«Хочется, чтобы он был мертв»

18 февраля | 4064 4

С виду это обычная девушка, ничем не отличающаяся от остальных — общается с коллегами, веселится с подругами и встречается с молодым человеком. Но всего несколько лет назад ее жизнь была совсем другой. Женя — жертва изнасилования, со всеми вытекающими из этого последствиями. Близкие запрещают ей об этом вспоминать, но благовещенка согласилась поделиться своей историей с MOJO, чтобы на своем примере показать, что после изнасилования можно жить нормальной, здоровой жизнью. 

 Примечание: Евгения по понятным причинам отказалась фотографироваться. Имеющиеся изображения взяты из интернета.

«На моем месте могла оказаться любая»

— Как ты стала жертвой насильника?
— Просто оказалась не в том месте, не в тот час. На моем месте могла быть любая. Думаю, многие девушки считают, что с ними никогда ничего такого не произойдет, поэтому добираются домой ночью одни, а к угрозам относятся, как к шуткам. У меня было также: когда прямым текстом говорили, что не дойду домой, потому что меня будут ждать; когда подруг пытались затащить в машину; когда говорили, что я понравилась человеку и его не волнует, что я об этом думаю. Но каждый раз мне везло, что ли. И такие стремные ситуации разрешались сами собой, а спустя время забывались, но в один вечер не забылись.

— Ты помнишь тот вечер?
— Только отдельные моменты. Мы отдыхали в клубе большой компанией и на протяжении всего вечера «этот» (я его только так называю, у меня нет для него больше слов) постоянно к нам подходил, очень настойчиво пытался влиться в нашу компанию. До этой встречи я видела его только один раз, но знала, что он сидевший, что наркоман. Видела, как он на пустом месте начинал скандал и бросался на всех с кулаками — в общем, полный неадекват. Сначала мы с друзьями решили объяснить ему нормально, что не хотим с ним общаться. Наших объяснений ему хватало ровно на полчаса, потом он опять возвращался, даже подрался с другом из нашей компании, но их быстро разняли. Знаешь, если бы то, что происходило в том клубе, случилось сейчас, я бы сразу уехала домой, потому что объясняться с таким человеком бессмысленно. Но тогда я осталась, тем более, что под конец отдыха, «этот» вроде успокоился, и мы о нем забыли.

— Когда ты с ним снова встретилась?
— Под утро. Обычно, после отдыха наша компания разбивалась на пары/кучки и расходилась домой, девочек провожали всегда. В тот вечер я хотела пойти с другом до дома, но мне позвонил мой, на тот момент, молодой человек и попросил подождать его. Сказал, что заберет на машине, что было странно, потому что раньше он никогда не забирал меня, не провожал, но тогда я не придала этому значения. Кстати, как потом оказалось, его в ту ночь видели с другой, и никуда он за мной не собирался.

Пока я его ждала, все мои друзья уже разошлись, я осталась одна. Тут мне приспичило покурить, и сама не знаю почему, я пошла за здание клуба. Туда же, правда, немного позже, за мной пошел «этот». Я пыталась уговорить ничего не делать, кричала, но в какой-то момент смирилась, потому что ничего уже нельзя было исправить. 

— Он бил тебя?
— Да, когда кричала, получила неоднократно по лицу. Было много синяков, скула вся синяя. Она и сейчас иногда болит. Колени тоже были полностью в синяках. Ну, и царапины по всему телу. Он таскал меня по земле, это не могло бесследно пройти для моего тела. Но переломов, травм серьезных, слава богу, не было. 

— Что было самым сложным на следующий день после изнасилования?
— Решение обратиться в полицию. Плюс взгляды родных и друзей, в которых было очень много жалости. Еще постоянные вопросы о происшествии. Каждый считал нужным сказать, как бы он себя повел: «да я бы била», «да я бы сказала, что болею», «я бы убегала». Все это прекрасно, и лично мне хочется верить, что никто из тех, кто мне это говорил, никогда не попадет в такую ситуацию, а если попадут, то сделают все, как планируют. 

Совет для окружения: если вы знаете, что такое произошло, не нужно давать советов, если только вы сами через это не прошли. Лучше просто забыть.  

«В полиции относились как к шлюхе»

— Как реагирует полиция на заявления об изнасиловании?
— Ну, как сказать... Их, наверное, тоже можно понять. Сколько у них таких случаев. Сначала в полиции выдвинули версии: поругалась с любовником/парнем, поэтому заявила об изнасиловании; поздно с клуба вернулась, отец избил, синяки нужно объяснить, вот и обвиняю. И все в таком духе. Честно, некоторые варианты были  такими, что просто жуть. Такое даже в голову не придет нормальному человеку. Заявление мое тогда приняли, хоть и с трудом — я помылась, а делать этого не нужно, лучше сразу их вызывать. Также мне дали время подумать, не захочу ли я взять деньги с насильника и забрать заявление. Говорили, такое часто происходит. Поэтому поначалу было отношение, как к шлюхе, которая решила нажиться за счет бедного мальчика. Да что говорить о полиции, если даже со стороны друзей и родственников приходилось слушать невообразимые вещи. Почему-то все вокруг считали, что они пострадавшие: мама узнала, что ее дочь не девственница — трагедия, друзей полиция достала расспросами — кошмар. В общем, плохо было всем вокруг, а я во всем этом виновата. О чем они не забывали мне регулярно напоминать.

Я бы с удовольствием пережила эту ситуацию внутри себя, но, как я уже говорила, в тот вечер со мной была приличная компания. Все всё знали, но не всем, как оказалось, можно было доверять. Подруги узнали эту историю по нескольким причинам: мы жили вместе, ко мне периодически приезжала полиция, состояние мое было ужасное, ну, и большой синяк на лице. Я решила сказать правду, потому что доверяла этим людям, но зря. Эта новость облетала все больше моих знакомых, она доходила даже до тех, кто меня не знает. Все перевирали, добавляли свои подробности.

— А когда следователи увидели «этого», у них как-то изменилось отношение к тебе?
— Когда произошло задержание, и полиция  увидела эту «жертву» жестоких наговоров, отношение ко мне немного изменилось, но скепсис оставался какое-то время. Точнее, оставался он до детектора лжи. После него ко мне отношение поменялось. Мне дали хорошего следователя, помню его до сих пор. Он прекрасно видел, что со мной происходило, поддерживал, где-то давал советы, как себя вести. Например, на очной ставке. Поэтому очень ему благодарна, он как лучик света во всей этой истории. Были же моменты и с угрозами со стороны друзей/родственников обвиняемого, поэтому следователь просил звонить ему в любой момент, даже если мне просто покажется, что что-то не так. 

— Что за угрозы были со стороны обвиняемого?
— Мне неоднократно писала и звонила девушка «этого». Она пыталась со мной встретиться, иногда и просто давила на жалость: на тот момент она была беременна от него. Может быть, цинично, но меня ее рассказы о лопнувшем девичьем счастье не тронули. Я ее даже не выслушала.

«Психолог боялась начать лечить себя»

— Ты обращалась к психологу. Что он говорил, какие методы терапии предлагал?
— Да уж, был такой косяк  — по-другому не назовешь. Первый психолог — по горячей или линии доверия, уже не помню. Если обозначить мое состояние, как плохое, когда я ей позвонила, то после разговора мое состояние ухудшилось до «жить не хочется». Серьезно, таких психологов… даже не знаю, что с ними делать нужно, но уж точно не подпускать к людям, у которых есть проблемы. Я не винила себя в произошедшем. То есть, моя вина есть, я поступила глупо в некоторых моментах, но чтобы все на себя тянуть, нет. Но этому «психологу» удалось убедить меня в том, что я сама виновата: не так была одета, не туда пошла, да и вообще, не так выгляжу. Первое, что я сказала маме после разговора с этим психологом: «Если бы я сейчас стояла на крыше, я бы спрыгнула». 

Не знаю почему, но идея с психологом меня не покинула. Только второй раз за помощью я решила пойти к реальному врачу, а не телефонному. После приема мне сказали: «У тебя такой интересный случай, я тебя другому психологу отдам, а то очень уж на мою историю похоже, еще начну себя лечить». Меня эти слова, конечно, насторожили, но второй раз я все-таки пошла. Нового психолога я не увидела, меня продолжила вести прежняя, сказав перед этим: «Я не могу отдать тебя кому-то другому». Я еще пару раз туда сходила и забросила. Но этот психолог посоветовал мне не держать все в себе, а выводить наружу. Писать, например, или разговаривать с игрушкой. Я писала, сначала бессвязные мысли, потом начала все это в сравнительно красивые тексты оформлять, а позже это в стихи переросло. Все, что было неприятно перечитывать — сожгла.

— Сколько времени тебе потребовалось на реабилитацию?
— Самое сложное время — это время следствия и суда, потому что тебе постоянно приходится в этой ситуации крутиться. У нас все прошло быстро, через 5 месяцев вынесли приговор. Но все прекрасно понимали, что через 3 года «этот» снова выйдет. Еще примерно год меня мучили мысли о дате его выхода на свободу, а потом я углубилась в работу до такой степени, что времени не хватало даже на мысли. Но где-то за полгода до его освобождения, я снова начала об этом вспоминать. Поэтому ответить цифрами на вопрос сложно. Я думаю, что и сейчас не пришла в ту норму, в которую хотелось бы, да и не уверена, что это возможно.

— Как этот случай отразился на твоем психологическом состоянии?
— Я считаю это переломным моментом. То есть, теперь есть жизнь «до» и жизнь «после». Но я не скатилась в яму, не закрылась от людей, ничего с собой не сделала, продолжила жить, но с чистого листа, и это, думаю, о чем-то говорит. Не знаю, можно ли меня назвать полностью здоровым человеком именно в психологическом плане. Меня пугают люди, похожие на «этого», иногда снятся кошмары, не по себе ходить по темным переулкам, но мне кажется, от этого не избавиться уже.

— Что сейчас с насильником? Он наказан?
— Мне хочется, чтобы он был мертв или хотя бы, чтобы его жизнь была так же разрушена, как была когда-то моя. Потому что такие, как он, не должны возвращаться в общество. Где гарантии, что его не замкнет, и он не полезет на детей. А вообще, он уже должен был отсидеть.

— Как изменилось твое отношение к мужчинам после случившегося?
— Я не озлобилась на весь мужской свет. В этой ситуации я пострадала от двух мужчин: от главного виновника произошедшего и от, как казалось тогда, любимого человека. Если с первым все понятно, он маргинал и ему на пути просто попалась я, то со вторым — только моя ошибка. Рядом был трус, а я возлагала на него большие надежды. Конечно, у меня изменились требования к парням и, главное, с кем бы я ни общалась, я всегда представляла данную ситуацию и думала, сможет ли меня защитить тот или иной парень. Чаще всего я ловила себя на мысли, что просто не верю в то, что парень может постоять за девушку. 

— Через какое время ты смогла начать отношения с мужчиной?
— Спустя 2,5 года я начала знакомиться с парнями, общаться, но, как я уже говорила, ни в одном из них я не была уверена — сможет ли кто-то из них меня защитить или хотя бы поддержать, а не обвинять после такой ситуации. А спустя еще год я нашла того самого, и знаю, что он сможет меня отстоять.

— Он знает о том, что ты пережила?
— Да. Мы уже начали жить вместе, и когда подходил срок завершения наказания «этого», меня мучили мысли о том, что он скоро выйдет и не понятно, что будет дальше. Поэтому состояние мое изменилось, что мой мужчина и заметил. Я рассказала о том, что случилось и что срок заканчивается. Он меня успокоил, сказал, что у меня теперь есть он, и мне не о чем волноваться. Я успокоилась. Конечно, мысли иногда посещают плохие, но я их гоню. Он запрещает думать об этом и смотреть фильмы с такими сценами.

«Я стала жестче и не прощаю ошибок»

— Сейчас есть очень много форумов, где девушки, пострадавшие от насильников, маньяков общаются, поддерживают друг друга. Ты не посещала их?
— Форумы… Может, кому-то это нужно, но точно не мне. Как-то, сразу после происшествия, ко мне пришла хорошая знакомая, выглядела она плохо. Сказала, что изнасиловал бывший парень. Я ее успокоила, попыталась ей помочь, сказала, что в полицию нужно, только приготовиться надо к тому, что будет сложно доказать, так как у них были отношения.Оказалось, она приходила ко мне за другой помощью — оценить ущерб, чтобы потребовать с парня деньги. На этом моя помощь закончилась, так как я считаю, такие сволочи должны сидеть, а не откупаться деньгами. Не знаю, чем там эта история закончилась, я ей больше не интересовалась.

— Чем стала для тебя эта ситуация?
— Пожалуй, хорошим уроком. Во-первых, отсеялись все якобы друзья, а тех, что остались, я стала ценить больше; во-вторых, любовь к молодому человеку прошла мгновенно; в-третьих, я поняла, что семья, родные всегда будут рядом. И именно они подержат тебя в любой ситуации. Я стала очень принципиальной, не прощаю ошибок. Например, в каждой дружбе «не с тем человеком» есть определенные сигналы. Ведет себя не так, мелкие пакости делает, а ты его оправдываешь. Сейчас я знаю, если такие сигналы есть, то когда-нибудь это приведет к большой проблеме. Поэтому прекращаю общение. Может, жестоко и неоправдано, но после того происшествия я еще ни разу не ошиблась и не подпустила близко ни одного сомнительного человека. Этому же я учу сестру.

— Многие девушки с трудом продолжают жить нормальной жизнью после изнасилования. Как ты считаешь, каким образом можно вернуть себя к жизни в социуме?
— Если смотреть статистику — цифры ужасают. Очень многие женщины подвергаются изнасилованию, и это только по официальным данным. А сколько не обращается в полицию! Здесь самое главное — не считать себя какой-то прокаженной. Не думать о том, «а что, если бы я не пошла, ушла, убежала»… Этих «если бы» может быть бесконечно много, но нужно принять тот факт, что это случилось и ничего уже не изменить, а все эти думы только делают хуже. Найдите хобби, работу — займите свое время. Наверное, банально звучит, но время помогает. Еще от людей не нужно закрываться. Да, есть такие уроды, но не все мужчины такие. Да, есть подлые друзья, но не все друзья такие. Да, в жизни был ужасный момент, но он всего лишь момент из большой жизни.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке