Готовы на многое

Автор: Дмитрий Попов , Фотограф:
13 июля, 2015 | 2952 10

Женский футбол в мире развивается семимильными шагами, но, как и все хорошее, современные течения доходят до Благовещенска очень медленно. Часто это случается за счет энтузиазма отдельных личностей. Этой зимой в городе была создана первая женская футбольная команда. Мы поговорили с девчонками об матчах с парнями, игровом прогрессе и чисто девичьему отношению к самой популярной игре на планете.

MOJO: После чего вы сказали себе, что любите футбол и хотите им заниматься?
 

Полина: В десять лет я смотрела программу «Жди меня». В ней рассказывалось о мальчишках, которые ушли из дома, и хотели поехать в Москву, чтобы играть в футбол. Игрок «Локомотива» Марат Измайлов подарил этим ребятам футбольные мячи и сказал, что так делать не надо, что все у них получится. Я спросила папу, за кого играет Измайлов, и сказала, что теперь буду болеть за этот клуб. И я болею за него уже 12 лет (улыбается). Папа водил меня по секциям, просил, чтобы меня взяли. Там соглашались, но предупреждали, что ни в каких играх я участвовать не буду. Я очень расстраивалась, поэтому сейчас я сразу воспользовалась возможностью играть с девочками.

Дарья: Я с детства играла на любительском уровне. С пяти лет пинала мяч с мальчиками. Появлялся азарт — нужно обвести кого-то, забить. Так все и началось. Потом я начала болеть за ЦСКА. Как это произошло — не помню, но это было очень давно. А потом мальчики перестали меня брать в команду, играла только на уроках физкультуры. Позже пришла в голову идея создать женскую команду, но не было ни возможностей, ни поддержки. Когда время подошло к 20, я поняла, что пора. И написала в соцсети, что ищу девочек. Слава богу, их нашлось достаточно много. Потом большая часть «слилась», но и сейчас есть футболистки, которые со мной с самого начала.

Александра: В отличие от девочек, у меня не было никакого интереса к футболу. Я даже не думала, что буду им заниматься. Просто в жизни был очень сложный момент, и мне нужно было что-то такое, на что можно отвлечься. И на глаза попался клич Даши о создании команды. Мне стало интересно, так как это что-то новое в городе. Я была с самых первых тренировок. У меня не было уверенности, что у нас получится, но продолжала ходить. Были моменты, когда хотелось все бросить. Но когда команда начала увеличиваться, когда стали получаться удары, пасы, то стала появляться вера в нас, стала появляться любовь к футболу. Сейчас я не представляю, как можно жить без поля, мяча и своей команды.

Татьяна: У меня есть старший брат, я всегда с ним везде ходила. Когда начала пинать мяч, мне было лет пять-шесть. Сначала было «лишь бы пнуть», но когда начало получаться — захотелось большего. Я сама с Комсомольска. Там я нашла команду, которая занималась с профессиональным тренером, и записалась на секцию. Мы выезжали на соревнования различного уровня — по Хабаровскому краю, по ДВ округу. Даже на Россию ездили. В 2011 году поступила сюда, начала искать команду, но не нашла. Для меня это был период кризиса. Потом начала с мальчиками с общежития играть, а зимой и увидела группу «ВКонтакте». 

М: Сколько у вас игроков в команде?
Д: 15 человек. Одно время было 18, но некоторые не выдержали постоянных посещений. Их не устраивало, что не всегда все проходит с главным тренером, и они уходили. И зачем нам такие игроки? Мы всегда можем набрать людей. Нам постоянно пишут, хотят прийти. Кстати, если у кого есть желание тренироваться и профессионально играть в футбол, то можно звонить мне по номеру 8-961-954-08-16 (смеется).

М: Парни скептически относятся к девушкам в игре. Вы способны разрушить стереотип о том, что футбол — не женский вид спорта.
Д:
С самого образования группы люди начали писать, что девочки хотят привлечь к себе внимание. А мы им ответили, что девушки у нас все красивые и спортивно подготовленные, так что внимания у них достаточно. Они приходят не для этого. Мы берем в команду только тех, кто настроен на футбол. Позже мальчики стали приглашать нас на товарищеские игры. Мы два раза выигрывали, два раза проигрывали. Но показали, что готовы на многое. Мы у многих уже разрушили стереотипы.
 

М: Они вам не поддавались? 
Д: Нет, они боролись. Если только, кто постарше, те возможно и поддавались, а младшие стараются хорошо играть.
П: Когда мы начинали, все думали, что мы ничего не умеем, и шли на уступки. А когда ты сама идешь в прессинг, борешься, то парни смотрят и думают, что проигрывать девочкам — не очень. Со временем и они начали относиться положительно. 
Т: Чаще всего критикуют те, кто не занимается и далеки от этого. Такие футбол только по телевизору и смотрят.
Лариса: Многие мальчики не воспринимают нас всерьез, говоря, мол, «Мы ничего не добились, хотя вон сколько занимаемся. Вот и вы не добьетесь». Сами не понимают, что если хотят чего-то достичь, то им нужно что-то дать взамен. Для тех же спонсоров. Нам есть, что дать.

М: Ты про что сейчас (общий смех)?
Л: Футбольная женская команда одна, а мужских — много. Этим мы выделяемся. 

М: Ваши навыки по сравнению с началом тренировок выросли?
Д: У нас же тренер-любитель был поначалу. Он учил принимать мяч, а девочки просто пропускали его. Они даже не знали, как его принять, как давать пас. Если сравнить то время и сейчас, девочки очень сильно прогрессировали. Я вижу это и радуюсь. Они очень стараются. 
Т: Первые тренировки, проходившие на Судоверфи, были очень нервозными для меня. Я вставала на ворота и срывала себе горло: «Девочки, кройте того, бегите к тому». Они меня не слышали, а просто всем стадом за мячом бежали. А сейчас уже есть расстановка. Если встала в защите, то в нападение не уходит. Сейчас смотрят, кого накрыть, куда встать. Начали читать игру, видеть поле.
П: Артем (тренер-любитель — прим. авт.) хватался за голову во время первых тренировок. Мы все ругались, психовали — ничего не получалось и было так обидно. Со временем все приходило.
А: О прогрессе говорит наша первая встреча с профессиональным тренером. После тренировки он собрал нас и сказал: «Я думал, что будет очень плохо, но у вас есть навыки». Артем заложил в нас начальные знания, которые нам помогли.

 

М: Вы отрабатываете удары на больших воротах. Вопрос к вратарю. Как ты планируешь стоять в рамке со столь небольшим ростом?
Екатерина:
Все придет с опытом. Пока я стараюсь отрабатывать падения какие-то. Не знаю (смеется).
Д: Рост играет роль, но можно и прыгучесть развить. Поэтому не страшно.
П: Мне кажется что рост играет роль, но футбол нередко — игра удачи. Если выйдешь вовремя, то и рост не нужен будет. Если человек хочет развиваться, то все получится и на больших.

М: Как к вашему увлечению относятся парни, подруги, родители?
А:
Родители были в шоке, ведь я обычно занималась творчеством. А тут пришла и говорю, что я решила заниматься футболом. Для меня странно, что меня поддержал папа. Среди друзей (большинство мальчики) меня тоже все поддержали. От девочек иногда есть неприятные шутки и колкости, но это терпимо. Я не обращаю внимания.
П: Для моих родителей это не стало откровением, потому что всю сознательную жизнь я живу футболом. Я выбираюсь на матчи в Москву. Мой молодой человек тоже более за «Локо». Он раньше играл на любительском уровне. Мы, бывает, с ним выходим отдельно, и он что-то показывает, рассказывает. Он верит в меня, и помогает мне верить в себя, что все получится и придет с опытом.
Д: Родители не удивились. Но они говорят: «Даша, завязывай». Я уже в футболе ломала руку, сейчас ногу (смеется). Они категорически против, но я стою на своем.
 

М: Даш, как ты получила эту травму (девушка была в гипсе)?
Д: В конце мая отменили тренировки, потому что тренер уезжал на соревнования. Я решила поиграть с друзьями из АмГУ — парнями 20-25 лет. Поставили меня в защиту, но я там не слишком хорошо играю. И вот, на меня бежит игрок с мячом. Я у него мяч из под ног выбила, а он на меня по инерции побежал прямо на мою стопу. И тут раздался дикий хруст. Он меня успел поймать, спросил все ли нормально. Сказал, что слышал под ногами хруст веток. Я начала терять сознание — от жары и шока. Они меня сначала на трибуну отнесли. Уже в травмпункте сказали, что у меня перелом стопы. И вот я уже месяц с гипсом.

М: Желание не отбито?
Д: Были же травмы уже. Правда, я на воротах стояла, когда первая травма случилась. Выбита была кость в кисти. Теперь я побаиваюсь быть вратарем. Впредь буду осторожнее. Правда, в футбол вернусь только месяца через три.
 

М: У остальных какое отношение?
А: Я уже получала в нос с кулака, причем очень хорошо. Болел неделю. А за две недели до выпускного схватила огромный синяк насыщенного, синего цвета. Я боялась, что буду в платье с этим синяком. Но хорошо, что есть препараты, которые убирают даже такие фингалы. Боль, ссадины, удары — ничего страшного.
Е: А зачем идти в футбол, если боишься травм? В любом виде спорта есть травмы.
Д: В ходе игры все равно какую-нибудь травму, да получишь. Неважно какая. У нас уже почти все девочки травмировались.
Л: Не все.
Д: Про тебя отдельный разговор. Она просто «ММАшница» бывшая. Поэтому футбол не сильно отражается на ней.
П: Большинство девочек занималось каким-то видом спорта до футбола. Алена и Лариса — карате, а я — айкидо. Пять лет. У меня были разные травмы из-за того, что противник находился в совершенно другой весовой категории. Были и под 100 кг мужчины. Когда видишь игру по телевизору, то должен понимать, что это все может произойти и с тобой. Профессиональные игроки выбывают на полгода и больше. А у них квалифицированные врачи, дорогостоящие операции, индивидуальные тренировки, восстановление. А тут?  Все взрослые люди и все понимают. 

М: Смотрите ли вы футбол вместе?
Д:
У нас еще не было такой возможности. Тем более, у нас есть совсем маленькие девочки — они не могут. А Лига чемпионов ведь ночью проходит. Или семейные обстоятельства мешают. Но в будущем планируем. Мы уже огромная семья, которая делает все вместе. Всей командой идем играть с мальчиками, куда-нибудь покушать после тренировок, по магазинам. Меня девчонки навещают (смеется). Это очень приятно.
А: Мы не могли посмотреть футбол, но в «ВКонтакте» создали конференцию, где обсуждаем матчи, которые смотрим.
Е: Нам не у кого собраться. Кто в общаге живет, кто с родителями.
П: Тут еще важно, кто за кого болеет. Так вышло, что у нас разные футбольные интересы. Главный тренер вообще за «Спартак». Я очень рада, что это не стало препятствием. Ведь часто возникают конфликты на таких почвах. Не понимаю фанатских войн. И очень рада, что мы любим футбол независимо от того, какие у нас клубные пристрастия.

У меня папа всю жизнь за «Зенит» болеет. Он у меня очень добрый и миролюбивый. Возможно, он меня и приучил нейтрально относиться к другим фанатам. Когда недавно проходил матч «Локо» vs. «Зенит» мы с ним смотрели его молча (улыбается).
 

М: Есть ли у вас какое-то чисто женское отношение к футболу? Может, надеваете черные гетры, а не белые, чтобы не пачкать?
Д: У меня точно нет. У меня гетры салатового цвета. Девчонки знают, я не боюсь их пачкать. Даже когда мы играли на АмГУ я в них бегала. 
А: Чисто женское у нас после тренировок. Если брать тренировку на «Спартаке». Когда она заканчивается, мы приходим в раздевалку, принимаем душ. И нам не хватает зеркала и фена. Шкафчиков не хватает еще, чтобы гель для душа и шампунь хранить в них, а не носить с собой (смеются).
Т: Есть немножко, правда, это индивидуально. Я об отношении к футбольной обуви. Ты к ним привыкаешь, а потом, когда бутсы начинают рваться, ты думаешь: «Боже, моя прелесть. Как это так?» Когда их выкидываешь, ты будто хоронишь любимое животное. 
 

М: Вы все молоды, а некоторые — очень молоды. Есть ли у вас шансы достичь чего-то большего, чем игра в Благовещенске?
Д: Мы разговаривали об этом с главным тренером. Пока хотим потренироваться годик, а потом выставиться на соревнования по Дальнему Востоку, потому что на ДВ много женских команд. Если будет виден прогресс, нас хотят отправить на турнир в Китай. О всероссийском уровне пока не думаем.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке