Александр Тихомиров: За занавесом живописи

Автор: Игорь Сунфу
26 июня, 2013 | 2640 0

Вас когда-нибудь просили рассказать о нашем городе за границей Амурской области или даже страны? Если да, то о чем вы говорили? Китай, набережная, торнадо — все это не делает наш город чем-то особенным. Немногие знают, но нам на самом деле есть, кем гордиться. Корреспондент журнала «Amur.net Mojo» побеседовал с очень добрым и интересным человеком, Художником с большой буквы, создателем собственного направления «оконопись» в искусстве! Все это об Александре Евгеньевиче Тихомирове.

Небольшая биографическая справка. А.Е. Тихомиров родился под Москвой в городе Электросталь в 1956 году. В 1979 окончил Московское художественное училище памяти 1905 года, затем в 1984 году окончил МВХПУ (б. Строгановское), мастерскую Г.М. Коржева. После учебы переехал в Благовещенск, где по сей день живет и работает. Автор нового направления в живописи, запатентованного в 1995 году, под названием «оконопись». 

Александр Евгеньевич лауреат многочисленных премий и обладатель огромного количества призов, дипломов и званий. Он заслуженный и народный художник РФ, кавалер Русской Православной Церкви Преподобного Андрея Рублева III степени, Кавалер международного ордена «Благотворение» III степени, а также обладатель многих других почетных званий. Его работы выставлялись не только в России, но и в Азии, Европе и даже Америке. О его заслугах говорить долго. Поэтому мы и решили лично побеседовать с Александром в его мастерской.

 — Александр Евгеньевич,  Вы родились и учились в столице. Почему после учебы решили переехать на Дальний Восток?

— Вообще, мне хотелось уехать подальше от Москвы. К тому же, мой переезд был связан с моей деятельностью. В столице я учился на монументалиста, и в Благовещенске как раз нужен был такой человек. До меня здесь работал Александр Князев, мой  друг. Он переехал жить в Ленинград, а я занял его место. Благовещенск, природа этого места, здешние люди — все мне очень понравилось. Сейчас, положа руку на сердце, я могу сказать, что Благовещенск — моя Родина!  Именно здесь я состоялся как художник.

— Скажите, а с чего вы начинали в Приамурье?

— Так как по образованию я художник-монументалист, я украшал фасады некоторых зданий Благовещенска. Моими трудами украшены Дом быта «Элегант», здание «Амурской правды», ДК Профсоюзов, внутренний дворик ДОСААФ. Кроме того, я работал в Тынде и в Новобурейске. Именно с этого я и начинал. Еще писал пейзажи и натюрморты. А потом уже начал творить в своем собственном направлении — «оконопись».

— Александр Евгеньевич, как вы пришли к «оконописи»?

— Это было благословение свыше. У меня был сон, после которого и родилась оконопись. Она стала смыслом моей жизни! Это мое авторское направление. Благодаря ему, я и состоялся как художник. Понимаете, существует много направлений, и найти что-то новое очень сложно, особенно, когда речь идет о классике. Поначалу было очень сложно — многие критиковали. Но я упорный, я понимал, что делаю. Господь помогал мне. И я продолжал творить, я продолжал прославлять нашего Бога и наше Отечество. Позже люди стали одобрять мои работы. Организовывали выставки. Самые значительные были в Храме Христа спасителя в честь юбилея Патриарха Алексия II, оттуда работы отправили в Иерусалим. Вообще, в храме Христа Спасителя у меня было 3 выставки.

— А какая была самая значимая? 

— Самая важная из всех для меня была в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Я был первым художником, чьи работы там выставлялись при жизни. Это исключительный случай. Обычно работы мастеров туда попадают уже после их смерти.

— А где еще выставлялись Ваши работы и как к ним относятся люди?

— Во многих странах:  Америке, Чехии, Австрии, Израиле, Китае, Германии, на Кипре. Так сразу тяжело вспомнить. Отношение людей к моим работам самое хорошее! Им нравится, некоторые работы покупают, а главное ценят то, чем я занимаюсь. Например, в Чехии я был удостоен диплома Пражской Академии Художеств и награды императора Рудольфа II. С XVI века я стал третьим россиянином, кому выпала честь быть удостоенным такой высокой награды. Приятно, что люди ценят мой труд. Мои работы очень сильно понравились Патриарху Кипрскому Хризостому II. Он даже приобрел несколько работ. Многие покупают мои работы, многим я дарю.

— Думаю, читателям будет интересно узнать, сколько времени уходит на создание одно такого произведения? И как происходит создание?

— По времени могу сказать, что одного дня хватает для создания одной работы. А сюжеты...они приходят свыше. Я вижу образ и потом воплощаю его в красках. Некоторые работы украшаются золотом и серебром. Понимаете, золото и серебро — это  металлы, которые олицетворяют нетленность. Раньше, при написании икон, мастера использовали большое количество этих металлов. А для меня главное, чтобы металлы не мешали восприятию самой духовной сущности работы. Дело в том, что оконопись — это притчево-метафорическое искусство. Тут важны эмоции, нравственность, мораль.

 

— Извините за нескромный вопрос, а сколько стоила самая дорогая Ваша картина?

— Она стоила 35000$. Понимаете, для меня деньги это мерило отношений. Я учился живописи так же, как и любой другой человек учится чему–либо. Потом работает и зарабатывает себе на жизнь. Я учился писать картины, и это стало моим основным занятием в жизни. Нужно и любить искусство, и знать цену. Когда произведения приобретают, то это можно считать оценкой проделанного труда.

— Это интересно! Ваши работы выставлялись во многих странах. Вы художник, и наверняка объездили и посетили многие галереи, расскажите, где вам больше всего понравилось и что больше всего запомнилось?

— Действительно, я много где был: в Вене, в Дрездене, в Берлине, и знаете, мне везде понравилось! В каждой галерее есть какая-нибудь особенная работа. Например, в Дрездене это, несомненно, «Сикстинская Мадонна» Рафаэля. Потрясающее произведение искусства!  В Вене меня на меня особое впечатление произвели работы Брейгеля «Картины месяцев или времен года». В Берлине я был поражен работами итальянских мастеров: Боттичелли, Мантенья, Пьеро делла Франческа.

— Александр Евгеньевич, когда я звонил Вам первый раз по поводу интервью, вы были в Харбине на международной торгово-экономической ярмарке.  Расскажите, поподробнее об этом событии.

— В Харбин я ездил в составе делегации Российской Академии Художеств. Мы организовали там выставку работу наших русских художников. Были работы Сергея Горяева, моего друга Евгения Ромашко, Константина Петрова, Ревеля Федорова, наших классиков Обросова и Зверькова и многих других русских художников. В общем, 114 работ. Это было масштабное мероприятие. Там же меня наградили Золотой медалью Российской Академии Художеств. Это самая высшая награда для художника. 

— А на будущее какие планы?

— 25-го июня я лечу в Москву на выставку «Традиции и современности», которую организовывает Московский Общественный Фонд поддержки культуры и развития современного искусства. Потом там же пройдет выставка «Ars longa»,  а осенью,  уже в Благовещенске, пройдет выставка, посвященная «Амурской осени» и юбилею нашей области. Это будет совместная экспозиция художников, музейщиков и актеров, которые пишут картины.

— Давайте теперь поговорим о Благовещенске. Как человек опытный скажите, как у нас обстоят дела с искусством? Есть ли молодые мастера?

— У нас в Благовещенске как таковой школы нет. Есть Художественное училище. Там учат живописи, таланты появляются, но уезжают во Владивосток или Красноярск. В этих городах есть свои школы. Если говорить об АмГУ, то там учат дизайнеров, а это совсем другое. В БГПУ учат педагогов рисования и черчения, следовательно, уклон больше идет на педагогику. Сейчас мы с ректором БГПУ Юрием Сергиенко и Президентом Российской Академии Художеств Зурабом Церетели работаем над созданием отделения РАХ в Благовещенске.

Важно, чтобы были традиции, была школа. Нужен опытный наставник. Мало одного таланта. Это как с алмазом. Он сам по себе уже драгоценный камень, но в руках мастера он обретает истинную ценность. У нас если за несколько лет хоть один талантливый ученик попадется — это уже хорошо! Один из молодых талантов у нас это Алексей Сидоров, он резчик. Минувшей зимой взял Гран-при в Харбине по ледовым скульптурам. Обошел многих опытных мастеров.

— Давайте вернемся к началу нашего разговора. Вы сказали, что Благовещенск — это Ваша родина. Расскажите нашим читателям о своем любимом месте в этом городе. 

— Самое любимое — это моя мастерская. Это то место, где я творю. Здесь я чувствую себя защищенным именно духовно. Мне предлагали и другие места, но я отказался. Мне предлагали работать за границей, обещали золотые горы, и я все равно не согласился. Я решил остаться здесь. Я люблю это место. 

Второе любимое место — мой дом. Там моя семья, моя супруга, которая меня всегда поддерживает. Говорят, что счастье — это идти на работу и домой с одинаковым удовольствием. У меня так и получается. В Благовещенске я живу уже 29 лет, и мне никуда не хочется переезжать. Любимая работа, семья, дом — наверное, это те вещи, из-за которых я могу назвать этот город своей родиной.

— Александр Евгеньевич, вы много работаете, посещаете разные места, а как проводите свое свободное время, как любите отдыхать?

— Для меня отдых — это рыбалка и гитара. Я очень люблю рыбалку! Мы с друзьями любим ездить на Талакан ловить щуку. Я большой поклонник спиннинговой рыбалки. У меня уйма разных удилищ и снастей. Я такой по характеру человек, даже когда пишу. У меня всегда много холстов, масла и кистей на две жизни. Потому что если вдруг на меня снизойдет вдохновение — все должно быть под рукой и всего должно хватать.

Кроме того, что я художник, я еще автор и исполнитель собственных песен. У меня есть песни на стихи Тютчева, Есенина и Блока. Был у меня период, когда я глубоко погрузился в поэзию. Читал и учил наизусть. Позже сам исполнял. Потом даже и на мои песни писали свои варианты песен другие люди и артисты. 

— Александр Евгеньевич, может быть, вы пожелаете что-нибудь нашим читателям и жителям Благовещенска? 

— Знаете, я недавно стал интересоваться небом и стал писать его. Небо — это метафора. Художников много: кто-то писал горы, кто-то поля, кто-то леса, кто-то писал истории. Много лет я посвятил оконописи, и после всех этих лет я решил писать небо. Создание некоего образа между иконой и небом, небо это как разговор о душе и о Боге. Пусть люди обращают свой взор на небо, чаще улыбаются. Я хочу пожелать всем чистого, красивого, глубокого, а главное мирного неба над головой. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке