«Че мучаешь, усыпи его!»

24 августа, 2018 | 1628 0

Последние годы слово «Спинальник» встречается в социальных сетях чаще. Его применяют к животным с заболеваниями, ограничивающими или сковывающими ходьбу. В крупных городах России открываются реабилитационные центры для спинальников, а также мастерские по изготовлению инвалидных колясочек для животных. Тогда как в Благовещенске практически нет условий для более-менее комфортной жизни людей-инвалидов. Чего уж там говорить о животных. Но если в первых перестали тыкать пальцем, то во вторых только начали.

Татьяна Сиренко знает об этом не понаслышке: в июле 2017 года она подобрала в гаражных массивах щенка с травмами задних лап и при помощи местных ветеринарных врачей учила его заново ходить. Чего это стоило – девушка рассказала MOJO.

«Я ХОТЕЛА СОВЕРШИТЬ ПОДВИГ»

– Человек с ограниченными возможностями требует очень много внимания и времени. Куда проще, если он более-менее самостоятелен. А тут собака-инвалид... Может, жестоко, но почему не усыпили ее?

– Было несколько причин. Во-первых, врачи сказали, что у Тима есть шанс пойти самостоятельно, так как была сохранена чувствительность в лапах. А во-вторых, я слышала, что собаки-инвалиды могут передвигаться на специальных колясочках, и это не так уж страшно. Отнимать жизнь из страха трудностей – неправильно. Надо сначала попробовать максимально все сделать, а потом только выбирать – сдаваться или нет.

И если касаться вопроса самостоятельности, то, знаете, посмотрев на инвалидов – раньше приходилось с ними сталкиваться – и вот живя с особенной такой собакой, могу сказать, что Тим намного самостоятельнее. А еще он меньше переживает из-за своих лап. Животные быстро привыкают к текущему положению дел, что с одной стороны хорошо – они не мучаются моральными страданиями. Но одновременно с этим есть свои минусы в плане реабилитации. 

– Какие?

– У собак быстро вырабатываются привычки. Если они вредные – перебарывать их трудно. Сама реабилитация тоже непростое дело. Первое время приходилось часто посещать ветеринарные клиники, консультироваться с врачами. Было медикаментозное лечение. В связи с травмой у спинальников зачастую неправильно работают мочевой и жкт, от чего собака не может справить нужду самостоятельно. Приходится ей помогать. Также делали массажи и общую гимнастику на разгибание и сгибание всех суставов. Массажи продолжаем делать и сейчас. Было плавание: набирали в ванну воду и за вкусняшку заставляли Тима ходить туда-обратно, чтобы выполнял шагательные движения. Дико не любил это занятие. Использовала в его реабилитации все подручные средства, даже человеческие спортивные снаряды для гимнастики и фитнеса. Но самое главное – мы много ходили, я заставляла его это делать. Иногда даже просто руками переставляя его задние лапы. В общем, чтобы поставить Тимошу на ноги, у меня ушел почти год.

– А на продолжительность его жизни травма как-то повлияла?

– Наши местные врачи, которые вели Тима, консультировались с врачами из московских и питерских реабилитационных центров для животных. Предварительно ставили страшные диагнозы, приводящие к отмиранию мышц, параличу и потом смерти. Пришлось сделать специальные анализы. Диагноз, к счастью, не подтвердился. Тогда питерские врачи рассказали, что у немецких овчарок и их помесей случаются такие проблемы с лапами с рождения или после травм, и они никак не влияют не продолжительность жизни. Тим, как вы заметили, похож на помесь овчарки.

– В какой момент были готовы опустить руки?

– На самом деле об этом тяжело говорить. Год выдался нелегким. Руки опускались очень часто. Изначально я взялась за Тима с воодушевлением. Хотела совершить подвиг, восстановив собаку.  В интернете прочитала, что это реально. Но по факту столкнулась с такими нюансами, о которых мало кто говорит. Я промолчу про бытовые моменты, когда необходимо делать регулярную уборку дома: полы мою на 2-3 раза, так как Тим отказывается носить подгузники, а с туалетом у спинальников есть свои проблемы. Но уборка – мелочи. Внутренние терзания, с которыми сталкивается неподготовленный человек, вынести сложно. Особенно если ты живешь где-нибудь на окраине страны… Хорошо в Питере и Москве – там есть реабилитационные центры, а у нас хороших врачей, специализирующихся на животных-инвалидах, мало. 

Когда лапы у Тима начали выворачиваться в суставах – тогда руки опустились окончательно. Было страшно наблюдать за необратимыми изменениями. Одолевали страхи, что на самом деле можно что-то сделать, но в Благовещенске нет для этого возможностей. Еще накручивала себе «А что если процесс не остановится и пойдет в мышцы дальше?». Вытянула из этого состояния поддержка близких и незнакомых людей. Финансово тоже было очень тяжело…

– Кто помогал решать денежные вопросы?

– До принятия решения, что собака становится полноправным членом моей семьи, принимала помощь от людей. Был объявлен денежный сбор на лечение и реабилитацию Тима. Помогали не только из Благовещенска, но и других городов России, а также из других стран. Теперь же все затраты мои личные, так как собака тоже моя личная.

ЖИЗНЬ ПО РАСПИСАНИЮ

– Правильно поняла, что изначально планировали пристроить Тима в другие руки?

– Я хотела его реабилитировать, а потом найти хозяев, но так получилось, что он прижился и стал своим.  Да и столько сил вложила в реабилитацию… Жалко было отдавать все это в чужие руки. Поэтому приняла решение оставить себе. Тяжелое решение на самом деле. У меня три собаки и обеспечивать им комфортное проживание и хорошее питание – трудный и дорогой процесс. А содержать как попало я не могу.

– Как изменилась ваша жизнь с появлением собаки-инвалида?

– Четкий график – это первое, что ввела в свою жизнь. Теперь у меня по определенному времени подъем, уборка квартиры, занятия с Тимом, а именно массаж и прогулка. Вечер тоже по графику: прогулка, уборка, упражнения. Это четкое расписание, которое никогда не меняю и всегда соблюдаю. Так мы с Тимом выработали определенные привычки. Фишка в том, что собаки вообще любят режим и тогда в некоторых моментах им и владельцам становится проще. Например, все тот же вопрос туалета легко решается четким расписанием выгула. И даже Тим почти научился терпеть до прогулки. А для спинальника это невероятный подвиг. 

– Глядя на то, как он ходит, едва справлюсь с желанием взять и помочь ему… 

– Я с этим ощущением боролась долго. А потом привыкла. Теперь только слежу, чтобы правильно лапы при ходьбе ставил.

– Ему не больно, когда ходит?

– Нет. Только когда он кожу стирает на пальчиках.  

– Не думали о ботиночках ему на лапки?

– У нас есть. И периодически он их носит. Но хватает на одну-две прогулки. Быстро стираются и рвутся. 

ЖАЛОСТЬ ПРОЧЬ!

Разговор прерывает малыш лет 6-ти, спросивший разрешения дать собаке сосиску. Татьяна вежливо попросила этого не делать, и он ушел.

– И вот, да, в Благовещенске – я считаю это недостатком – все обращают внимание на Тима и начинают его жалеть. Но зачем? Он довольный и счастливый пес. Лучше направить свою жалость на собаку или кошку, которые в этом реально нуждаются. А у нас все и так хорошо. Первое время, когда Тим только реабилитировался и начал передвигаться в коляске, на нас очень часто обращали внимание, тыкали пальцами. Люди задавались вопросами: «Что у него с лапами?». Да ничего, в суставах вывернуты. Порой посторонние советовали Тима усыпить. Одна женщина мне в лицо сказала: «Че мучаешь? Усыпи его! Видишь, он у тебя не ходит?». И что? Теперь ходит и даже бегает. Сейчас многие из нашего двора отмечают, что Тим обходится без колеснички – мне очень нравится такое название инвалидной коляски для животных – и что они рады видеть его таким. Вот это приятно. 

Слышала, что в Благовещенске есть еще одна собака, которая передвигается при помощи колеснички. Но ее особо не выводят в люди. А это на самом деле плохо, потому что общество должно знать, что, да, есть и такие животные. И они счастливы. А еще общество должно понимать, что если ваш питомец получил травму и не может ходить как раньше, то усыплять его только потому что нет времени заниматься им – неправильно. У нас в больших городах к животным-инвалидам относятся более лояльно. За границей так вообще это считается нормой, а в инстаграме даже есть аккаунт, где рассказывают про коз на колесничках.  

– Трудно было достать колясочку для Тима?

– Не совсем. Изначально планировали подождать, когда он подрастет, а потом сделать замеры и заказать через интернет из другого города. Но нас выручил местный умелец, который из обычных детских колясок делает коляски для спинальников. 

– Сейчас модно/востребовано, если чего-то добился - заводить блог и рассказывать о своем опыте. Почему вы этим не занялись? 

– Я придерживаюсь такой позиции: прежде чем кого-то чему-то учить – нужно в этом хоть немножко разбираться. Мой опыт не самый сложный и уникальный. Я, не имея ветеринарного образования, не могу навязывать людями свои методы по восстановлению собаки.  Для этого есть специально обученные люди. Я лишь могу дать пару советов, но с условием, что обязательно будет консультация профессиональных врачей. А вот у Тима есть своя страничка в инстаграме. Мы пока ее на время прекратили вести, но в ближайшее время продолжим. И планируем сделать небольшой видеоролик о том, через что он прошел. Не уверена, конечно, что это интересно кому-то, но все же...

О РАБОТЕ И ДАЛЬНЕЙШИХ ПЛАНАХ

– А кем вы работаете?

– Я дизайнер. Параллельно занимаюсь фотосъемкой как породных животных, так и семейными фотосессиями с домашними питомцами. 

– Чем отличается фотосъемка животных от фотосъемки людей?

– Другая специфика. Вот чтобы правильно фотографировать собаку нужно самое элементарное – делать это с ее уровня. Желательно разбираться в анатомических особенностях пород, чтобы даже при съемке сверху или снизу не изуродовать экстерьер собаки. Плюс, в фотосъемке с животными необходим человек, который будет привлекать их внимание. Потому что им не объяснить, как встать, если они специально не обучены. И уложиться желательно в час, так как животные быстро устают и теряют интерес. Хотя есть и те, кто может работать несколько часов увлеченно, но это обычно собаки, привыкшие к фотосессиям.

– У нас это востребовано?

– Да. В Благовещенске нет хороших фотографов-анималистов, хотя это достаточно интересная ниша. Удивительно, что она до сих пор не занята. Очень много людей, кто занимается разведением собак, желают иметь красивые фото своих питомцев и их потомства. Ведь красивое фото – это хорошие продажи. 

– Слышала, что вы планировали открыть фотостудию для животных. 

– Да, но это было 6 лет назад. Так получилось, что ушла  работать в сферу культуры, поэтому идея заморозилась. Сейчас в планах ее все же реализовать. Это требует крупных затрат на просторное помещение и хорошее оборудование. Пока просчитываю все. Надеюсь, за зиму получится открыться. А Тим станет символом студии. Ради него по сути все и делается. Но фотосъемки животных не прекращаю. В планах также заняться благотворительностью: делать фотографии бездомных для поиска потенциальных хозяев.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке