«Для меня это был единственный выход»

Автор: Инна Вальде
28 июля, 2017 | 3968 0

Оксана Владимировна раньше жила в маленьком амурском поселке. Чтобы поставить на ноги двоих детей, она переехала в Благовещенск и стала домработницей. Женщина уже 11 лет убирает огромные жилища богатых людей. О своем отношении к роскоши, каторжном труде и зарплате наша героиня поделилась с MOJO.

Героиня отказалась фотографироваться по личным причинам

«Было слово "надо" и все»

— Как вы пришли к тому, чтобы убирать чужие квартиры?
— Мне пришлось. Я приехала из амурского поселка в Благовещенск, когда мой первый ребенок поступал в университет. Это было 11 лет назад. Те умения, что у меня были, не накормили бы семью и не выучили сына. Поэтому надо было найти что-то другое.

— Какие умения вы имеете в виду?
— Я повар по специальности. Здесь работала им на двух работах без выходных. С обеих со временем пришлось уйти, потому что перестали устраивать мои профессиональные навыки.

Я стала смотреть объявления. Позвонила и случайно попала на девушку, которая искала себе уборщицу для офиса. И получилось так, что я пошла на встречу, но не смогла найти то место, куда нужно идти (улыбается). Я с ней потом связалась, а она сказала, что ее подруге нужна домработница. Я этой подруге позвонила, а она меня пригласила побеседовать. 

Я этим никогда не занималась. Но любая женщина на генном уровне умеет все делать. А еще меня попросили кое-что приготовить. Я справилась, профессия выручила. Поэтому мы и решили попробовать.

Убираться у чужих людей — это большая ответственность. Но я втянулась. Потом стала искать еще подработку. И так у меня набралось 8 мест — в день по три работы. Утренние и вечерние были одинаковые, в учреждениях, а те, что днем, — у разных людей. Дневная работа давала самый большой доход и занимала основное время в моем распорядке. Было столько всего, что я просыпалась и не понимала, какой день недели. Но у меня все было записано в блокнотик. Так продолжалось десять лет. 

— Как вы справились?
— Я просто знала, что мне надо выучить ребенка. Потом дочка подросла и приехала сюда — ее тоже надо было устраивать в жизни. Я себя не спрашивала: «Хочу/могу?». Было слово «надо» и все.

Мне некогда было жить для себя. Зачем? Я работаю, чтобы платить ипотеку, чтобы дети в будущем жили в своей квартире. Так что это уже не кончится. Когда гробик замаячит впереди, только тогда эти выплаты прекратятся. Но сейчас у  меня не 8 работ осталось, а 4-5. Здоровье уже не то, молодость ушла, силы кончаются. Но работать надо. Пока двигаюсь.

Я всегда все делала для детей. Хотя они уже взрослые, живут своей жизнью. Но сейчас уже они мне помогают. У нас все дружно. Если что-то не получается, то они помогают и мне, и друг другу.

«С возрастом труднее входить в новые семьи»

— В чем заключается ваша работа?
— Уборка помещений, глажка белья. Весной и осенью мою окна. Когда у меня было восемь работ, то мне надо было помыть 83 окна, я считала (улыбается). И это не просто маленькие окошки были. Чтобы их помыть, надо было прямо-таки станцевать на подоконнике.

В одной квартире я еще и готовлю. От всех я скрываю свои умения, но эта хозяйка знала сразу, потому что она была подругой той женщины, которая меня посоветовала ей. 

— Сколько времени занимает уборка?
— К примеру, четырехкомнатная квартира… Вчера я пришла в 10 утра, а ушла почти в 6 вечера. Но это и от меня зависит. Если мне некуда спешить, сил немного, то я не тороплюсь. Зато успеваю сделать весь нужный объем.

 

— Как про вас люди узнают?
— Кто-то рассказывает про меня тому, кто ищет домработницу. Это сарафанное радио. Но сейчас я уже работу не ищу, может, к зиме. Посмотрим. К тому же, с возрастом труднее входить в новые семьи. У всех свои порядки. Каждый раз подстраиваться все тяжелее. 

— Какие вопросы задают на собеседовании?
— В первый раз, когда я пришла, ничего такого не спрашивали.  Я только не хотела, чтобы меня привлекали к готовке, а женщина хотела. На всю семью пришлось готовить (смеется). 

Она мне сказала: «Мне все равно как ты убираешься, какими способами, технологиями. Главное, чтобы чисто было». А потом уже, видимо, знакомые людей, в чьи квартиры я приходила, уже все рассказывали про меня, раз рекомендовали. Оговаривается только сумма. Все. Больше никаких вопросов. Ничего личного. 

Потом начинаешь знакомиться с семьей, они уже что-то рассказывают мне, а я им. Начинается сближение. Ты понимаешь, что это твоя вторая семья. Когда я работала в первой семье, они для меня стали родными. Помогали мне все время, поддерживали, я могла на них опереться. 

— Как они вам помогали?
— Могли куда-то срочно отвезти или, если мне не хватало денег погасить платеж за кредит, занять нужную сумму. 

Иногда приглашали в гости, но я не понимаю такого. У меня в голове крутится, что я там должна работать, а не сидеть и болтать. Я отказывалась. Но мы же часто встречались в рабочее время, так что успевали поговорить обо всем. 

Мне не хотелось оттуда уходить, но я уже не смогла там работать, здоровье подвело. Нужно было и в Благовещенске убирать квартиру, и дом за городом. Один день здесь, другой — там. Очень тяжело.

— Вас увольняли?
— В один дом я попала по знакомству. Поговорила, устроилась, все нормально. Но там что-то не то. Не тянуло меня туда что ли. Я все свои работы люблю, мне нравится приходить во все квартиры и дома. А туда не хотелось. Когда не хочется — лучше не ходить. Я и болеть стала чаще. Однажды они позвонили и сказали: «Не надо приходить». Может, я не понравилась. Мне не объяснили.

«Многие просто не любят убираться»

— Почему люди не хотят убирать свои квартиры сами?
— Одна из моих хозяек говорить так: «Зачем я буду тратить время на уборку, если я могу провести его с семьей. Я лучше посвящу  время родным, а уборку за меня сделает человек, который это умеет делать хорошо». А те, что без семьи... Многие просто не любят убираться.

— Опишите портрет человека, с которым вы работаете?
— Кто-то младше на 10 лет, кто-то старше на 10. Самой мне уже 50 лет. 

— 20-летних богатеев среди клиентов нет?
— Были, но сейчас я у них не работаю. Это была временная подработка, пока кто-то уезжал в отпуск. Может, не 20 лет, но до 30. Помню, парнишку хорошего. Ему лет 28-29. С удовольствием ходила к нему. У него маленькая квартирка. Порядок любит, а убираться нет.

— Не было конфликтов поколений?
— Я могу с любым найти общий язык, сколько бы человеку лет не было. С ребенком, с женщиной, которая мне в матери годится. Могу найти любые темы для разговора с людьми любого возраста. 

И потом, я же работать прихожу. Если мне хозяин говорит что-то делать, я же не буду обсуждать? Я иду и делаю. Какие могут быть конфликты? Я делаю так, чтобы людям моя работа принесла удовлетворение. И мне тоже. Я бы постыдилась брать деньги, если что-то сделала плохо.

— У всех бывают неудачные дни, когда мы делаем работу плохо. Вы делали ее плохо?
— Не вспомню. Я даже лишнее иногда делаю. К примеру, могу прополоть грядку на участке, ягоду собрать. Меня просили, но это не входило в обязанности. Я с удовольствием шла и делала, сама просилась на грядки. Я иду и вижу работу по пути, она прям просится, чтобы ее сделали. И я делала. Главное, чтобы я не опаздывала на вечернюю работу.

— Утром не просыпаетесь с мыслями «черт, мне идти к Петровым, а у них квартира огромная и они такие свиньи»?
— У всех огромные квартиры (смеется). У некоторых и дома с гаражами и банями, где все нужно убирать. Но мне без разницы. 

Единственное, голова иной раз болит. Тогда я звоню, предупреждаю, что задержусь на час. Выпиваю таблетку. Там вначале мучаюсь немного, а потом все проходит. Иногда все отменяю, если совсем плохо.

«Люди мне доверяют, я этому до сих пор удивляюсь»

— Вы убираете без хозяев?
— Иногда. В одной из квартир мы все обговорили с хозяйкой, она дала мне ключ. Я работаю у нее дома, а она на своей работе. Тружусь там уже второй год.

В доме, где я работала семь лет, ключи не давали, потому что там всегда кто-то был. Если иногда уезжали, то закрывали меня и приезжали, чтобы выпустить. 

В основном я одна. Люди мне доверяют, я этому до сих пор удивляюсь. Но я знаю, что я хорошая.

 

— Как семья относится к вашей работе?
— Мои дети мной гордятся. Я не думала, что этим можно зарабатывать. Но я получала реальный доход, могла оплачивать кредиты. Еще и детям помогала, когда они были студентами. Так что дети за маму горой.

— А остальные? Друзья, может быть. Может показаться, что уборка — это не престижно.
— У меня почти все друзья в этой сфере. У них есть основная работа, но они обязательно где-то подрабатывают. Полы моют, дома убирают или с ребенком сидят. Моя подруга говорит: «Гордись собой, потому что это каторжный труд». Если тебя это кормит, если ты зарабатываешь, то престиж не имеет значения. 

— У моей знакомой мама была уборщицей в школе. И одноклассники этой девочки насмехались над ней и ее мамой.
— Наверное, они были детьми богатых родителей. Мне их жалко, ведь у них все есть. Они щелкают пальцами и все мгновенно появляется. Родители, которые все им предоставляют, не могут с ними справиться. Я тоже хочу, чтобы у моих детей все было, но хочу, чтобы они понимали, что это нужно заработать. Как я добилась того, что у меня есть? Мне пришлось оставить в поселке квартиру, дочь, мужа. У меня сердце разрывалось, у нас разваливалось все. Но там бы я ничего не заработала. Это мои дети — я обязана была им помочь.

И зная, каким каторжным трудом моим им все доставалось, они никогда не выпендривались. Сын, учась в институте, работал каждое лето: объявления клеил, бумажки раздавали, на мойке мыл машины. Денег я ему не давала. Дочка с 16 лет курьером бегала.

Надо воспитывать с малого возраста, вкладывать все их головы. В семье привыкают к тому, что все есть. Если родителям не все равно, он никогда не позволят грубить и ездить на себе. 

— Вспомните какую-нибудь любопытную историю за 11 лет?
— Однажды я работала, а в соседней квартире за стенкой делали ремонт. Стоял ужасный шум и грохот. С полки даже фотография упала. Было воскресенье, так что хозяйка вызвала полицию, а сама ушла на улицу с ребенком — передохнуть. Полицейскому сказала, я ее двоюродная сестра, когда он что-то записывал за мной. Мне тогда было очень приятно, что она так меня представила.

«Мы не ходили в норках, но хватало»

— Сколько вы получали, когда работали на восьми работах?
— Сейчас и не вспомню, везде по-разному платили. За 15 тысяч мы снимали квартиру. Я оплачивала все расходы — питание, учебу, одежду, когда дети были студентами. Мы не ходили в норках, конечно, но хватало. 

Сейчас в месяц у меня от 30 до 40 тысяч. Раньше доходило до 60. Тяжело было, но поваром я убивалась еще сильнее. А здесь я могу, например, отпроситься или заболеть — мне всегда пойдут навстречу. А там нужно все согласовывать, чуть ли не заявление писать. Я так привыкла, другого ничего не хочу. 

— Стоят ли деньги за такой объем работы вашего здоровья?
— Для меня это был единственный выход. Советовать другим я ничего не буду. 

— Вы были в отпуске хоть раз?
— Когда в поселке работала, то была — там положено. А так, 11 лет без отпуска, 10 лет без воскресенья. Ни разу никуда не ездила. 

У меня выходные первый год, как появились. Даже если занятости раньше не было в какие-то дни, я все равно искала подработку. Хотя, если и сейчас мне позвонят в субботу, то я помчусь работать.

— Вы убираетесь в больших и, наверное, красивых квартирах. Не завидуете богатству?
— В моем лексиконе нет слова «зависть». Я никому не завидую. Раз чего-то не добились, значит, это справедливо. Счастье ведь не в деньгах. Да, они важны, но это что-то отдельное. Когда твои дети растут, уважают тебя, когда ты им нужна — это счастье. А деньги — дело наживное. Выплачу кредиты, мне будет полегче. Смогу себе что-то позволить.

— Самое шикарное, что вы видели в квартирах?
— Я всякое видела. Чучела животных, ковры из них же. Огромные телевизоры. В одной семье подвал под гаражом оборудовали под кинотеатр. Диван стоял, спиртное. Так хозяева отдыхали. 

А мне от этого что? Мое дело прийти и сделать чисто. Подняла я шкатулку, вытерла, а что в ней — не знаю, я в нее не заглядываю. Это не мое. Теми, кто ворует, движет та самая пресловутая зависть.

Я не стремлюсь к роскоши. Мне это не нужно. И дети мои так же воспитаны. Мы никогда не видели роскоши, зачем она нам сейчас нужна? 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке