Играй, сколько можешь

19 февраля, 2014 | 4106 4

В Благовещенске всегда было немало хороших групп, но многие из них не видят профессионального роста, живя здесь. Участники пяти некогда известных команд рассказали нашему журналу, как переезд в Москву/Санкт-Петербург повлиял на их музыкальную карьеру.

Иван Крайнов, гитарист и солист ранее существовавшей группы BlitZKrieG, а ныне вокалист питерской группы So What?!

— Почему именно Питер?
— За несколько лет до переезда я приезжал в «Сейнт Пи» и понял, что это тот город, в котором я буду жить, в котором мне «легко дышится». Вряд ли со мной дела обстоят так же, как с ребятами, которые целенаправленно ехали в полном составе, чтобы здесь продолжать творчество. Хотя у каких-то банд это получилось. Но я переезжал один. После возвращения из армии моего экс-барабанщика, BlitZKrieG так и не собрался, посему, в плане творчества, мне терять было нечего. Переехав, начал искать единомышленников, в результате чего и появился So What?!. Сейчас Кузьмич — тот самый ударник — тоже в Питере живет, так что совместное творчество не исключается.

— Есть ли разница между благовещенским и питерским слушателем?
— Раньше мне казалось, что в Благе менее искушенный народ. Концертов было мало, приезжих команд тем более, может этим и объяснялась потрясная наполняемость залов. Здесь же команде без имени сложнее пробиваться — конкуренция лютая. И находить своего слушателя, пополнять ряды поклонников тоже сложнее. Вы сами гляньте: под сценой у многих, если не у большинства, команд (не только из БЛГ) исключительно друзья. Человек 10, при хорошем раскладе 20. И это не потому, что музыканты — лузеры. Просто таким группам собрать 200 человек в городе, в котором каждый день выступают именитые братья по цеху, действительно трудно. Но в Благовещенске слушатель более отзывчивый, искренний — отдадим ему должное. Нравится — выходит к сцене поддержать. А в Питере часто выходят только «под своих», особенно если это сэйшн-конкурс. Кстати, фанаты из Благовещенска до сих пор пишут (улыбается).

— Поменялись ли после переезда вкусы и подходы в музыке?
— Мне кажется резко меняются вкусы у ищущей молодежи. У человека в возрасте уже сформирован некий внутренний стержень. Конечно, каждому свойственно расширять кругозор и что-то новое для себя он будет находить, но это не выйдет за его рамки. По крайней мере, у меня вкусы особо не изменились: и панк-рок, и джаз, и опера. Это как паззл: ты находишь что-то новое, примеряешь и, если это твое, дополняешь картину полноценного и гармоничного себя. 

— Не мешает ли работа творческой реализации?
— Всегда приходилось работать, чтобы обеспечивать себя. Музыка становится отдушиной. Она никуда не исчезает. Ты находишь время и возможности этим заниматься, если это часть тебя. Точнее, музыка находит возможности родиться из тебя. Первые год-полтора после переезда мне приходилось усиленно работать. И это время без репетиций, без концертов меня реально колбасило. Депрессии были, недовольство собой. Все встало на свои места, когда появился So What?!. Эдакий метод «кнута и пряника» от внутреннего бессознательного. Бесспорно, было бы круто зарабатывать на жизнь исключительно тем, что тебе безумно нравится, но, к сожалению, российские реалии пока не позволяют музыкантам подобного. И я уверен, что работать — не стыдно. Стыдно быть тунеядцем и иждивенцем.

— Хочется ли «вырасти»?
— Конечно! Я же коротышка, меня со сцены не видно (смеется). Профессиональный музыкальный рост — в первую очередь. И максимальное развитие творческого потенциала.

Сергей Невидимов-Швецов, экс-участник инди-группы Red Tiez. Сейчас играет в проекте The Warner S.

 

— Почему решил перебраться так далеко от дома?
— Мне было тесно. Идеи, которые рождались в моей голове, не давали спокойно жить, а воплотить их на достойном уровне в благовещенской действительности не представлялось возможным. Питер с детства манил. Неповторимая атмосфера, родина многих великих людей. Истинная Мекка для творчества. Мне как-то сказали: «У Питера нужно спросить — Питер, а Питер, можно я в тебе поживу? Если он позволит, то будешь жить, и все получится, а если нет, то тут ничего не поделаешь».

— Что больше всего удивило на новом месте?
— Можно организовать концерт практически на любой площадке. А если уверен в своих силах, то можно и зал собрать. До переезда у меня был небольшой акустический гиг (музыкальный фестиваль — прим.ред.) в одном арт-кафе в Питере. Понравилось, как принимали. Тут слушают, интересуются, пишут и даже берут автографы. Но и это не главное. Публика более отзывчивая и доброжелательная. Хотя и в Бла были свои светлые глаза (Савинкина, привет!).

— Ты стал слушать другую музыку?
— До переезда больше тянуло к року, акустическому инди и прочей гитарной истории. Тут появилась возможность узнать о разнообразии стилей. Попробовать их, поиграть с множеством замечательных, профессиональных музыкантов. Джаз, соул, блюз, кантри. Много всего было, есть и будет. Я больше стал понимать музыку, стал лучше ее чувствовать. Визуализация, образы, глубина тем и прочее. Тут воплотилось все, о чем в Благовещенске я только мечтал. Были песни, которые по 3 года лежали в виде зарисовок, а с помощью талантливых друзей эти идеи зазвучали. И это здорово!
 

— Не тяжело ли жить в большом городе?
— Он забирает много сил и энергии, это правда. Но если есть цель и возможность увидеть пути достижения этой цели, то и идти будет не так сложно.

— Как удается совмещать увлечение с работой?
— Мы всегда готовы учиться. И любое дело — это изучение нового. Никакие знания или опыт не могут быть лишними. Я много чем занимаюсь, и отличить, где работа, а где увлечение сложно.

— Нет ли желания переехать еще дальше?
— Сейчас я работаю над синглом, который мы записываем с музыкантами из разных стран. Гитара пишется в США, вокал тут и в Германии. Африка, Египет, Шотландия, Ирландия — все тоже рядом. Ехать никуда не нужно. Разве что на запись, на студию «Эбби Роуд».

Солистка The Fragments Татьяна Ткачук, ныне в составе группы «Моя Мишель» покоряет Москву.

— Тебе с группой повезло оказаться вместе в одном городе. Вопрос о дальнейшем сотрудничестве отпал сам собой?
— Мы переехали в Москву отдельно, в разное время и по разным причинам: кто-то мечтал о карьере музыканта в известных проектах, кто-то о более насыщенной жизни, а я переехала в столицу по любви и дурости, чему бесконечно рада. Никогда не чувствовала себя в Благовещенске уютно, слишком много времени для самокопания, в моем случае — это больше плохо, чем хорошо. Если бы не влюбилась, переехала бы все равно. Здесь — суета и усталость, каждый день ощущение, что прошел квест, даже если просто выехал из дома.

— Как удавались первые шаги? Все ли было так просто?
— Когда с ребятами решили воссоздать-создать группу и пошел «всякий там шоу-бизнес», то мы перестали чему-либо удивляться. После того, как наш первый инвестор наигралась в группу, она подарила нам инструменты. Мы хотели удивиться, но в наше отсутствие на репетиционную базу приехали парни и эти инструменты забрали. С тех пор прошло 3 года и многое изменилось. Со временем набралась аудитория, которая постоянно ходит на наши концерты в Москве, нас стали приглашать для сольных выступлений на хорошие площадки типа «16 тонн» и Gipsy.

— Какие события произошли за это время?
— За это время мы сыграли на многих известных фестивалях: «Казантип», «Нашествие», Kubana, «Соседний мир» и другие. Не считаю это супер-достижением, но если бы нам сказали 3 года назад про это или про то, что мы будем выступать в «Лужниках» — мы бы радовались, как дети. Поклонники, по большей части, все-таки в Москве, плюс нас немного знают в Уфе и на Украине из-за фестивалей. Еще мы ездили на несколько концертов в Питер. Я не думала, что в Благовещенске, кроме друзей кто-то в курсе про «Мою Мишель» — у нас не было ни одного концерта там. Однако доходили слухи, что нас слышали по радио (улыбается).
 

— Где лучше всего принимают?
— Публика самая пресыщенная, пожалуй, в Питере. Тяжелая, видавшая все на свете, продвинутая, непокорная. Самые благодарные слушатели — провинциальные. Не скажу, что нас как-то обижают вниманием в Москве, но всегда приятно приехать куда-то еще, видеть живую реакцию, удивление, простоту и душевность. 

— Удается ли совмещать работу и музыку? На какие компромиссы приходится идти?
— Все мы зарабатываем на жизнь еще чем-то кроме музыки. Вся эта история с компромиссами-не компромиссами… Возможность выбора есть только у групп со спонсорами, у мажоров и, наверное, у людей, которые могут не есть, жить на иждивении или на улице. В Москве вариантов мало — или будь сессионным музыкантом + в свободное время продвигай свой проект — или не отвлекайся на другую музыку кроме своей и работай где-то еще. Мы пока не вышли на уровень групп, которые зарабатывают гастролями, но работаем над этим. В столице очень много талантливых музыкантов, композиторов, исполнителей. Это не пугает нас и не тревожит. У меня иногда возникает чувство ревности и гордости одновременно, когда бываю на концертах талантливых, молодых, неизвестных музыкантов. У каждого свой путь и с этим ничего не поделаешь. 

— Хочется ли уехать за границу и ностальгировать по России?
— Переехать из страны точно не хочется, мне нравится загадочный, дурной, несовершенный русский менталитет и русский язык мне тоже очень нравится. Хотя английский объективно — музыкальнее, но он не купит нас ни за какие коврижки.

Ребята участвовали в трибьюте группе «Мумий Тролль» и записали клип на композицию «Скорость». Мы опять переносимся в Северную столицу. На этот раз к Виталию Мосину, басисту группы «Радио Австралия».

— Что сразу бросается в глаза на новом месте?
— Большой город — это, прежде всего, расстояния. Очень жаль тратить время на перемещения. Неприятно удивило, что на неизвестные группы очень плохо ходят люди. В крупных городах сложно заявить о себе, а мы только в начале этого пути. Клубов много, но и групп на любой вкус тоже много. Фанаты нашлись, ведь благодаря Интернету записи быстро доходят в любой город и любую страну. Плюс, мы начинали свою деятельность, общаясь с окологранжевой тусовкой России.

— Какие изменения вы претерпели за это время?
— Самые разные. Мы же не стоим на месте. Музыка стала более разноплановой, многие песни стали другими. К тому же, теперь нас четверо.
 

— Появились ли новые возможности?
— Появилась куча возможностей! Записаться на нормальной студии, играть на крутом аппарате. Выступать хоть каждый день, поиграть вместе с крутейшими группами. Работа естественно мешает. Отнимает много сил и тормозит развитие группы, но, увы, это неизбежность. Обычная практика — уйти на работу в 8 утра, а вернуться домой, поработав и порепетировав, в первом часу ночи. Не все в состоянии жить в таком режиме (улыбается).

— Что бы ты сказал себе благовещенскому?
— Я бы сказал: «Играй, сколько можешь, совершенствуй свое владение инструментом днями, ночами. Не сиди на месте».

— О чем сейчас мечтаете?
— Хочется поиграть на больших площадках, покататься с группой по стране и зарубежью. Оказаться на одной сцене со своими любимыми командами.

Последний собеседник — самый молодой из всех. Михаил Божок, солист и гитарист группы «Париж не прет», участник распавшегося коллектива Vanzel.

— Зачем покинул родной дом?
— Уехал потому что захотелось кардинальных изменений в жизни. Пока молод, нужно было рвать когти. 

— Что осознал после переезда? Как обстоят дела с разнообразием музыки?
— Понял, что ментам лишний раз на глаза не стоит попадаться, если не хочешь лишиться карманных денег (смеется). Но это со временем прошло, так как ничего незаконного я теперь не ношу (снова смеется). А публика везде разная. В Питере есть люди, который страдают музыкальной однобокостью, а есть как мы — ходят на тусовки и с электронной музыкой, и тяжелой, и на джазик или оркестр симфонический. Все это можно слушать для развития музыкального кругозора.

— Поменял ли город пристрастия в хобби?
— Конечно. Приехал юнцом с иллюзиями, а стал суровым реалистом. Все мы растем, и музыкальные вкусы твои также растут и взрослеют, поэтому наша группа и взялась за новый проект.
 

— Как вообще с реализацией себя, своих идей? Большой город не потушил запал?
— Запал разгорелся еще сильнее. Правда, мешает дефицит амбициозных и талантливых людей, и это несмотря на большой город. А на музыку и жизнь заработка пока хватает. 

— Повторим вопрос предыдущему герою. Что бы ты сказал себе благовещенскому?
— «Приготовься, дружок. Скоро у тебя будут новые инструменты, а этот город заберет у тебя многих людей, которых ты называл близкими».

— Тебя устраивает Санкт-Петербург?
— Честно говоря, не очень хочется за бугор уезжать на постоянное место жительства. СПБ меня, особенно летом, устраивает в полной мере. Да и дел еще здесь хватает.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке