Истории золушек

28 февраля | 5036 0

Жила в провинциальном городе, была «гадким утенком», а потом покорила мир своей внешностью — часто так и начинаются карьеры известных моделей. Подобными историями могут поделиться и амурчанки. Все больше наших девушек появляется на страницах глянцевых изданий. Как они к этому пришли и что за зверь такой «моделинг» они рассказали MOJO.

Мария Тугускина, 21 год (агентство «Gracemodels»)


Я родилась в селе Тыгда Магдагачинского района в простой семье. Жили мы скромно, лишнего себе не позволяли. Вспоминаю это время с грустной улыбкой, но совершенно по нему не скучаю. Считаю главным в жизни, что мы с братом и мамой выбрались оттуда. В Благовещенск я приехала в 2012 году, чтобы поступать в финансово-экономический колледж. Тогда я еще мечтала стать судьей.

Первая съемка случилась в октябре 2013 года с фотографом Анной Сиволодской. Я взяла с собой кучу вещей, Аня — камеру. И мы сделали пару-тройку красивых фото. Остальные были «так себе».

Первый же заграничный опыт я получила в 2016 году в Арабских Эмиратах. В то время я работала в салоне связи. После новогоднего отпуска в Тыгде я поняла, что нужно что-то менять. У меня за плечами было участие в конкурсе «Мисс Россия» (там Мария дошла до финала - прим. автора). Были предложения о работе в столице, но я решила остаться в Благовещенске. Тогда я не понимала, как можно жить далеко от дома, от родных, от любимого человека. Поэтому когда мне предложили остаться в Дубае по работе, я отказалась — посчитала месяц слишком длинным промежутком для разлуки. Так было и во время конкурса. Постоянно висела на телефоне. Девочки подшучивали, мол, пора бы мне телефон скотчем к уху примотать.

До отлета в Дубай я провела лето в Благовещенске, где изучала английский язык. По прилету очень переживала. Меня встречал водитель, которому я сказала: What is the nice weather? («Что за прекрасная погода?»), несмотря на три часа ночи и +37 за окном автомобиля. На что он мне ответил: Maria, are you crazy? («Мария, вы сумасшедшая?»).


Работа не всегда легка, как кажется. На то она и работа. В Дубае я вставала в 3-4 утра и целый день проводила под солнцем, а это +52. Мне было трудновато.

Кумиров у меня нет. Но очень импонирует Орнелла Мути (итальянская киноактриса — прим.автора)

Мой совет — не лениться. Это моя главная проблема. Я часто ленюсь и отказываюсь от многих предложений. Например, этим летом меня приглашали на съемку в Монако, а я как представила, что мне из Благовещенска лететь в Москву, а потом снова перелет, аж передернуло. И много таких примеров. Со временем я об этом жалею, но в этом вся я...

Алина Минеева, 22 года (агентство «Faces One»)

Я выросла в селе Загорная Селитьба Свободненского района. В нашей школе училось всего человек 30.

Будучи школьницей я комплексовала по поводу роста, больших губ «как у негра», отсутствия груди, тонких ног. Чаще всего обзывали именно за это. «Спасалась» тем, что сутулилась, поджимала губы, носила большие лифчики, а под штаны всегда надевала гамаши.

В то время я следила за жизнью землячки Яны Дубник, которая в 2011 году вошла в тройку на конкурсе «Мисс Россия» и работала моделью. Мечтала когда-нибудь стать такой же. И ничего не делала, ведь считала такой расклад возможным лишь в параллельной вселенной.

После поездок на медиа-смены я решила стать журналистом. Поступила в АмГУ на «бюджет». Тогда началась новая жизнь — появился парень, который постепенно избавлял от комплексов, внушая, что я красивая.

Я работала в нескольких СМИ, участвовала в олимпиадах по журналистике, снимала фоторепортажи, занималась в студенческом активе. Это был период моего становления как личности. О карьере модели я не думала, но с интересом следила за Женей Дубовой и Машей Тугускиной.

Мой молодой человек имел четкую цель стать спортивным журналистом в столице и взять туда меня. Косте стоило больших трудов «отодрать» меня от Благовещенска и увезти с собой. Сама бы я никогда не решилась уехать. В Москве я планировала искать работу по профессии в каком-нибудь женском издании. Но после публикации фото в аккаунте «Мисс Россия» мной заинтересовались модельные агентства. Я решила рискнуть и попробовать себя в этом бизнесе, чтобы попутешествовать, подтянуть английский и заработать.

Еще в Приамурье сняла «снепы» (фото без макияжа, где видно лицо и фигуру — прим. автора) и отправила. Тогда меня пригласили на тестовые съемки в Москву. В столице я ходила по студиям, знакомилась с фотографами и училась позировать. В офисе «Мисс Россия» меня радушно встретили, измерили параметры, сфотографировали и пообещали связаться.

После этого я узнала, что такое настоящие кастинги. Вечером на электронную почту кидают список кастингов с временем, названием, адресом. Девушки на них показываются клиентам в порядке живой очереди. С собой они приносят бук (портфолио модели — прим. авт.). Одни показывают его на айпаде, у других же папка с толстой обложкой, а в ней — распечатанные фотографии. Второй вариант ценится больше. В Париже, например, не разрешают использовать электронный бук, потому что распечатанные фото смотрятся иначе, а бук в папке выглядит солиднее.

На кастинг нужно приходить с чистой кожей и помытыми волосами — без косметики, укладки и прочего. Форма одежды — темных тонов и чтобы было видно фигуру. Желательно черные обтягивающие брюки и футболка. Важно иметь с собой резинку, чтобы собрать волосы в хвост и показать лицо. И бежевое белье — на случай примерки.

Я взяла себе псевдоним Лали. Алин в модельном бизнесе (да и везде) — пруд пруди, а Лали нет. Директор предложил этот псевдоним, потому что три буквы подряд сочетаются с моим именем. Кстати, имя очень влияет на психоэмоциональное состояние. Когда слышу свое настоящее имя, я «плыву» — становлюсь немного рассеянной, мягкой, допускаю много ошибок в английской речи. А когда я Лали — то собранная и серьезная, работаю до последнего, не стесняюсь. Даже выражение лица меняется — получается два разных человека.

Первый выезд за границу в качестве модели был первым выездом в другую страну в принципе. До этого я даже в Китае не была, а тут сразу поехала в Барселону.

Самая нелепая съемка — когда меня в одежде от «Шанель» и «Диор» посадили в кучу мусора на улице около контейнеров и просили изображать «фэшн». Воняло ужасно!

И физически, и психологически эта работа бывает сложной. Прежде всего, из-за тоски по родным. Когда становится грустно, напоминаю себе о том, как мой папа служил в ВМФ три года. Я планирую «прослужить» столько же. Тогда не было почти никаких средств для связи — только письма и иногда телефон. И жили же как-то! В последнее время скучать приходится редко, потому что работы достаточно. Рабочий день длится 8-12 часов.

Люди видят только внешнюю сторону модельной работы, ее результаты. Но существует и обратная: могут попадаться недружелюбные клиенты, холодные студии, грязные кисти для макияжа, после которых болеет кожа и так далее.

Иногда встречаются клиенты, которые не кормят и заставляют работать нон-стоп по 10 часов. А сами едят, пока ты переодеваешься. Летнюю одежду снимают на улице зимой, а зимнюю, наоборот, летом. В первом случае зуб на зуб не попадает, всю трясет, а во втором — обливаешься потом и чуть не падаешь в обморок. И никому не важно, как ты себя чувствуешь — тебе заплатили, ты должна работать! Часто одежду и обувь дают не по размеру. А некоторые визажисты вдалбливают тональник глубоко в кожу, и отмыть его потом очень трудно.

В декабре я получила две важные новости — агентство нашло хороший контракт на март-апрель в Японии, и меня позвали на конкурс «Мисс Россия» в это же время. Я долго думала и выбрала работу. Решение далось очень тяжело — я с детства грезила конкурсом. Но не хочется вылетать из колеи на два месяца. Возможно, потом буду жалеть о таком прагматичном выборе, ведь я упустила исполнение мечты...

Евгения Дубова, 25 лет (агентство «RFmodels»)

Я родилась и большую часть своей жизни прожила в Благовещенске.  То, что я амурчанка, всегда было и остается для меня предметом гордости. До сих пор, когда меня спрашивают откуда я, отвечаю — с Дальнего востока, из Благовещенска. В этом есть определенный шарм. Начиная с того, что это адски далеко, заканчивая тем, что мы можем позволить себе «сгонять» в Китай, чтобы просто «пожрать китайки».

Никогда в жизни я не мечтала стать моделью. Представляла себя учительницей, переводчицей, политиком, пиарщиком, журналисткой, ведущей, даже стюардессой. Максимум из «несбыточного» — певицей. Почти во всех сферах, которых мечтала коснуться, поработала. Даже флористом. Но когда переехала в Москву, моделинг сам нашел меня. Это была первая работа, первые деньги, сделанные в Москве. Сейчас я работаю с агентством RFmodels, они же ищут мне контракты за границей.

Что касается моделинга и отношения к нему в России и за границей, я бы не сказала, что это что-то кардинально разное. Единственное, что в корне отличается, это цифры. Сколько платят, какой процент забирает агентство, количество работающих там девочек.

Впервые я поехала за границу в качестве модели не по контракту. Мы снимали рекламную кампанию для российской сети обувных бутиков в средневековом замке Парижа. В ту поездку я не ощутила трудностей работы в интернациональной команде (хотя все стилисты, фотографы, видеограф, визажисты и парикмахеры были французами). Все нормально говорят по-английски, а к концу съемок я даже начала понимать французский.

Сейчас уже 2 месяца я работаю по контракту с миланским агентством. Тут уже ощущаю все «прелести» моделинга. Схема работы по контракту везде одинаковая — ты не вкладываешься деньгами в поездку, агентство берет все расходы на себя, но потом сверх своего процента (мое агентство в Милане забирает 50%) вычитает эти затраты из тех денег, что ты заработаешь. Есть и второй вариант — ехать за свои деньги, но тогда не факт, что агентство будет заниматься твоим продвижением и уделять тебе должное внимание. Ведь в случае отсутствия у тебя работы оно ничего не потеряет.Их первостепенная задача сделать так, чтобы модель отработала минус. Третий вариант — это гарантийный контракт. В этом случае иностранное агентство обязуется выплатить модели определенную сумму за оговоренный срок работы, независимо от того отработает она минус или нет. Если модель зарабатывает сверх гарантии — она получает эти деньги за вычетом агентского процента. Такие контракты в основном предлагают азиатские агентства.
 
Русских за границей много, ведь в России много красивых девушек. Для нас моделинг относительно удобный и доступный способ посмотреть мир. И, конечно, заработать. Бум моделей в мировых столицах моды приходится на fashion-week. Несмотря на то, что обычная поездка длится от месяца до трех, некоторые модели приезжают на две недели — только на fashion-week.

Некоторые девочки и мальчики ищут себе контракты сами, рассылая свои фотографии, снэпы и видео представления по заграничным агентствам. Другие работают с модельными скаутами и букерами материнских агентств. Я бы не сказала, что есть какая-то предпочтительная форма работы. С одной стороны, когда у тебя есть букер (менеджер модельного агентства — прим.автора) и «материнка» (материнское агентство — прим.автора), ты чувствуешь себя защищенным. С другой, иногда попадаются такие букеры и агентства, которым лишь бы куда-то тебя отправить, независимо от того, что это за агентство и будет ли выхлоп от этой поездки. За каждый контракт они также получают деньги. Так что с выбором букера и агентства нужно быть аккуратным и щепетильным. Это, наверное, первое, чему учит моделинг — не быть глупым и доверчивым. И, так как многое все равно зависит от везения, надеяться на лучшее, но быть готовым ко всему.

Одно точно, если ты не глупая девочка и знаешь, чего хочешь, все у тебя получится. Ни с чем после работы моделью не останешься. Это и колоссальный опыт, и новые знакомства, и школа жизни, и, как минимум, красивые фоточки на аватарку.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке