Человек двух стран

29 июля | 3603 0

Больше трех лет назад MOJO брал одно из первых своих интервью. Это был разговор с семьей экс-благовещенцев Лемешенко, которые успешно жили в Новой Зеландии и ждали ребенка. Мы решили узнать, что нового произошло в жизни мужской части бывшего дуэта. Фотограф Максим Лемешенко рассказал нам о рождении дочери, собственном бизнесе, получении второго паспорта и многом другом.

Про паспорт

— Читала прошлое интервью. Мне показалось, что тогда ты был счастливым человеком, живя в Новой Зеландии. Ситуация изменилась?
— Сейчас шел и думал, о чем можно рассказать (смеется). В жизни очень много изменений произошло. К примеру, с тех пор я получил гражданство. Теперь у меня есть второй паспорт. Но я еще не ощутил прелестей от его обладания. Это как велосипед, который ты хотел давным-давно, купил, но он стоит в гараже, потому что зима. Не попробовал никуда съездить пока.

— А какие в самой стране это преимущества дает?
— По сравнению с перманентной резиденцией — никаких. Но зато ты можешь ездить, как новозеландец, без традиционной мороки с визой. Правда, сюда я приехал по русскому паспорту, потому что еще до конца не понимаю всех нюансов.

 

— Так и какие планы по поводу использования этого паспорта?
— Только в прошлом году я понял, что мне нравится путешествовать. Делать это в самой Новой Зеландии у меня не получалось. Пару раз пробовал, но времени не было. Ребенок родился — работать нужно было. Я начал пробовать выбираться в небольшие походы с другом — пляжи, горы, озера. В ближайшее время планирую заниматься этим гораздо больше, так что пока путешествовать буду по НЗ. Там и друзья приедут зимой. Надеюсь, поедем в небольшой тур.

— Лазить по горам в НЗ и в России — это разные вещи?
— Одинаково приятно. Просто я не вкусил ни того, ни другого. Я немного полазил по горам в Сочи — мне понравилось. А в НЗ столько туристических маршрутов и достопримечательностей, ради которых туда едут. Я же там 10 лет прожил, но посмотрел лишь малый процент. Надо наверстывать. Плюс продвигать свой «Инстаграм». Чтобы это делать, нужны либо красивые девочки, либо еда, либо красивые виды. С красивыми видами можно его сделать популярнее. Так что совмещу приятное с полезным.
 

— За эти три года ты еще какие-нибудь достоинства жизни в другой стране ощутил? Окончательно понял, что не прогадал?
— Нет, наверное. Это уже привычное место жительства для меня. 

Про бизнес

— Знаю, что все эти годы ты развивал собственный бизнес. Как успехи?
— Там это легко почему-то. Легко основать компанию, легко платить налоги. Начал я с того, что снимал для подобного «Амурнету» сайта мероприятия. Потом он «умер», и мне пришлось искать новых клиентов. Вернее, убеждать их, что мне нужно платить деньги лично мне, а не сайту. Сначала не получалось. Мне даже пришлось пойти поработать продавцом в магазине, который торговал техникой Apple. Правда, он через полгода закрылся.

— Может показаться, что работа продавцом для успешного фотографа из Благовещенска.
— Сайт закрылся, жена через месяц забеременела. Мне пришлось каким угодно способом зарабатывать деньги. Для меня это не стало проблемой. Зато у меня было время подумать о том, насколько  бесполезно я трачу свое время в этом магазине. Это была пауза, повод собраться с мыслями, определиться с мотивацией. Через несколько месяцев я полностью перешел на собственный бизнес.

 

— Слишком трудно было на первом этапе?
— Вначале это были штучные клиенты. Например, я делал фотографии для них, а они спрашивали — могу ли я делать видео. Я соглашался, пробовал. Начало получаться. Они приходили еще и еще. Так, маленькими шажками и набирал клиентуру.

— Если я правильно понимаю, тебе доверяли, несмотря на то, что у тебя мало опыта в съемке видео?
— Мне кажется, это одна из особенностей новозеландского бизнеса. Там многое завязано на отношениях. Если у тебя есть знакомый, который тебе хорошо делает что-то, то ты возвращаешься к нему. 

В свое время директор сайта, для которого я снимал мероприятия, предложил видео поснимать. Я просто делал фотографии, а потом снимал небольшой кусочек видео. Скидывал им, даже не смотрел, что получилось. 

А однажды я снимал для бренда, и меня попросили сделать короткое стайлинг-видео с моделью, которая показывает на камеру шмотки и говорит. Я две минуты подержал камеру, снял, нарезал. Потом ко мне пришел клиент побольше. Показал это видео, сказал, что им понравилось, попросил что-то подобное. Снимали 2 часа, смонтировали на 6 минут — это и был первый полноценный опыт.

 
Когда сайт загнулся, пришли люди с мероприятиями — я их все еще снимал. Тоже просили делать видео. Почему бы не попробовать? Так и начало что-то получаться. Качество и стиль клиентам нравились. Вот и приходят до сих пор (улыбается). 

У фотографа-фрилансера не получится завести крупного клиента, чтобы он тебя обеспечивал заказами. Обычно, твой доход — это много мелких клиентов, которые к тебе возвращаются.

Еще я снимаю в музее Окленда. Мероприятия, выставки, «предметка» — еще одна статья доходов, причем очень хорошая.
 

— И моделей фотографируешь?
— Интересно и удобно, когда съемка с девушкой проходит на твоих условиях, то есть, она — не коммерческая. Время, идею — все определяешь сам. Это больше для себя. Сторонний проект, который я хочу перенести на футболки (имеются в виду принты с изображением моделей). Это уже третья партия, которую я делаю. Пока определяю лучшее качество. Эта (показывает на свою), к сожалению, не удалась, поэтому я ее ношу сам (улыбается).

Идею с футболками я вынашиваю уже года три. Она упиралась в то, что я не мог найти удобный для себя способ их производства. Классический метод (печать партиями) мне не подходил. Сейчас я нашел сервис, который мне печатает футболки штучно, на заказ. Как только заказывают — ее печатают. У меня есть аккаунт на специальном сайте. Там все мои дизайны. Этот аккаунт можно оформить в магазин, сделать его публичным, а люди просто зайду и закажут то, что захотят.

 

Я буду только продавать дизайн, устанавливая цену, а сайт будет заниматься всем — и печатью, и доставкой. Пока футболки я не продаю, только дарю (корреспондент футболки не получил — прим. авт.). Я не открою магазин, пока не протестирую полностью всю печать и не получу все релизы (договор между моделью, фотографом и свидетелем, дающий право на публикацию фотографий — прим. авт.) от девушек.

Про семью

— Как поменялась жизнь с появлением ребенка?
— Кардинально. Все, что ты делал и как делал до рождения малыша, ты не будешь делать также. Больше ответственности, больше мотивации любой ценой заработать денег.

— Читала интервью, где у семьи появился ребенок, но мать не сидела с ним дома, а отец не зарабатывал деньги днем и ночью. Они воспитывают его как-то по новому — берут с собой на работу, на различные вечеринки и т.п. И родителям в кайф, и ребенок неплохой растет.
— Либо, как Тихомиров со своей женщиной. Русский фотограф полетел в Америку, подружился с Джеем Альваресом и его девушкой Алексис Ран (мегапопулярные «инстаграмеры» — прим. авт.). Все видео с ними Тихомиров снимал. Сейчас у него появился ребенок, но они продолжают путешествовать, везде гулять. Экстремальная семья.

У нас было не так. Мы как-то сразу привязались к семейному гнезду. Сейчас становится проще, потому что Оливия подросла, с ней надо куда-то ходить, разговаривать. У нее самый клевый возраст — она уже понимает, но не задает слишком много вопросов.

— Сейчас она в Благовещенске?
— Со мной, бабушкой и дедушкой. Потом я ее отвезу в Москву к маме, а сам улечу в НЗ.

— Ты бы предпочел, чтобы ребенок остался с тобой?
— Конечно, я хочу проводить с ней больше времени, хочу, чтобы она была рядом, но в данной ситуации, так как она девочка, ей гораздо лучше будет с мамой. А я постараюсь делать все, чтобы видеть ее чаще. Моя работа — в НЗ. Все бросить там и переехать сюда — глупо, наверное.

 

— Будешь видеться с ней раз в полгода?
— В идеале — да. Еще лучше, если буду приезжать на более продолжительный срок сюда. Но это пока в планах. В этот раз все получилось. Я на целый месяц здесь. Когда мы не рядом, то созваниваемся по «Скайпу». Я стараюсь не пропадать из жизни, общаться. Сложная и тяжелая тема, но я стараюсь делать все, что от меня зависит.

— Ты чувствуешь себя идеальным отцом?
— Ну, я стараюсь (смеется). Стараюсь быть клевым папой. Может, когда она подрастет, это будет получаться лучше. Сейчас она пока не все понимает, что я хочу сделать. Например, я снимаю ее, а она убегает, поэтому мне приходится тщательно ловить эти моменты. Тем более, она научилась защите от папарации — закрывается рукой и говорит: «Не фотографировать».

— Ребенку не лучше было бы жить в НЗ, чем в России?
— Возможно. Приходится разбираться с той семейной ситуацией, которая сейчас сложилась, малой кровью. За последние несколько месяцев было потрачено много нервов, проведено много разговоров. В конце концов, мы пришли к компромиссу — лучше худой мир и нормальные отношение, чем хорошая война. В таких ситуациях ребенок становится оружием, которое друг против друга используют. Оливии лучше явно не станет. Пускай она растет счастливой, зная, что у нее и папа есть, и мама, чем ее будут перетягивать на свою сторону.

Про остальное

— Что должно случиться, чтобы ты вернулся сюда?
— В лотерею выиграю. Чтобы у меня не было причин быть привязанным к бизнесу и работе в НЗ. Если будет много денег, останусь. Моя цель — это придумать что-то, что позволить мне зарабатывать, не будучи привязанным к месту проживания. Магазин футболок — один из таких мелких проектов.
 

— То есть, жизни в России не исключаешь?
— Новозеландский паспорт у меня есть. Цель выполнена, теперь можно даже в России пожить (улыбается). Друзья зовут в Москву поработать. Пока не знаю, чем там заниматься. Может, в этом или следующем году съезжу, посмотрю, какие есть варианты. В планах — стать кем-то вроде международного фотографа. Работать сезон там, потом приезжать в Россию работать, либо путешествовать.

— Что может с ходу не понравиться благовещенцу, который приехал в НЗ?
— Москвичи считают НЗ маленькой и скучной страной, потому что нет большого рынка развлечений, клубов андеграундной музыки. Здесь, правда, уже тоже нет ничего такого, так что тяжело сказать. Цены не понравятся (смеется). 

В Благовещенске, кстати, очень выгодное такси. Дешевле, чем проезд на автобусе в НЗ. Мне как-то билет на самолет до Окленда обошелся дешевле, чем такси из аэропорта до центра Окленда.
 

— Европа, Америка, Запад России — все эти территории фигурируют в новостях, постоянно на слуху. А НЗ как будто вне информационного пространства. Тебе не кажется, что ты вдали от центра мира?
— Это плохо для тех, кто любит быть в центре внимания. Моя сестра, приехавшая из Шанхая, спросила: «Что это за деревня вообще?» Но удаленность НЗ от всех — это и плюс. Там нет нефти, поэтому туда не привезут демократию (смеется). Там безъядерная зона. Своих проблем, правда, тоже хватает — рынок жилья тревожит очень многих. 

Знаешь, с интернетом я не чувствую себя в стороне. Кстати, новозеландские сайты — это хохма. Новостями становится абсолютно все. Мелкие происшествия попадают на главную. Россия крупнее, тут гораздо больше таких дурацких новостных сайтов, в общей массе они теряются. А у нас в НЗ один из основных новостных порталов делает новости из ничего (как раз на днях автор материала наткнулся на новость о лошадиной голове, набитой кокаином и выброшенной на берег — прим. ред.).

— У нас в городе тоже такое есть. Ты сказал: «У нас…» Ты стал новозеландцем?
— Не думаю. Но когда узнают, сколько я там прожил, называют «Киви». Киви — символ Новой Зеландии. Я до сих пор чувствую себя человеком двух стран, читаю много российских новостей, общаюсь по-русски со всеми.

— И напоследок. Ты как-то участвуешь в жизни Окленда?
— Когда ты получаешь резиденцию, у тебя появляется право голосовать. Мы голосовали на выборах в парламент. А еще голосовали на референдуме о смене государственного флага. Его не поменяли, но мы хотели (улыбается).

За отличные фотографии MOJO благодарит студию «Гримерка» и персонально Игоря Новикова.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке