«Даю человеку то, что ему нужно»

18 мая | 2560 0

Александр Шпак с детства работает с деревом. Сначала он помогал отцу, который и научил его всему, а теперь у парня собственный маленький бизнес «Дровосек». О своем лучшем изделии, о том, как усовершенствовать уже придуманное и как он бы изменил Благовещенск наш герой поговорил с MOJO.

ПОМОЩЬ ОТЦУ

— На кого ты учился?
— Специальность называлась «Туризм». Далеко от дерева (смеется). После школы я хотел на какую-нибудь техническую специальность поступать. Быть либо дизайнером, либо настолько не дизайнером, что аж сварщиком. Но за меня родители решали — сдавал географию и английский.

— Когда началось твое увлечение деревом?
— Нет точной даты. Да и называть это увлечением еще на раннем этапе было бы неправильно. Мой отец постоянно этим занимался. Почти вся мебель у нас дома сделана его руками. А я часто помогал ему. Мне никогда не было все равно, если он что-то мастерил. Всему, что я умею сейчас, меня отец научил. Мы так много общаемся, что иногда мне кажется, что он уже все мне рассказал. Но он все равно удивляет меня новыми уроками и советами (улыбается).

А первое самостоятельное изделие получилось, когда мы с другом открывали фотостудию «Гримерка» три с половиной года назад. Нам нужно было смастерить гримерное зеркало. Купить такое было нельзя. Да даже если можно, почему бы не сделать самим? Мы поехали к отцу на работу и начали собирать, пилить с его помощью. Я тогда был чуть старше 18 лет.

— Ты сказал, что помогал отцу раньше. Чем?
— Я помогал не только с деревом. Он занимался и ремонтами квартир. Иногда он меня брал, и я там, например, красил. Выполнял работу, не требующую особых навыков и ответственности (улыбается). Оттуда и пошло мое желание что-то делать руками. Плюс я тогда занимался в художественной школе, мы как раз лепили, красили, рисовали,поэтому я и захотел создавать что-то свое.

ДИЗАЙНЕР, А НЕ СТОЛЯР

— Как можно назвать твою профессию? Столяр звучит как-то по-советски для 22-летнего парня.
— Я не считаю себя столяром. Я и не умею всего того, что умеет столяр. Не занимаюсь резьбой по дереву, не все станки освоил еще. Есть вещи, которые я не смогу сам сделать. Я, наверное, больше дизайнер, который способен воплотить в реальность то, что придумал. Исходя из своих возможностей, я и придумываю то, что могу сделать.

— Ремонты, дерево. На что вы еще способны? Те же диваны— из дерева, но у них есть обшивка. Вы можете сделать диван полностью?
— Когда-то родители занимались этим. До 90-х они еще с Денисенко начинали, когда эта фирма представляла собой только двухэтажный гараж. Они вместе переделывали, разбирали какую-то корейскую мебель и собирали свою. Мама у меня шила чехлы, отец обивал мебель. Так что могли бы (смеется). Я таким не занимаюсь. Когда-нибудь, может, и заинтересуюсь. Пока не горит.

— Вспомни крупные работы?
— Например, все столы, которые здесь стоят (интервью проходило в кофейне «ЧайКофский» — прим. авт.). Все,  что в их кофейнях есть из дерева, делали мы. Еще я делал тумбу под пульт и один стол в пабе Harat’s.

Когда я оканчивал АмГУ, моя преподавательница заказала мне мой первый самостоятельный проект — четыре стула, которые я сделал по своему эскизу. Позже она открыла магазин светильников и мы продолжили сотрудничество. Она заказывала у меня деревянную основу, которую комплектовали своими лампочками. Мы очень быстро их продали. И сейчас иногда делаем их тоже. А мой последний масштабный проект — это магазин одежды Dрель Wear. Я его рисовал, но идея не моя, я ее лишь повторил, адаптировал к местному помещению. Все сделал из ОСП (ориентировано-стружечная плита — прим. авт.). То, что получилось, мне нравится.
 

Недавно я пробовал отлить из бетона столешницу на набережной, возле «Стритфудбара». Там у них стояли бочки, которыми никто не пользовался, потому что в них собиралась вода, они ржавели, краска облазила. Руководство бара попросило как-то облагородить территорию, сделать зону фуд-корта, чтобы люди могли там же и перекусить. И мы, использовав эти бочки, отлили столешницу из раствора. Весило все это больше 100 килограммов. Еле как довезли. Надеюсь, выдержит долго (показывает фото). 

— Выглядит странно.
— Мне тоже не слишком нравится. Но я попробовал новую технологию, получилось. А с дизайном еще надо было бы поработать. Может, украсить как-то.

ПОЯВЛЕНИЕ «ДРОВОСЕКА»

— Как ты стал работать самостоятельно?
— «Гримерка» переезжала из микрорайона в центр города. Мы озаботились очередной партией мебели для студии. Друг сказал: «Надо делать мебель самим. Но только нам надо придумать, как это все осуществить». Мы попытались. Потом друг-фотограф занялся своими делами, а я решил осваивать изготовление мебели. Тогда же начал использовать «Инстаграм» для своего продвижения. Там я заявил, что, возможно, никто не знает, но я занимаюсь деревом. Теперь, мол, можете попросить о чем-то, заказать. Я заказал логотип у друга, запустил аккаунт и назвал свой бизнес (смеется) «Дровосеком». 

— То есть ты не работаешь в папиной фирме?
— Нет. Раньше я ему помогал. Потом стал заказывать мебель для студии, но за станок он не пускал. Со временем я чаще появлялся у него на работе. С каждым новым изделием он все больше мне доверял. Видел, что я ответственно отношусь.

Теперья  уже работаю сам. Я прошу, конечно, совета, но не так часто, как раньше. В ближайшее время я том же месте арендую помещение исключительно для самостоятельной работы. Там хватает оборудования. Мы постоянно что-то обновляли, дополнительно покупали. Так что есть на чем работать.

— Когда ты основал «Дровосека» люди стали обращаться к тебе персонально? Раньше же заказы получал отец.
— Люди, которые о нас с отцом узнавали, были в курсе, что мы делаем все вместе. Понятное дело, что можно и ко мне было обратиться, и к нему. Мы же все равно вместе будем какую-то проблему обсуждать. Так что заказы получал не только отец. Просто с появлением «Дровосека» личных заказов стало больше.

ОТКИДНАЯ КРОВАТЬ ИЗ «ЛАДЫ КАЛИНЫ»

— Откуда ты черпаешь вдохновение для работ?
— Я перед сном проверяю не только «Инстаграм» и «Контакт», но еще и Pinterest. Все анализирую, сохраняю какие-то референсы. Замечаю что-то любопытное в кино или вокруг себя. Хотя где в Благовещенске можно увидеть что-то любопытное, кроме здания магазина «ТТ»?

Чаще всего я вижу что-нибудь клевое на картинке, пытаюсь повторить. Так и приходит опыт. Тот же мольберт средневековый, который я делал для «Гримерки». Обычный человек такое не закажет, а ты не сможешь предложить, если не делал ни разу.Да и не факт, что получится. Когда я его увидел, то подумал — куда и зачем он. Решил сделать в подарок. Не понравится — и ладно, понравится — отлично. 

С тех пор, как я плотно занимаюсь деревом, соглашаюсь на более интересные заказы. Я всегда стараюсь делать не одно и то же, чтобы развиваться. Даже если я представления не имею, что это и как это делать, я возьмусь за это. Когда-то родилась идея стола из двигателя, как в передаче TopGear, для свадебного подарка другу семьи. И мы ее реализовали. Если что-то заражает, если это будет круто, то неважно из чего и как. Надо пробовать. Мы делали откидные кровати для себя.Там были амортизаторы от багажника «Лады Калины», чтобы она плавно закатывалась. Чем не решение для малогабаритной квартиры?
 

— Сколько времени у тебя занимает изготовление изделия?
— Это зависит от настроения, отношения к изделию. Если это что-то новое, ты не уверен, что у тебя получится, то пытаешься быстрее все сделать, чтобы, наконец, увидеть, как оно будет выглядеть. Бывают заказы, которые ты уже делал. Это не слишком интересно. Поэтому, когда люди заказывают обычные вещи, намекаю, что их можно сделать занятными или не делаю вовсе.

— Что такое обычные вещи?
— То, что можно купить в магазине. Полочки-стульчики классические какие-нибудь. Зачем, если это можно купить в магазине. Возможно, даже дешевле. Не факт, что я сделаю лучше.

НЕТ СПОРОВ С ЗАКАЗЧИКАМИ

— Какие клиенты бывают?
— Я теперь сразу вижу по человеку — сложно с ним будет или нет, знаю, чего ожидать. Бывают заказы,которые ты отдаешь сразу, а есть с монтажом. Помню заказ, когда женщина во время монтажа все время сидела у меня за спиной. Когда у меня что-то не получалось, а у меня не получалось, она мне давала советы. Очень тяжело было держать себя в руках. Зачем у человека над душой стоять?

 А так, если ты выполняешь то, что заказчик хотел, то все в порядке. Ты сделал то, что ему нужно и дал ему этот продукт. Когда что-то не устраивает, когда ждали чего-то иного, я не спорю. Ни к чему это не приводит. Я просто переделываю, если это возможно, нежели доказываю свою правоту. Чаще всего не сходимся в цвете. Но все решаемо.

— Что ты можешь дать клиенту в отличие от конкурентов?
— Все повторяют то, что уже готово, что когда-то пробовали делать. Ничего не улучшают. Я стараюсь что-то добавить, адаптировать, используя бюджетные материалы. В книжке «Кради, как художник» написано, что не имеет смысла придумывать что-то свое. Лучше улучшить то, что уже существует. Я даю человеку то, что ему нужно. Но сначала найду с ним общий язык, чтобы это понять.

БОЛЬШЕ УВЕРЕННОСТИ В ИТОГЕ

— Чем ты стал лучше за полтора года существования «Дровосека»?
— Не так уж много времени прошло. Но сейчас я точно могу сделать больше. Год назад я отказывал бы человеку в изготовлении чего-то. А сейчас могу не только согласиться на любую идею, но и предложить что-нибудь интересное. У меня больше возможностей, больше уверенности в том, что получится.

Сейчас я внимательнее отношусь к составам, краскам, чаще использую те, что не пахнут, быстро сохнут. Это важно, потому что дальнейшая работа не двигается, пока краска не высохнет. В общем, использую продвинутые технологии (улыбается).

— Какой работой ты особенно гордишься?
— Мольбертом. Получилось неплохо. Все потому, что меня никто не заставлял его делать. Чистое творчество. Как захотел, так и сделал. Не могло не понравиться. Я мечтаю, чтоб люди заказывали такую мебель, чтобы на нее была мода. Я хотел быпредлагать клиентам то, что делаю именно я, а не то, что заказывают они. 

ПЕРЕДЕЛКА АВТОБУСНЫХ ОСТАНОВОК

— Что ты улучшишь в Благовещенске, если тебе дадут такой шанс?
— Возле работы у нас остановка советского образца. Старая, ржавая, пыльная, но очень стильная.Когда ее делали, тогда еще было у людей понимание дизайна. Сейчас остановка — коробка с прозрачной пластиковой крышей, в которой накурено. Так что я переделал бы автобусные остановки. Они были бы разными, но в одном стиле. 

— Тебе всего 22, но у тебя есть свой маленький бизнес. Такой бизнес позволяет быть богатым и успешным парнем? Или же тебе нравится эта камерная и уютная атмосфера, что есть сейчас?
— Я об этом думал. О том, что у меня есть свое дело, что я весь такой самостоятельный, что-то умею, ни на кого не работаю. Но между тем, чем я хочу заниматься и заработком больших денег есть большая разница. Это можно совместить. Но нужно дорасти до того уровня, когда я буду делать не только ту мебель, которую хочу, но и зарабатывать на этом хорошие деньги. Пока это не так. Да и миллионов у меня нет. Я даже не знаю, сколько я зарабатываю.

— Но ты хотя бы можешь сказать: хватает тебе или нет?
— Не хватает. Я не путешествую. Пока не могу, а хотелось бы.

За фотографии MOJO благодарит Василия Пиндюрина и Александра Шпака.
 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке