Близко к сердцу

6 февраля | 1502 0


За 29 лет она успела стать женой и мамой, открыть несколько магазинов, создать благотворительный фонд, запустить свои мастер-классы, получить 15-ть сертификатов и дипломов в сфере красоты и косметики (и это еще не предел). В планах запустить онлайн-школу и реализовать глобальные благотворительные проекты. 

Единственное, чем не обзавелась и не собирается – «стальной броней». Хотя люди когда-то говорили, что со временем таковая появится. MOJO поговорил с Эльвирой Юркевич о самом сокровенном...

ДРУГАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

– Эльвира, если смотреть на вас со стороны, то вы вызываете впечатление сильной и независимой женщины. Но есть же и другая сторона…

– Я стараюсь всегда улыбаться и быть в хорошем настроении. Если позволяю себе какие-то эмоции – не значит, что у меня все плохо. Такого в принципе не бывает. Это просто моменты, которые мне не безразличны. Например, не можем по благотворительному фонду закрыть сбор или вдруг умирает ребенок – тяжело переживаю и принимаю близко к сердцу. Или же когда обо мне делают выводы, не познакомившись лично или исходя из слухов – это не то, чтобы цепляет, вызывает скорее недопонимание. 

– А не все ли равно, что говорят незнакомые люди?

– Мне всегда не все равно на людей и их мнение. Касательно всего. Если говорить о критике, то стараюсь относиться к ней спокойно, но когда пишут, что делаю все только ради денег или переходят на личности… Хотя при этом понимаю, что таковые комментарии обо мне – мелочи, по сравнению с тем, с чем приходится сталкиваться в своих сферах занятости.

– Например?

– Ежегодно мы проводим акцию «Букет учителю», когда дети дарят педагогу вместо нескольких букетов один большой или по одному цветочку, а остальные деньги жертвуют на помощь определенному ребенку. Этой осенью одна женщина сильно обвиняла меня в комментариях, что я превратила праздник в траур. Сказала, что раньше дети шли с большими и красивыми букетами в школу, а теперь по одному цветку несут. Но ведь это акция добровольная. Кто хочет, тот принимает в ней участие.

А в 2017 году мы собирались помочь детскими вещами Малиновскому дому-интернату. Открыли сбор, о нем сообщили в новостях на одном из интернет-порталов. Мне тогда снова написала женщина, но уже другая. Требовала объяснить, на каком основании я вообще это делаю, ведь у детских домов есть государственное финансирование. И она же написала в прокуратуру жалобу на Малиновский дом-интернат. Была огромная суета. Приходилось приезжать на беседы в разные инстанции, чтобы доказать, что вся благотворительная помощь инициирована мной. Сами подумайте, в этом доме-интернате живут детки-инвалиды. Да, им выделяется государством, например, 2 кофточки и 2 маечки, но это же дети, которые пачкаются и их нужно во что-то переодевать. Поэтому мы решили оказать дополнительную помощь. Все, кстати,  разрешилось благополучно. Но это были такие нервы, что в 2018 году со своих личных денег покупала подарки детям-сиротам. Единственное, у нас есть в Благовещенске женский клуб «Бизнес-леди», и мы совместными усилиями купили еще стиральную машинку для Поярковского детского дома.

Если говорить о корейской косметике, то это ведь узкая специализация, и когда я открыла Keauty, то на нас написали жалобы в налоговую инспекцию и Роспотребнадзор. Все тоже обошлось. В прокуратуре, кстати, и узнала, кто жалобу написал. Сейчас с этими людьми в хороших отношениях. Мы поговорили, поняли, что не конкуренты друг другу и теперь не только поддерживаем общение, но и сотрудничаем.

– А как вообще относитесь к конкуренции?

– Всегда выступала за здоровую конкуренцию. Кто-то говорит, что я якобы ее боюсь и поливаю других грязью. Но это не так. Я живу в своем направлении, у меня свой мир и свои планы. И свободного времени не хватает порой даже на написание постов. Сталкивалась с тем, что обо мне говорят плохо в плане конкуренции. Но это происходило, когда я узнавала, что магазины продают бренды, права на которые выкуплены франшизой Keauty. Естественно, что буду отстаивать права франшизы и просить либо убрать продукцию с полок, либо заказывать ее у нас, официальных поставщиков. Никогда бы не подумала, что отстаивание своих законных прав – это повод говорить о человеке плохо.

О КОРЕЙСКОЙ КОСМЕТИКЕ

Все начиналось с привоза корейской косметики по заказу и переросло в первый франшизный магазин Keauty. Сейчас их 2 в Благовещнске и еще 1 в Белогорске.

– Несколько лет назад корейская косметика была диковинкой в нашем регионе, сейчас она довольно-таки распространена. Не боитесь, что спрос на нее упадет?

– Такого никогда не будет. Корейская косметика – это целая культура, которую корейцы развивают. Если бы они выпустили определенное количество брендов и все, то тогда люди могли сказать «Ну, неплохо, но я еще что-нибудь другое попробую». Поэтому практически каждый месяц появляются какие-то новинки, вплоть до новых брендов. Отсюда и нескончаемый интерес у людей. А если еще и все правильно подобрано и виден результат, то естественно он усиливается. Да и вообще, если бы интерес к корейской косметике падал, то производители не переманивали к себе корейцев для работы над именитыми брендами.

– Практически в каждом масс-маркете есть полки с корейской косметикой. И стоит она в два, а то и три раза дешевле, чем в профильных магазинах. Не проще ли купить патчи для глаз малоизвестной фирмы за 300 рублей, чем отдавать от 700 рублей и выше в магазинах корейской косметики?

– Как в малоизвестных брендах есть хорошие продукты, так и в известных имеются не очень удачные. Но есть косметика, которая априори не может стоить дешево. Например, гидрогелиевые патчи. Когда ко мне приходят и говорят, что где-то купили их за 300-400 рублей, то прошу представить, какие там компоненты в составе за эти самые деньги. Как правило, в масс-маркетах выделяют полку под корейскую косметику, чтобы просто была. И даже вникать не будут для чего она, какого качества. Почему в основном появляется отрицание корейской косметики? Потому что или неправильно подобрали себе продукт, или попался некачественный. 

А вообще в масс-маркетах чаще всего продают малоизвестные бренды, потому что права на все самые хорошие и ходовые уже выкуплены. Есть, конечно, масс-маркеты, которые продают хорошие бренды и дешевле, чем в корейских магазинах в России. Но это только потому что работают на поток и ставят накрутку в 10-20 рублей. Им этого достаточно, так как идет сопутствующим товаром. Мы же стараемся не привозить в Keauty бренды, которые есть в других магазинах.

– Исходя из опыта, какая часто совершаемая ошибка у женщин и молодых девушек, приходящих к вам?

– Это неправильный подбор уходовых продуктов или же попытка ими решить последствия, вызванные какими-то проблемами в организме. Если я вижу, что мы можем помочь человеку при помощи косметики – мы помогаем, а если нет, то даю рекомендации к какому врачу или косметологу стоило бы обратиться. Пользоваться советами или нет – выбор каждого. Провожу все свои консультации абсолютно бесплатно. У меня сейчас запись на два месяца вперед. 50% пришедших на нее по итогу уходят с пустыми руками, так как им изначально нужно решить проблему внутри организма.

К сожалению, некоторые специалисты лечат только свою проблему, не обращая внимание на что-то другое. Была ситуация, когда пришла на консультацию девочка, а у нее все лицо в высыпаниях. Выяснилось, что были гинекологические проблемы – киста. Спросила, что говорит гинеколог, у которого она обследуется каждые полгода. Ответила «Ничего». Хотя девушка спрашивала по поводу кожи. Ее даже элементарно не направили в плане проверки организма и не порекомендовали к какому врачу обратиться. Получается, гинеколог со своей задачей справилась, а дальше – иди с багровым лицом. Вот так вот. И пытаются потом наши девушки «залечить» проблемы косметикой...

«ОТКРЫТАЯ ЛАДОНЬ»

– Как давно занимаетесь благотворительностью и для чего вам это? 

– Ею занимаюсь давно. А сам фонд «Открытая ладонь» появился в 2015 году. До этого была обычная волонтерская деятельность. Начала ее, когда зарегистрировалась на информационном форуме «БлагМама». Там постоянно кому-то нужна была помощь. Тогда я и поняла, что мне нравится помогать людям. И в 2015 году появился мой благотворительный фонд, ведь без бумажки ты – букашка. Плюс, мне хотелось, чтобы моя благотворительная деятельность велась официально. Не хочу, как другие, собирать просто на карту и там непонятно, полностью ли человек отдал сумму на благотворительность или нет. Ведь никакой отчетности. А у меня все открыто и прозрачно. Любой желающий может запросить нашу бухгалтерию.

– Исходя из опыта, люди стали отзывчивее или же наоборот?

– Время появления фонда отличается от нынешнего. Сейчас люди стали более безразличны к бедам других. Они вот покивают головой, скажут «Как жалко» и все. Даже если просто  обратить внимание на динамику сборов: их стало меньше. То ли люди устали, то ли перестали доверять. Но при этом у них времени появилось больше, чтобы писать плохие комментарии, нежели сделать реально что-то хорошее. 

Остро стоит проблема в плане поддержки фонда со стороны окружающих. Есть хорошие и отзывчивые люди, но их мало. Например, руководство «Ням-ням» позволило нам поставить ящики для сбора денег. Управление по делам молодежи помогает в проведении благотворительных мероприятий. Но основную работу я проделываю одна, так как волонтеров найти очень тяжело. У нас был случай, когда в «День семьи, любви и верности» решили провести на набережной мероприятие. Мы искали волонтеров, нашли с трудом двух, которые по итогу не пришли. 

Те же уроки доброты в школах… мне приходится на время оставлять основную свою работу и вести по 7-8 уроков в первую и вторую смены. Этой осенью было столько желающих, что все растянулось до ноября. Когда говорят «найди волонтеров», то это проще на словах. Во-первых, где их взять? Желающих нет. Во-вторых, кто сможет также качественно и душевно донести информацию до детей, как это делаю я? Я уже с ними работаю, их знаю. 

От лица фонда мне хочется делать более глобальные вещи, но все упирается в возможности: например, не все, к кому обращаемся даже с вопросами, идут на контакт. Вот сейчас пытаемся создать социальный приют для женщин, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях. А конкретно, чтобы была этакая реабилитация для родивших мамочек. Знаю, что существуют гранты, по которым его можно реализовать, но я элементарно не понимаю, что нужно, чтобы его получить.

А вообще сейчас стало модно помогать людям и громогласно об этом везде заявлять. Когда к таким людям обращаешься с «Давайте делать это вместе?», то зачастую слышишь ответ: «А зачем? Мне и одному удобно». Вот и не понимаешь, человек пиарится на помощи других? а если нет, то почему так рвясь помогать, отказывается от возможности сделать большее при помощи второго человека? 

Как-то увидела пост, в котором говорилось, что одной семье требуется помощь. Прошу контакты этой семьи, а мне отвечают: «Вы все нам передайте, а мы уже сами доставим». Но почему мне нельзя с ней познакомиться?  Может, я смогу взять ее на патронаж и постоянно чем-то помогать. Для меня всегда важно живое общение, а не просто взять и перевести деньги. Мне важно познакомиться с людьми, понять их проблему и как ее решить. Может, кому-то из них нужна не просто финансовая помощь, а помощь в поиске подработки, чтобы социально адаптироваться. 

Да, я показываю какую-то часть из того, что делаю. Это для демонстрации деятельности фонда «Открытая ладонь». О большей части мы умалчиваем, так как не помогаем ради какой-то славы.

– Кто-нибудь пытался воспользоваться возможностями фонда не по назначению?

– Как-то мне позвонил один волонтер и спросил, как мы осуществляем сбор средств. Я объяснила по какому принципу работаем: у нас все четко и прозрачно. Он предложил помогать собирать деньги от лица нашего фонда, а потом их передавать нам. Я отказалась. Зачем мне это? 

Была ситуация, когда на улице возле «Амурской Ярмарки» люди ходили с символикой нашего фонда и собирали деньги. Мы, к сожалению, не успели их поймать. Видимо, опубликованные новости спугнули. Нам люди присылали фотографии и жаловались, поэтому пришлось опубликовать, что это не мы. У нас нет уличных волонтеров. 

В прошлом году на Новый год в «Островах» вскрыли наш ящик, предназначенный для благотворительности, и украли все деньги. Я несколько месяцев ходила и в прокуратуру, и в полицию. Дело так и не возбудили, и никого искать не стали. Мне задавали вопрос: «Оно вам надо? Это же не ваши деньги». Да, это не мои. Но они предназначались на лечение детей, а там сумма была около 20 тысяч рублей! И все знают, что в плане сборов важна каждая копейка. Пинали это дело от одного следователя к другому. В итоге ничего так и не сделали.

– Какая история оставила большой след в душе после себя?

– Одной маленькой девочке врачи не могли долго поставить диагноз. Я с ней общалась, приезжала в больницу, где она наблюдалась. Нам удалось выбить ей квоту, чтобы отправить в Москву в клинику Бурденко. Ее там пролечили какое-то время, пообещав, что все будет хорошо. Но потом пришли врачи и сказали собирать вещи, так как больше ничего не могут сделать. И когда семья вернулась в Благовещенск, девочка на руках у мамы умерла в день ее рождения. Хорошо помню тот день, так как это была самая первая смерть у нас в фонде. Я плакала, говорила, что больше не буду этим заниматься. Мне казалось, что это я виновата. Муж говорил: «Ты здесь причем? Мы сделали, что могли». А мне казалось, что мы могли бы попробовать договориться отправить куда-то в другую страну… Это был переломный момент, после которого хотела все бросить. А потом ко мне обратился мой одноклассник за помощью – Никита Дымов. И я, думаю, что тогда это был знак, что нужно продолжать этим заниматься, несмотря ни на что. Нужно найти в себе какие-то силы.

Мне хоть и говорили «Ты обрастешь броней со временем, будешь на все спокойно смотреть, не станешь так переживать». Но – нет.  Уже четвертый год пошел, и я не обрастаю никакой броней, также за всех переживаю. И мы никогда не бросаем семьи, которым уже помогли. В этом году, например, всех поздравили с Новым годом: пригласили Деда Мороза со Снегурочкой, купили подарки. Нам важно показать, что мы помним про каждого и готовы всегда поддержать.

– А если  говорить о победных моментах?

– У нас их все-таки больше. В основном наши сборы проходят успешно, и мы отправляем деток на лечение или реабилитацию. Я рада, что могу им помочь хотя бы так. Люблю приезжать в детские дома. В феврале поеду в Поярковский. Там есть девочка Аня, она выпускается в этом году. Повезем ей платье и платья девочкам, которые выпускаются из садика.

О ДОСТИЖЕНИЯХ И ПЛАНАХ

– Эльвира, как думаете, достигли для себя запланированного уровня развития в своих сферах или еще в процессе?

– У меня никогда не будет конечной планки. Мне всегда нужен рост. Во всем. Муж часто говорит: «Ты когда-нибудь остановишься и передохнешь?». Понимаете, я человек такой. У меня в голове всегда должен быть план. Если сейчас я буду сидеть и знать, что у меня не предстоит в ближайшее время никакого мероприятия, то жизнь покажется пустой. 

– Муж от вашей активности не устает?

– Мы, наверное, идеально подходим друг другу. Он у меня спокойный, а я очень активная. Он охлаждает и сглаживает какие-то моменты. И для меня всегда важна его поддержка и моей семьи. Чтобы кто-то сказал из родных «Эля остановись, хватит» – нет, такого не будет.

– Где-то год назад ваш муж работал на Сахалине. Все осталось без изменений: семья не воссоединилась вместе в одном городе?

– Пока еще нет, но это не мешает проводить нам много времени вместе. 

– Легко ли удается с руководителя на работе переключиться в роль жены и мамы дома?

– Если честно, у меня вообще с этим никогда проблем не возникало. Все как-то гладко. Мы с мужем можем повздорить, но это пустячные моменты и не на фоне моего неумения переключаться. Дома у нас руководитель – мой муж. С ним я всегда чувствую себя женщиной. Он при необходимости меня пожалеет или приободрит. Рядом с ним мне не обязательно быть железным руководителем.

– Какие дальнейшие планы?

– Учеба, в том числе и в Корее. Всегда жду этого события с нетерпением. Хочу расширить Keauty в Благовещенске, но для этого нужно помещение. Может, в островах расширимся или «зайдем» в новый торговый центр, если таковой появится. В планах запуск онлайн-школы «Эльвиры Юркевич», в которой научат разбираться в корейской косметике. В ней могут обучаться все: начиная от продавцов корейских магазинов и заканчивая обычными покупателями.

В феврале стартует мой мастер-класс, который многие ждут. Запись на него закрылась очень быстро. Те, кто не успели, попросили сделать больше мест, но я ищу не выгоду, мне важно провести его качественно. Поэтому набрала то количество, с которым я могу работать и уделить внимание всем. Хочу открыть магазины Keauty во Владивостоке. Сейчас ищем помещение. Но проблему создаст черный рынок: там практически каждая вторая домохозяйка торгует корейской косметикой. Еще хочу выпустить свою линию косметики, есть уже название. Это будет очень качественный продукт. И через 1.5 года по плану отправлять ребенка в школу. Многие даже шутят «В каком городе пойдете?». У меня же разъезды… В общем, есть еще время подумать.


Магазин корейской косметики Keauty:

Тел.: 525-000, WA 89143986023

Благовещенск: ТРЦ «Острова», 2 этаж, район Эйфелевой башни; ТЦ «Небесный», 2 этаж, сек 242/1

Белогорск: ТЦ «Фламинго»

Благотворительный фонд «Открытая ладонь»:

Благовещенск, ул. Комсомольская, 52

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке