядке! Прошла в комнату ожидания, там мне перевязали руку и велели не снимать повязку два часа, избегать нагрузок.

Нужно было вернуться в регистратуру. 

— Нормально себя чувствуете? — спросили там. Я улыбнулась и закивала. 

В день сдачи крови каждый донор обеспечивается бесплатным питанием. По заявлению сдающего кровь еду можно заменить денежной компенсацией. Что мне и предложили сделать. Честно говоря, я не вникала. Просто подписала бланки и отправилась в кассу, получить 598 с копейками рублей (!). Но знаете, ощущение того, что ты смог сделать что-то хорошее, было во сто крат важнее всех этих компенсаций. 

Мне выдали справку о том, что я сдала кровь и теперь работодатель должен предоставить мне дополнительный выходной. Возможно, я воспользуюсь им, но только для того, чтобы еще раз побыть в роли донора.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке