Человек с микрофоном

Автор: Big Lebowski
20 февраля, 2013 | 1809 2

Его карьера началась в 11 лет, когда была взята в руки первая гитара. Через год он сочинил первую песню «Улетай», которую до сих пор поет с друзьями на отдыхе. Сейчас, спустя почти 16 лет, он практически не пишет. Но его группа TwoDays, играющая в «Ночном Швейке» является весьма известной в городе, несмотря на то, что исполняет только каверы. О музыке, алкоголизме и о том, что даже на работе можно найти лучших друзей мы и поговорили с Михаилом Терешковым.

— Миша, многие вокалисты не умеют играть на гитаре, да им это и не нужно — они берут голосом. Но ты умеешь играть, ты с этого начал. Почему же отложил инструмент и сосредоточился на вокале?

— Все просто. Когда был помладше, то хотелось зарабатывать. Первое заведение, в котором я работал, называлось «Али Баба», после там был «Мухаммед Али». Имея навыки пения, в Благовещенске можно заработать и сейчас, и тогда. Людям в конце 90-х и начале 2000-х не слишком была нужна гитарная музыка, им достаточно музыкальной фонограммы и твоего голоса. Кстати, и сейчас такое положение дел сохранилось в большинстве заведений. Мне всегда нравилось играть с друзьями легкую рок-музыку, что мы и делали. Посещали рок-фестивали разного уровня, поэтому еще с детства музыка прочно вошла в мою жизнь. Но на работе рок почти не удавалось спеть — есть определенный формат, под который приходится подстраиваться. В основном, это поп-музыка. Так, во всяком случае, было во времена моей молодости.

— То есть можно сказать, что песни, которые ты поешь — они исполняются только для посетителей заведения, а не для тебя?

—  Мы говорим о тех реалиях, которые были в Благовещенске раньше. Это работа, за которую я получал деньги. Мне хватало этих денег, и я вполне мог закрыть глаза на ту попсу, которую исполнял. Тем более, что основу денежных средств певца в кафе и ресторанах составляет «пар» — это заказы от посетителей. Глупо было отказываться от прибыли в моем возрасте (улыбается).

 — Сейчас значит ситуация изменилась?

— Когда мы с моей нынешней женой вернулись из Китая, где также работали певцами в течение полугода, то по предложению Дениса Матвеева (гитарист группы TwoDays — прим. ред.) я стал работать в совершенно новом на тот момент заведении — пивоварне «У Швейка». В конце 2008-начале 2009 там был только малый зал, где мы и исполняли вживую песни под гитару. Оттуда и зародилось наше небольшое музыкальное сообщество, которое в скором времени переехало в главный зал пивоварни. В итоге собралась настоящая рок-группа TwoDays из 7 человек — два вокалиста и два гитариста, барабанщик, басист и клавишник. Объяснить название очень просто, когда мы начинали, то играли в нашем баре два дня в неделю. Со временем пришла определенная популярность, потому что и сам «Швейк» стал очень востребованным заведением. В городе не так много хороших мест, поэтому удивительного в этом ничего нет. И вот здесь мы возвращаемся к вопросу о свободе исполнения песен. Одно из наших главных правил — не петь ничего из того, что не нравится хотя бы одному члену группы. Безусловно, понятие «формат» сегодня очень размытое. Определить, что такое «формат» и для кого это «формат» — практически нереально.

— Как тогда составляется репертуар группы TwoDays. В нем нет Лепса или Стаса Михайлова, наверняка горячо любимых определенной группой посетителей «Ночного Швейка»?

— Все верно, этих исполнителей в нашем активе нет, как нет и Аллегровой, Пугачевой или Киркорова. Мы поем только то, что нам нравится, и что должно понравиться народу. Стараемся попадать в актуальную струю. К примеру, из последних российских групп мы играем «Градусы» — хоть и «попсовенько», но все же не совсем стандартно. Да и народу нравится. На наших репетициях (а наш репточка — это зал «Швейка) мы всегда тщательно подходим к выбору песен. Хоть и далеко не всегда удается разбавить репертуар новыми треками, но мы стараемся каждую неделю разучивать две−три новых песни. Но это, конечно, очень трудно, поскольку большинство из нас днем работают, и собраться поиграть не получается. В ближайшее время мы собираемся интегрировать в наше «творчество» такие известные команды, как Oasis, Stereophonics и Poets of the Fall. 

— В целом, это довольно известные группы, но все же не настолько, чтобы быть гарантированно узнаваемыми благовещенской публикой. Наверняка, посетители предлагают деньги за тот же шансон или не самую любимую вами поп−музыку?

— Конечно. Про нас уже давно ходит слух, что мы зажравшаяся команда, которая исполняет песни только для себя. Нам предлагали и 10, и 20 тысяч, и окна в доме поставить (смеется) за исполненные композиции, но мы все же остаемся верны себе, и не играем то, к чему душа не лежит. Когда приезжают группы с других городов к нам в бар они говорят, что слышали, что мы отказываемся от денег, если не хотим играть. Вот такая слава о нас ходит. И это притом, что после нашего ухода со сцены, диджеи «Ночного Швейка» обязательно включают и Лепса, и Михайлова и все остальное, что нам не нравится (улыбается). Спрашивается, зачем мы только, что отказывали людям в удовольствии, а себе в заработке? Но принцип есть принцип.

— «Ночной Швейк» — это бар, в который люди ходят не только и не столько, чтобы послушать музыку, а для того, чтобы хорошенько выпить. Пиво, водка, коктейли. Ты и группа, вы противостоите алкогольному соблазну, работая 5−6 дней в неделю?

— Интересный вопрос. Отвечаю, не скрывая — да мы пьем, пьем нередко. Даже часто, но все же в общем объеме немного. Можно, наверное, это назвать алкоголизмом (смеется), но мы практически не напиваемся. Иногда, конечно мы можем позволить себе выпить много, как и те, кто приходить в наш бар. Но только после работы, да и в основном пятницу или субботу, но так бывает редко. Сама атмосфера заведения больше способствует тому, чтобы заводить новые знакомства, а не просто выпивать. Кстати, временами знакомишься и сближаешься с очень полезными людьми — медиками, полицейскими…

— То есть можешь ехать за рулем пьяный после «Ночного Швейка», зная, что «отмажут?

— Такое не практиковал (улыбается) и пока не собираюсь.

— А как жена относится к тому, что ты постоянно находишься в увеселительном заведении по вечерам? Наверняка, она негодует по поводу девушек, которые постоянно к тебе подходят?

— С этим проблем нет, Виктория (жена Михаила — прим. ред.) прекрасно понимает, что это работа, которая к тому же неплохо оплачивается. Даже идет на уступки. Например, нашего сына Максима в детский сад мы водим по очереди, потому что я не успеваю выспаться. Что же до знакомств с другими девушками… Это флирт, а флирт — часть моей работы. Я заряжаюсь энергией от людей, а люди заряжаются энергией от меня.

— Определенного успеха группа уже добилась. Вас знают и любят, приглашают сыграть на дне рождения и на корпоративах, несмотря на то, что вы поете исключительно чужие песни. Не было желания заняться действительно серьезной карьерой?

— У меня были такие мысли, но поверить в свой талант, бросить все и уехать в Москву — очень сложно. Талант не гарантирует тебе успех. Я не готов на это сейчас. Тем более, что та музыка, которой я хотел бы заниматься едва ли будет востребованной в России. Но уехать в другой город я бы хотел. Я мог бы бросить работу, Благовещенск, отказаться от каких-то привычек, но мне было бы сложно оставить друзей. Они занимают очень большое место в моей жизни. К примеру, группа TwoDays — очень близкие мне люди, настоящие друзья. Не думаю, что на работе легко установить такие отношения между людьми. Мы встречаемся в выходные, ходим в гости, ездим на рыбалку. Можно сказать, что 7 дней в неделю мы вместе. Наверное, такое случается только на той работе, которая приносит тебе настоящее удовольствие.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке