«Друзья говорили, что в России меня убьют»

24 февраля, 2015 | 8302 18

Нигериец Таовик Онаолапо живет в Благовещенске уже несколько месяцев. Сейчас он учит русский язык в АмГУ, а в дальнейшем планирует получить степень магистра по экономике. MOJO встретился с африканским студентом и не без помощи переводчика узнал об отношениях с русскими, расизме и симпатии к Владимиру Путину.

— Сегодня опять идет снег, привык уже к нему?
— Я люблю снег. Когда первый раз увидел его вживую, очень удивился. Дело в том, что от Москвы до Благовещенска я добирался на поезде, и все семь дней шел снег. Я был очень поражен, делал фотографии и отправлял их своим друзьям. Они шутили, что это не может быть снег, и я, наверняка, просто копаюсь в муке. Я отвечал, что это не мука, это снег, и он холодный на вкус. Если они хотят кушать эту муку, то пускай приезжают в Россию, ее тут на всех хватит.

— Почему ты переехал в Россию, а для учебы  выбрал именно Благовещенск?
— Я не планировал жить непременно здесь, просто давно хотел учиться в России. Мне нравится эта страна, ее культура, традиции. В интернете увидел, что в АмГУ открыта кафедра для иностранных студентов. Я отправил заявку и мне пришел положительный ответ. До этого я вообще не знал, что такое Благовещенск и где он находится. Ткнул наугад. Мне главное, что город в России, а остальное неважно.
 

— Как отреагировали близкие, когда узнали, что ты переезжаешь?
— Меня поддержал отец. Папа знает много о России. Он сказал, что это очень сильная и красивая страна, а ее история — великая, и нужно ехать. А мой брат не хотел меня отпускать, говорил, что лучше учиться в Америке. Кстати, он до сих пор не знает, что я в России. Мои друзья тоже не в восторге от того, что я переехал сюда. Постоянно пишут, чтобы  возвращался назад. Они говорили, что в России меня убьют, потому что я африканец. Пугали, что от мороза будет идти кровь из носа. Я им постоянно твержу, что здесь живут обычные люди, и никто никого не убивает.

— Чем ты занимался до приезда в Россию?
— Я окончил школу — 12 классов. Потом поступил в политехнический колледж на информатика. Я учился и параллельно работал в международном научно-исследовательском институте. Был специалистом по связям с общественностью.

— Дорого ли учиться в России? Как были собраны средства на учебу?
— Учиться и жить здесь очень дорого. Поездка и учеба обошлись почти в 500 тысяч рублей. Я, конечно, работал, но моих денег не хватило бы. У меня небогатая семья, но очень большая и дружная. Все вместе мы сумели накопить нужную сумму. 

— Что больше всего удивило в Благовещенске?
— Наверное, то, насколько близко Китай. Во всех смыслах. И китайская кухня, конечно же (улыбается).

— Тебе трудно дается русский язык?
— Для меня жизнь вообще очень трудная. Каждый день несет в себе определенную сложность. Для того, чтобы чего-то достичь нужно долго и усердно работать. Когда я только приехал мне было очень тяжело. Я жаловался и говорил, что у  меня не получается выучить русский язык. Папа спросил меня, сколько я учу его, я ответил: «Три месяца». Он сказал, что это пустяки, нужно просто быть упорным. Я считаю, что жизнь в сотни раз сложнее изучения русского языка. По сравнению с тем, что я уже прошел, это, можно сказать, мелочи, но сложные.

— Есть стереотип, что темнокожие люди любят рэп. Ты не исключение?
— Да, в Африке почти все слушают рэп, но не я (улыбается). Я равнодушен к музыке и к рэпу тем более. Что касается русской музыки, ее я слушаю, но в основном, чтобы лучше понимать язык. Один мой друг из университета подарил мне диск Мистера Кредо. Мне понравилось!

— Занимаешься ли ты спортом?
— Спорт я обожаю. Больше всего, конечно, я люблю футбол. Это моя жизнь. Во многих известных футбольных клубах играют парни из Нигерии, и мне посчастливилось играть с ними на одном стадионе. Один из них сейчас играет в российском «ЦСКА» — Ахмед Муса. Его знаю лично. В Благовещенске я играю, как любитель.
 

— Как ты относишься к политике, следишь ли за тем, что происходит в Нигерии и России?
— Я слежу за политической ситуацией в мире. Но так как у меня проблемы с интернетом — не всегда могу за всем успеть. Больше всего меня, конечно, волнует, что происходит в моей стране, но и российские события важны. Особенно внимательно я наблюдал за переворотом на Украине. Я изучал историю, знаю, что изначально Крым принадлежал России, а потом Хрущев подарил его Украине, и вот, сейчас, Путин вернул его обратно. Я отношусь к этому нормально, уважаю, Путина и считаю его поступок правильным. Ведь люди там действительно страдали. У меня есть хороший товарищ в Дубае, он, наоборот, считает, что Путин тиран и делает неправильные вещи. Из-за этого мы постоянно спорим. Я живу в России и знаю о ней больше. На самом деле, здесь все не так плохо, как многие говорят.

— Сталкивался ли ты здесь с негативным отношением к африканцам?
— Обидного ничего не слышал, больше шутки. Я живу в секции с китайцами, и они между собой называют меня «хэй жень» — «черный парень». Если бы меня так называли в Нигерии, это можно было бы считать проявлением расизма. Но я не верю в расизм. Считаю, его не должно быть. Единственное, что меня здесь расстроило — это статья обо мне в университетской газете. Там сказали, что мне тяжело в России, и я мечтаю о русской жене. Это неправда (смеется).

— Как складывается личная жизнь в России?
— Из Нигерии я уезжал свободным парнем. Здесь у меня пока девушки нет, но я не могу сказать, что русские, например, нравятся мне больше, чем нигерийки. Для меня важно, что внутри, характер человека. Я сам по себе очень религиозен, исповедую хрислам. Поэтому к выбору девушки отношусь очень серьезно. 

— В Благовещенске ты играешь в  КВН. А дома ты выступал на сцене?
— Да, в Нигерии я выступал в роли комика. Практиковал жанр «стендап». Самые ходовые шутки у нас, конечно, про расизм. У нас очень актуальна эта тема, и такой юмор заходит лучше остального. Так что опыт есть, на публику выходить я не стесняюсь.

— Африканцы для Благовещенска не в новинку. Поддерживаете ли вы отношения между собой?
— В Благовещенске нет ребят из Нигерии. Все либо из Анголы, либо из Зимбабве. Я не ищу их специально, чаще мы просто встречаемся на улице. Для нас это нормально — подойти к незнакомому африканцу и спросить: «Как дела?» Ведь все мы братья. Мы общаемся, но с трудом — языковой барьер мешает. Поэтому между собой говорим только на русском (смеется).

На прощание Таовик рассказал о том, что любит русскую классическую литературу. В особенности поэзию Михаила Лермонтова. В доказательство этому он прочитал стихотворение «Утес», которое знает наизусть. Это его маленькая победа над русским языком.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке