Работа над ошибками

30 октября | 3398 0

Осознавать минусы — не унижение: адекватная оценка всегда помогает что-то исправить и улучшить. Так и с нашим городом — Благовещенск по-своему хорош, но некоторые вещи делают его невероятно провинциальным. Уродуют, если хотите. MOJO давно испытывал потребность взглянуть на это по-честному.

Облик города в основном делают люди. Мы не можем разобраться во всех нюансах, но есть вещи, перемены в которых заметны сильнее всего. В наших силах осовременить пространство вокруг себя и самих себя. Хотя бы внешне, потому что внутренний мир (а также речь, увлечения, образ жизни, отношение к окружающим) — это отдельный разговор, который уже не состоится. 

На что стоит обратить внимание, если хочется улучшить город и себя, сегодня говорим не мы, а люди, которые разбираются в этом. Остановимся подробнее на облике Благовещенска и его женщинах: ведь это и есть две вещи, которые создают впечатление о любом городе и от нас самих зависят. 

Визуальный мусор и насилие над архитектурой

Неправда, что на скучный или местами раздражающий безвкусицей облик города мы не можем повлиять: начиная бизнес, кто-то из жителей вешает очередной уродливый баннер на ограждение или фасад дома. Кое-кто раскручивается и строит новое безликое здание под свои нужды. А самые влиятельные благовещенцы могут отгрохать унылую многоэтажную новостройку.

Петр Стрелец, руководитель студии дизайна и архитектуры VATA (Студия Стрельца)

— Уровень большинства рекламных дизайнеров низок и не поднимется, пока их выбирают заказчики по критерию «за 500 рублей баннер сможешь?» — им не надо развиваться и вкладывать в себя. Заказчики потом вешают свое объявление за 500 рублей на выезде из города, где около 30 баннеров только по одной стороне дороги, и говорят, что «наружка не работает».

Общий уровень визуальной культуры очень низок: не проходит серьезных выставок, люди мало ездят в другие города и страны, ТВ кормит визуальным ширпотребом. Это как поить человека всю жизнь «Жигулевским», а потом размышлять, почему он в винах не разбирается. Если конкурент торговца носками в прошлом месяце повесил красный баннер с белым шрифтом и обнаженкой, значит, торговцу захочется быть еще ярче и выразительнее. 

Говорить предпринимателям, что у них ужасная реклама, — дело неблагодарное. Нужно не дожидаться изменений и переделывать. Например, мы бесплатно переделали уродливые баннеры на Игнатьевском шоссе про «службу по контракту» и «пожары» и договорились, что, когда они потребуют своего обновления, их заменят на наши.

Обилие визуального мусора вокруг человека по принципу эволюции снижает внимание и любопытство — сознание многое вынуждено отсеивать. Это увеличивает количество аварий и депрессий. А ведь мы не замечаем таких раздражителей, потому что и к физической боли привыкаем, а тем более — к таким «мелочам». Жажда наживы и вера в «наружку» — это беда всех городов. 

Во Владивостоке и Хабаровске отношение к архитектурному облику городов куда лучше: там пытаются охранять исторические фасады и делать вывески, которые бы не слишком портили внешний вид здания.

В Москве уважение и бережное отношение к архитектуре предусмотрено брендбуком комитета по архитектуре города. Там прописаны все правила оформления фасадов в центре. О визуальном вкусе спорят, потому что он у людей часто очень плох. Надо ограничивать его проявления, иначе в погоне за самой заметной вывеской можно превратиться в район центрального рынка. Это не про ограничения и не про «закручивания винтиков властью», а про то, что не должны люди иметь возможность пихать всем в лицо свою безвкусицу.

Мы работали по брендбуку для Внуково с помощью гайда (гида — грим. авт.) по конкретному дому в центре Москвы, в котором прописано все о месте и размере вывесок. А в Благовещенске мы видим изнасилованное баннерами здание на Мухина-Пролетарской, залепленные рекламой исторические фасады и здания, закрытые фасадными панелями.

В плане новой архитектуры все потихоньку начинает меняться к лучшему: начиная с дома САР на Островского-Красноармейской. Потом появился «Дом на набережной», интересный и красивый дом построил «АмурСтрой» на Горького-Комсомольской. Очень хорошая новостройка есть на Фрунзе-Театральной. Тут мы даем 100 очков вперед Владивостоку с его ужасным жилым фондом — как новым, так и старым.

Но большинство новостроек поражают своим наплевательским отношением к архитектуре. А ведь раньше архитекторы и строители пытались увековечить свое имя, создав дома-личности, с историями и непохожие друг на друга.

В микрорайоне видно, к чему приводит большое количество типовой застройки: безликие места-коробки с ужасными проектами подъездов, заворотами и поворотами между этажами, где засиживаются маргиналы. В таких районах труднее воспитать людей, способных к созиданию нового. Там чаще хочется спрятаться дома, чем выйти и прогуляться.

Сказать, что ничего не делается и все плохо — нельзя. Делается многое. Но главная проблема — всеобщий пофигизм и отсутствие регионального патриотизма вкупе с «чемоданными настроениями».

Неестественная красота

Загляните из любопытства в «Одноклассники» или сходите в ближайшее кафе китайской кухни: проблемы есть. Многие застряли в 90-х или начале 2000-х. Когда в Москве модно отказываться от бьюти-тюнинга, вынимая импланты и снимая нарощенные волосы, в Благовещенске красавицы с радостью и без меры окунаются в рискованные эксперименты.

Екатерина Сивчук, дипломированный визажист и стилист

— В современном мире невозможно предугадать, что окончательно выйдет из моды, но все же выскажу свое мнение на это счет: сейчас мир действительно грезит о натуральности. 

В то время как в Европе все стремятся отрастить естественные пушистые брови, сделать неприметный натуральный макияж, нейтральный маникюр, многие амурские красавицы, наоборот, спешат исправить природную красоту с помощью разных неестественных способов. Сейчас у нас на пике популярности наращивание ресниц, микроблейдинг бровей, гель-лак для ногтей. 

Не спорю: бывают исключительные случаи, когда есть острая необходимость воспользоваться такими услугами, но, когда смотришь на ресницы, из-за которых трудно открыть глаза, и брови, которые будто из Китая начала 2000-х приехали, хочется спросить: «Зачем??!!». Это смотрится комично, но при этом приобретает массовый характер вместо того, чтобы сойти на «нет».

Недавно одна из моих клиенток вернулась из одной теплой европейской страны. Она рассказала, что там сразу узнают не просто русских женщин, а именно дальневосточных. Говорят, «вот сразу видно вас, потому что у вас все шикарное: и ресницы, и брови, и макияж яркий, и золото везде»!

В макияже наши девушки сейчас прислушиваются к мировым трендам и все-таки чаще уже предпочитают натуральные, неброские варианты. Но есть исключения: как говорится, клиент всегда прав, поэтому иногда приходится делать то, что совсем не по душе — например, накладывать яркие румяна и тени, клеить ресницы до бровей и т.д. (особенно, если это возрастной макияж). 

Сейчас на второй план уходят яркие губы с четким контуром, и на смену им приходят натуральные оттенки с тушеванным эффектом. Когда на макияж приходит девушка с «накачанными» губами и просит еще поярче и побольше, спорить смысла нет: ей хочется подчеркнуть творение косметолога. Считаю, что косметологические инъекции имеют место быть, но в разумных количествах. Если колоть так называемые «витаминные коктейли», это, наоборот, способствует омоложению. Но сейчас для многих девушек это стало зависимостью: уколовшись один раз, они не могут остановиться, им хочется еще и еще.

Мой совет: не забывайте о натуральности и учитесь подчеркивать ее, а не скрывать при помощи отживших способов!

Все лучшее и сразу: пограничные вкусы

Правильно мотивированная женщина способна улучшить все вокруг: красивая женщина сделает красивым вокруг себя все остальное, стильная женщина — стильным. С красотой у многих благовещенских женщин нет проблем, а вот со стилем сложнее. Иначе почему дальневосточниц и жительниц амурской столицы с легкостью узнают в любом западном городе, а потом смеются? Как в Благовещенске задерживаются и чудовищно сочетаются давно отжившие себя тенденции?

Валерия Двухреченская, стилист

— Сказывается наша отдаленность от центра, да и во все маленькие города мода доходит с опозданием. У нас мало людей, которые разбираются или хотя бы интересуются современной модой. Многие думают, что знают, но ошибаются. Влияет то, приучали ли тебя с детства, какова была культурная жизнь, как выглядели окружающие люди. Просто листать журналы и посматривать модные передачи недостаточно для выработки своего стиля в провинции. Тут придется всегда держать руку на пульсе, видеть, как меняются модные течения, что нормально, а что нет. Те, кто не интересуются модой, не понимают стиль современных девушек со вкусом, им многое кажется странным. Они вроде стараются хорошо выглядеть, но никак не получается — этому быстро не научишься. У кого-то врожденный вкус, кто-то так и не научится. Хотя порой выглядят старомодно и молодые девушки. 

В провинции не умеют работать с аксессуарами. До сих пор бижутерия и серебряные украшения считаются недостойными, «для бедных». Провинциальный гардероб выдает любовь к золоту, типовому, какое продается во всех ювелирных магазинах. Девушки думают, что эти желтые колечки, цепочки и крестики говорят о каком-то статусе и носят их, хотя это давно устарело и превратилось в безвкусицу. Золото не снимают даже в спортзале, носят со спортивными костюмами. 

Очень многие любят сложные прически и наряжаются прямо с утра, чтобы быть во всеоружии, что на самом деле смотрится вульгарно. В погоне за сексуальностью и привлекательностью девушки выглядят пошло. 

От неуверенности в себе многие отвергают современные тенденции и одеваются как все: черные лодочки к платью, как мама учила, например. Надеть что-то современное и необычное, например, скомбинировать кружевную юбку с толстовкой — это из ряда вон. Отрицая современные тенденции, девушки выглядят старомодно.

Люди, которые чаще путешествуют, больше видят и впитывают это. Речь не о Вьетнаме и Таиланде, а о других странах и городах. Те, кто редко выезжает, живут в своем мирке и особо ничем не интересуются.

До сих пор жива любовь к блестящим колготкам с лайкрой цвета загара, что тоже считается дурновкусием. У нас их носят с золотом и нарядной одеждой. Тепло относятся к дешевым стразам, камням и прочему декору на одежде. Конечно, есть достойные вещи со стразами, но в общей массе больше кофточек, где есть и стразы, и надписи и еще камушек какой-нибудь пришит.

Есть прямо-таки набор провинциальных клише, с которыми никак не прощаются наши женщины и девушки. Например, уже давно нет смысла подбирать сумку к обуви и ремню. Это скучно, а иногда даже перебор. Спортивная одежда — одежда для спортзала, а не для прогулок и работы. Полноту не скроешь и не утянешь узкой одеждой. Как не исправишь и бесформенными балахонами. Вещи с лейблами напоказ и подделки — это очень дешево. Лучше уж носить одежду и сумки без имени или из масс-маркета, чем опозориться с фейком (который всегда видно).

Звериные принты носятся с ботфортами, шпильками, люрексом, стразами, в коротких платьях в обтяжку, с ног до головы — это очень вульгарно. Вещь с таким принтом может быть в образе только одна. 

Завершают образ обычно длинные нарощенные ногти и обувь как у танцовщиц из стриптиз-бара. Туфли-копытца в Благовещенске умудряются носить в и официальных местах, с формой.

Возможно, кто-то узнает себя или своих близких в откровениях экспертов о наболевшем. Возможно, это вызовет обиду или агрессию — всякие «да что бы они понимали!», «тоже мне эксперты» и прочее. Но вряд ли от этого надолго станет спокойнее. Пора меняться, господа. На этот раз — в лучшую сторону.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке