Дело по телу

7 октября, 2015 | 3178 9

Не только в фильмах их служба и опасна, и трудна — во вполне себе современных амурских реалиях сотрудники следственного комитета иной раз сталкиваются с такими трудностями и опасностями, что киношникам и не снилось. Со всей тщательностью осмотреть труп на месте происшествия (сколько бы дней-недель-месяцев он на этом самом месте не пролежал), безошибочно задокументировать все вещдоки, внимательно допросить подозреваемых и свидетелей преступления и, наконец, поймать злодея. Распутывать убийства, изнасилования, взяточничество и другие тяжкие и особо тяжкие преступления — это работа следователей. Корреспондент MOJO провел один день с сотрудниками следственного отдела по Ивановскому району СУ СК РФ по Амурской области и на своем опыте выяснил, что эта профессия любит и терпит только самых стойких. 

Сельские педофилы

Ивановский район, житница области... На первый взгляд, трудно найти местечко благополучнее: тут тебе и идиллическая Ивановка с прекрасным прудом, поросшим краснокнижными лотосами, образцово-показательная Дмитриевка с ее аккуратными домиками и зелеными холмами, на которых пасутся кони... Но если быть чуточку осведомленнее, то на поверку тихие будни амурской деревни покажутся не столь радужными. 

Сейчас в Ивановском следственном отделе в производстве находятся два дела о педофилии. И это еще мало, уверяют сотрудники. На самом деле, количество преступлений связанных с половой неприкосновенностью несовершеннолетних в районах неприятно поражает. Следователи отмечают, что чаще педофилы выбирают своими жертвами детей из собственной семьи — пасынков и падчериц, внуков и внучек, сыновей и дочерей. В прошлом году в районе произошел случай инцеста. Пока супруги не было дома, селянин четырежды изнасиловал свою восьмилетнюю дочь. 

Иногда педофилы выбирают жертву на улице. В Среднебелой и Ерковцах произошли два случая — в первом селе извращенец демонстрировал девочкам свои половые органы, а во втором — 20-летний парень насиловал двух мальчиков 10 и 11 лет. Он приглашал ребят к себе домой и включал диски с порнографией. Случай с мальчиками, говорят следователи, особенно непростой. Парень — умственно неполноценный. И он, и его жертвы обучались в коррекционной школе. Молодого человека трудно будет привлечь за содеянное по всей строгости закона. В таких случая обычно назначают лечение в спецучреждении, но это вовсе не те 15 лет, на которые преступник мог бы сесть, будь он в ясном уме. Это касается и краж, и убийств в том числе.

 

— У нас два «интересных» села в криминальном плане — это Среднебелая и Ерковцы. Наверное, 50 процентов всех преступлений они «делают». Особенно Среднебелая преуспевает. Там у нас зона, зэки когда выходят, часто оседают там. Много брошенных домов, им раздолье, — сетует заместитель руководителя следственного отдела по Ивановскому району СУ СК РФ по Амурской области Роман Кузьмин.

В 2012 году Среднебелая также печально ославилась громкими делами. 38-летний мужчина изнасиловал 11-летнюю девочку, причем он ранее был судим по этой же статье. В этом же году село «прославилось» и самой молодой мамой — 12-летняя девочка родила ребенка от 20-летнего амурчанина. 

— Психологически крайне тяжело даются подобные дела, — признается Роман Геннадьевич. — Маленьким детям приходится задавать такие вопросы, на которые и взрослый-то с трудом отвечает.

Трудные дети

Есть большая проблема и в том, что ребята часто убегают из детских домов и интернатов.

— Прессе сообщают далеко не обо всех случаях, что происходят, — заинтриговал Роман Кузьмин. — Вот в нашем районе 5 детских домов, это считается довольно много. Дети убегают оттуда очень часто. Каждую неделю — железобетонно. Девчонки чаще группами бегут, видимо, чтобы вместе полегче было. И каждый раз, когда это происходит, по тревоге поднимают весь личный состав. В любое время суток. 

Это только кажется, что найти маленького сбежавшего человечка трудно. На самом деле, 90 процентов детей находятся максимум за первые шесть часов. Помогает полиция — оперативники, участковые — они знают места, где могут собираться подростки, знают людей, которые могут их приютить, места на трассе, откуда можно уехать подальше. И иногда детям это удается. Недавно одного из воспитанников детского дома нашли аж в Хабаровске. А чуть раньше этот же мальчик сбегал в Читу. Так или иначе — детей находят и возвращают в учреждение.

— Как правило, дети трудные, часто с диагнозами по психиатрии. Помню, у меня было дело несколько лет назад, весь детский дом пришлось допрашивать, я чуть с ума не сошел. Ни в какую говорить не хотели. Вроде бы о простых вещах спрашиваешь, но ребенок просто смотрит на тебя и молчит. И все, — говорит Роман Геннадьевич. 

Следователь Кузьмин вспомнил то дело: воспитатель повела детей купаться на речку, не доглядела за ними. Одна девочка стала тонуть. Ее кинулся спасать педагог (по злой иронии — по плаванию), муж той воспитательницы, что повела детей на реку. В итоге и девочка, и мужчина утонули. Следствие было тяжелым морально: женщина, у которой умер супруг была подозреваемой, ее нужно было допрашивать. Но работа есть работа. 

Примета времени — несовершеннолетние все чаще становятся фигурантами уголовных дел. 

— Запомнился мне паренек один, ему 16 лет. Постоянно крал, что-то вроде клептомании у него. Дома взламывал, окна отжимал. Мало того — он и взрослых на кражи подбивал. Скажет, например, кому-нибудь, что ему телевизор продали, только надо помочь вынести из дома. И верили же люди, а их потом за кражу привлекали, — вспоминает заместитель руководителя следственного отдела. — С трудом его арестовали, потому что суд, как правило, скрупулезно подходит к избранию меры пресечения, если дело касается несовершеннолетнего. В итоге паренька признали невменяемым и определили на лечение в Усть-Ивановку. Так он оттуда сбежал и тут же украл чей-то велосипед. Можно представить себе какая это семья: на суде его мама говорит, мол, он, когда трезвый, хороший мальчик, а когда выпьет — вот беда, на кражи тянет. 

Кто убийца? 

Иногда, при всей своей кажущейся очевидности, преступления бывают и очень загадочными. Старший следователь отдела Роман Каримжанов сейчас ведет несколько таких дел. Роман работает уже седьмой год, и успел получить хороший опыт, трудясь в Тынде и Райчихинске.

Недавно в Ивановке при странных обстоятельствах случилось убийство. Погостить к родителям в деревню из Благовещенска приехал мужчина. Ночью отца семейства убивают — при том, что в доме были только супруга убитого и их сын. Два дня практически без перерыва на сон и еду с семьей работал следователь: мать и сын спирали вину друг на друга. Женщина оказалась прекрасной актрисой: несколько раз она симулировала припадок (что-то среднее, между приступом эпилепсии и сердечным приступом), а скорая всякий раз подтверждала, что с ней все в порядке. На исходе второго дня мать написала явку с повинной, в которой очень подробно описала, как она совершила преступление — она объяснила, что это вышло нечаянно. Но проходит время, и женщина идет на попятную. Полиграф точных результатов не дает — единственное, что он подтверждает точно, так это то, что оба врут. Спустя три месяца уже сын написал явку с повинной.

— Скоро по этому делу мы будем проводить следственный эксперимент с участием медика, который рассмотрит ситуацию описанную подозреваемым. Эксперт и скажет нам, могли ли быть получены раны при этих обстоятельствах. Но на самом деле, здесь есть сложность в том, что это ранение могло быть получено практически в любой ситуации, — говорит Роман. 

Кроме того, расследование осложняет тот факт, что на теле убитого лишь одна рана. Подозреваемые твердят, что все случилось нечаянно и эта рана лишь подтверждает их слова. Если бы на теле было больше «отметин» — свалить все на несчастный случай было бы куда тяжелее. 

Другое преступление произошло в Березовке. Там, на частном подворье был обнаружен труп мужчины, голова которого была просто искромсана топором. Орудие убийства нашли тут же, утопленным в бочке с водой. Интересно, что о трупе сообщил сам хозяин дома, сейчас он главный подозреваемый по делу. Мужчина рассказал, что страдает потерей памяти, ничего не помнит, убитого не знает. Хотя факты и косвенные свидетели говорят о том, что накануне эти двое вместе распивали спиртное. Сейчас следователю предстоит серьезная работа по сбору доказательной базы. 

Расколоть с помощью мужского журнала

В работе следователя есть масса нюансов и тонкостей. И психологических — в том числе. Сотруднику нужно общаться с подозреваемым и свидетелями на одном языке, чтобы суметь достучаться до них и получить нужную информацию. Иногда случается прибегать и к более изобретательным способам. 

— Несколько лет назад меня вызывали в Тынду дело закрывать. Большое, томов одиннадцать, об изнасиловании. Группа лиц — три человека — удерживали женщину в доме и несколько дней жестоко насиловали. Двое злодеев подписали бумагу о том, что ознакомлены с материалами дела, а третий, самый злостный, пошел в отказ. Не буду, говорит, ничего подписывать. А это значит, дело не направится к прокурору, мне нужно ехать в Москву, продлять его, все опять затянется, — вспоминает Каримжанов. — Тогда я поднял и изучил его старые дела. Ох, такого я там начитался. Человек ранее уже сидел за подобное преступление, причем совершенное в извращенной форме: он изнасиловал женщину бутылкой, которая в какой-то момент разбилась и... Словом, изувер.

 
Но следователю стало понятно, как можно воздействовать на этого человека. Перед беседой с насильником Роман зашел в магазин и купил ему кроссворды, которые тот просил, а также... мужской журнал. Такая идея пришла ему в голову как раз после изучения грязного прошлого извращенца. 

— Я спокойно достал протокол. А он снова гнет свою линию — ничего не подпишу. Самое интересное, что он уже ознакомился с делом, но демонстративно вредничал, намеренно мешая следствию. Угрожал даже. Как решить проблему? Так вот мужской журнал тот самый, на обложке которого была изображена полуголая женщина, я из сумки выкладывать не стал, но сделал так, чтобы он был очень хорошо виден преступнику. И когда извращенец его заметил, он сразу попросил бумаги на подписание, лишь бы ему скорее дали этот журнал. В итоге дело направили к прокурору, а им, кажется, дали большие сроки. 

Тело как улика

Можно смело сказать, что в рядах следователей вы никогда не найдете случайных людей. Случайные тут просто не задерживаются. Не выдерживают — кто-то напряженного графика, ненормированного рабочего процесса в любое время дня и ночи, обилия бумажной работы или работы на местах преступления. Об этом, кстати, можно сложить отдельную главу — только сильные духом могут остаться работать в органах после самого подробного созерцания человеческих внутренних органов. Дела бывают разные, и тела в них фигурируют тоже совершенно уникальные. 

— Когда я приезжаю на место преступления, то перед собой вижу исключительно объект работы. Ведь если сострадать произошедшему и включить все свои чувства — можно и с ума сойти, — резонно подмечает Каримжанов.


Бесспорно лишь одно — прибыв на место происшествия, следователь должен лично осмотреть тело, определить примерное время и способ причинения смерти, по возможности установить личность погибшего. Тело нужно ощупать, определив температуру и структуру тканей. Внимательно рассмотреть расположение и цвет трупных пятен. Это очень важные этапы расследования, так как все данные, полученные при обнаружении, не могут быть восполнены при судебно-медицинской экспертизе.  

Конечно, не каждый способен выдержать такое. Следователям также приходится выезжать и на некриминальные трупы. Это повешенные, утонувшие, умершие своей смертью одинокие люди, «подснежники» и так далее.

— Вид уже давно не повергает в шок. Ужаснее всего запах. К нему невозможно привыкнуть. Для меня страшнее и неприятнее всего выезжать на трупы с гнилостными изменениями. Представьте, сидит в кресле громадный такой пузырь. И смрад. И личинки на полу. Если дело происходит летом, то и туча мух. Просто миллиард или больше. Я всегда беру спирт и обильно натираю лицо, уши, руки, в нос заливаю — чтобы хоть мухи не садились, — делится секретами профессии Роман. — Даже в такой ситуации нужно удостовериться в наличии или отсутствии ран на теле. Я обязательно должен потрогать кости черепа, ключицы, нос. Как-то я в присутствии участкового осматривал тело уже прилично так полежавшее. Трогаю голову, и тут кусок лица с черепа соскальзывает вниз. Участковому, конечно, тогда очень плохо было, он сразу убежал. 

Кстати, неприятная новость у сотрудников следкома есть и для одиноких любителей кошек. Да-да, все, что рассказывают об этих животных, оставшихся без корма по очевидным причинам — чистая правда.

Они найдут всех

Недавно сотрудники отдела провели уникальную операцию по извлечению тела из глубокого мелиоративного колодца. Нет, не так... Из глубочайшего колодца — метров 20-ти глубиной. Он был заброшен еще в советские времена и заварен крышкой, которую в один прекрасный день утащили охотники за металлом. В этот колодец злоумышленник сбросил труп жертвы — своего приятеля, с которым они имели дела в наркобизнесе. Однажды ему не понравилось, что приятель поставил ему героин плохого качества — и разделался с ним.
 

— Тело злодей вначале хотел закопать. При этом он очень тщательно упаковал его, обернул ковром голову. Потом наткнулся на заброшенный колодец и сбросил труп туда, — рассказал следователь отдела Юрий Кардаш. — Вряд ли бы его когда-нибудь обнаружили, если бы злоумышленник сам себя не выдал. Он вернул машину, которую потерпевший взял в аренду, испугался того, что хозяин найдет ее. В это время погибший еще считался пропавшим без вести, родители заявили. И тут объявляется машина. 

Злодей (почему-то именно так в следственном отделе Ивановского района называют убийц и прочих) сам показал колодец. А вот достать оттуда труп было задачей не из легких. Около месяца разрабатывался план по извлечению трупа. 

— Шутка ли — 20 метров глубины, сантиметров 60 диаметра. До дна не доставал луч ни одного фонарика. При содействии с МЧС была придумана и сооружена специальная лебедка, с помощью которой тело удалось подцепить и извлечь на поверхность. Зацепили, кстати, за ковер, в который так старательно был завернут труп. Кроме того, тело хорошо сохранилось в ледяной воде, — завершил Юрий.

 

Кстати, в отделе находится единственная на всю область цианоакрилатовая камера для дактилоскопической экспертизы. Это устройство, напоминающее стеклянный ящик с вытяжкой, обладает почти чудесными свойствами. Даже если с предмета стерли отпечатки или на нем очень трудно оставить отпечаток — он будет восстановлен при помощи выпаривания. Теперь потожировые следы рук можно снимать даже с бумаги, ткани, шерсти и так далее. При такой технике у зла уж точно нет шансов. 

P.S. Кстати, следователи народ довольно веселый. Когда приезжают журналисты, здесь становятся популярными шутки про мифические камеры пыток и средства добычи информации с помощью, к примеру, стрелкового лука: «Когда злодей правду говорить не хочет, ставишь ему яблоко на голову, а дальше как повезет...». Оно и правильно. С юмором любая служба спорится. Особенно та, что опасна, трудна и в самом худшем из смыслов — зрелищна.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке