«Девочки меня не любят»

Автор: Инна Вальде , Фотограф: Никита Квер
31 июля | 2608 2

Лиза Сударь — единственная девушка-барбер в Благовещенске. Во всяком случае, пока. Она работает среди мужчин, бреет бороды сильного пола, а еще чувствует себя комфортно в компании парней. О том, что ее не любят девочки, первом бритье и почти полном отсутствии экспериментаторов в нашем городе героиня рассказала MOJO. 

— Почему решила работать парикмахером?
—  Я училась на землеустроителя, но поняла, что это не мое. Если я на математике ногти красила и девочкам косички заплетала, то какой из меня землеустроитель? 

Это больше семейное — у меня тетя — парикмахер. В четвертом классе я подстригла брата (он был в первом) маникюрными ножницами. Все посмеялись, но я получила от родителей, конечно. И как-то пошло-поехало. С 11 лет делала брови и красила волосы. Сначала себе, потом подружкам. По студенчеству учителей стригла. 

2 года назад пошла учиться на парикмахера. Первым подопытным стал бородатый парень. Я просто выдернула его из толпы. После этого мне начали «пачками» поставлять парней, чтобы я их стригла бесплатно, нарабатывала опыт.

А уже через полгода я работала в барбершопе. 

— Как так вышло?
— Стечение обстоятельств, может быть? Я когда училась, то стриглась у Виталия Русакова как раз в барбершопе. Потом они решили, что им туда нужна девочка. И он посчитал, что на эту роль подойду я. Позвали двух — выбрали меня. 

— Что за конкурс был там?
— Кроме меня туда пришла девушка с длинными волосами и в платье. Виталя в своей фирменной манере ее спросил: «Виски сбреешь?». Она в испуге: «Нет». Хотя это же была шутка.

— Ответа «да» на эту шутку достаточно, чтобы работать в «Канторе»?
— Нет. Были еще вопросы, но сейчас я их не помню.

— Вспомни начало?
— Трясло. В свой первый день я привела пять парней и всех подстригла. За две недели так было четыре раза. Я научилась стричь волосы, а к бороде пришла позже. 

Когда я брала в руки бритву, то думала: «Господи, что с этим делать?» Руки тряслись, в жар бросало, я боялась снести всю бороду. Но мой плюс, что я быстро учусь. Могу, например, один раз посмотреть видеоурок и сразу повторить. В голове все складывается так, будто я уже давно это умею. 

— У нас в городе среди некоторых людей барбершоп считается не просто парикмахерской, а неким элитным клубом. С чего бы вдруг?
— Может, потому что наш барбершоп — первый, поэтому и зарекомендовал себя. А так, это, конечно, та же парикмахерская, пусть и со своей атмосферой.

— За что ты ценишь свою работу?
— За то, что я там единственная представительница женского пола. Не представляю себя в женском коллективе.  Я училась в группе из 30 девочек. Когда у тебя одной что-то получается, то за твоей спиной обязательно шушукаются. 

Просто девочки меня не любят. А с парнями я росла с самого детства, дружила, поэтому мне с ними проще. Среди них я чувствую себя собой. Работа в мужском коллективе — это круто и весело. Но меня все равно многие спрашивают: «Как так, что ты одна девочка? Так же нельзя, так неправильно». 

— Ты пользуешься тем, что ты девушка?
— Пользуюсь, конечно (улыбается).

— Это нормально?
— Да (смеется). Там же ничего серьезного. Просто зеркало прошу протереть, кофе налить.

— А конфликты бывали?
— Бывали. Но если возникает конфликт, я могу и втащить, но на работе до этого не доходило (смеется). А вообще, есть руководство, оно и разбирается с такими ситуациями. 

Но ссоры неизбежны — мы видим друг друга чаще, чем родственников или друзей, чем себя в зеркале. У нас уже все как в семье.

— Не было моментов, после которых думала: «Пойду-ка я отсюда?».
— Бывают иногда. Я звоню начальнику и говорю: «Все, я больше не буду работать здесь». А потом в голове прокручиваю все моменты, воспоминания. Это меня и останавливает.

 

— Барберов-девушек в России значительно меньше, чем мужчин. Можно подумать, что это — не женская профессия.
— Пожалуй. Такая ситуация, наверное, из-за бритья бороды. Девушка, бреющая мужчину… Даже мне пару лет назад это казалось очень странным. Но я смогла, поэтому мне кажется, что это от девушки зависит.

— Как новые клиенты-мужчины реагируют на то, что их отправляют бриться к тебе?
— Ни разу никто не отказывался. Может, по телефону разве что. 

Правда, иной раз парни приходят со своими женщинами. И те против того, чтобы я стригла их мужчин. Я не знаю, что в этом такого. Мужик соглашается идти ко мне, а жена на него так смотрит (имитирует соответствующий взгляд — прим. авт.) и уходит. Он уходит следом.

— К тебе клеились парни?
— Пару раз. Но те парни — неадекватные. Я их больше не видела. 

— Хотели погулять с тобой?
— Ну да.

— А есть шанс, что пойдешь?
— Смотря… (мнется) Мне не до… Нет. Я мужчин воспринимаю как работу.

— Даже если придет брутальный бородач?
— Я подумаю, какой он классный и все. Инициативу никогда не возьму в свои руки. Скорее всего, и на его инициативу отвечу отказом.

— Какие-то сексистские шуточки от клиентов присутствуют?
— Да. Но ко мне они не относятся. Мне могут только сказать: «О, у тебя фотки клевые».

— Ты производишь впечатление дерзкой девушки.
— Поэтому и нет подкатов. 

— Откуда тяга к экспериментам над своей внешностью?
— Я придумываю и воплощаю. 

— Любишь привлекать внимание?
— Я не специально. Я не думаю, что я что-то делаю для этого. Просто интересно. У тебя длинные волосы, ты хочешь короткие. У тебя короткие волосы — ты хочешь их другого цвета. Как это назвать? «Захотелось». Если бы они не портились, я бы каждый день красилась. Иногда я красилась даже под цвет одежды, а самое большое количество окрашиваний у меня — то ли четыре, то ли пять раз за семь часов.

— Брить или не брить лицо мужчине?
— Кому как удобно, кому как идет. Если есть борода, то пожалуйста, носи. Но когда она не очень густая, то нет смысла ее отращивать.

— Но многие сейчас носят клочки на лице и просят как-то их оформить. Ты им можешь сказать: «Чувак, тебе не идет, давай уберу».
— Могу и говорю (смеется). Они соглашаются. Борода должна подходить к стилю одежды человека, к его работе. Человек из офиса или руководитель не может носить бороду. Но главное, повторюсь, — она должна идти.

— Какая стрижка в моде сейчас?
— Это не важно. Важно, что надо помочь человеку разобраться с тем, что ему пойдет, что не пойдет. Сейчас многие парятся о том, как они будут выглядеть, что о них подумают. Пытаются быть модными. Человек говорит, что он хочет, я смотрю на него и объясняю, как ему лучше. Нужно уметь убедить человека, что если стрижка в моде — не значит, что ему с ней будет хорошо.

— Как у тебя это получается?
— Не знаю. Мужчины любят комплименты. Им преподносишь свои советы правильно, а они потом смотрят на себя и остаются довольны.

Еще хорошо, что сейчас парни стали укладывать волосы. Поначалу было сложно с этим. Объясняешь, что надо укладывать, следить за стрижкой. Стрижка — это стрижка. Помыл голову и пошел — это жесть, так нельзя. Некоторые думают, что они вышли из парикмахерской и такая прическа у них будет всегда.

— Ты чувствуешь, что тебя признали среди мужчин?
— Да.

Об этом не говорят, но это видно. Меня не воспринимают как объект, с которым можно что-то иметь. Все говорят: «Лиза — свой чувак». Да у меня и нет цели кому-то понравиться. Мне все равно. 

— Что дальше? Потолок уже достигнут?
— Никогда нет предела в нашей профессии.

— Стричь ты умеешь, бороды брить тоже. А экспериментаторы, чтобы пробовать на них что-то новое и необычное, рано или поздно закончатся. Как еще тебе вырасти?
— В чем-то согласна. Люди боятся выглядеть ярче. У нас они не готовы к экспериментам. Увидят чувака с синей бородой, польют грязью и пойдут дальше. Это проблема маленьких городов — придумать себе стереотипов и осуждать других. 

С основной массой клиентов ничего нового не придумаешь, но у меня все же есть несколько парней, с которыми я могу делать что угодно. И самое интересное, что есть взрослые люди, которые согласны на такое.  Эти клиенты и разбавляют работу. Остальные боятся, что их не так воспримут, не так поймут. Никогда такого не так понимала. Надо идти в ногу со временем. 

— Твой главный успех за полтора года?
— Сам факт того, что ты делаешь работу, которая человеку нравится. Он радуется. Пишет/звонит, что надо еще что-то сделать новенькое. Начинает интересоваться внешностью, прислушивается.

Самое главное богатство — это знание. Когда есть знания и умения, то ты можешь все. Ты пройдешь обучение, но не факт, что чему-то научишься. Мне кажется, что у меня получается красиво. Когда твои знания и умения распространяются на человека, он принимает их, то это самое ценное для меня.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке