Когда под ногами история

4 марта, 2013 | 1952 3

Сегодня кажется, что уехать из Благовещенска может каждый второй. Причем не только может, но и уезжает. Однако это совсем не так. Покинуть родной город, зная, что у тебя может ничего не получится, способны только сильные и авантюрные люди. Ровно год назад в возрасте 27 лет журналист Антон Буценко, уроженец Зеи и Благовещенска покинул родные пенаты и перебрался в культурную столицу России — Санкт-Петербург. Спустя 365 дней он ненадолго прилетел в Приамурье и рассказал нам, что ни разу не пожалел об отъезде.

— Антон, раскрой основную причину твоего отъезда. Уезжать никогда не поздно, но все-таки 27 лет это не самый распространенный возраст для отъезда молодежи, обычно срываются с места раньше.

— Здесь ты прав, надо уезжать раньше. Потому что чем позже, тем сложнее. Чем ты моложе, тем легче переносятся сложности. В какой-то момент тебя не пустит бытовуха, семья. В Благовещенске у меня все было хорошо: друзья, хорошая любимая работа, зарплата нормальная, связи какие-никакие. Но в один прекрасный день заметил, что все пошло по кругу. В профессии журналистики это особенно ощущается (Антон был редактором отдела новостей в газете «Амурская правда» — прим. ред.):  условно говоря, осень это лесные пожары и уборочная, зима — снега, холода, проблемы с котельными, весна — посевная, лето — мертвый сезон и практиканты. Темы интересные проскакивают, командировки, но в общем потоке рутины это как-то теряется. Ну а в жизненном плане уже была какая-то стабильность — это скучно. Любовь с Петербургом у меня была давно (был там дважды), решил вот узаконить отношения.  Хоть я и не молод (смеется), но авантюризм остался.

— Говорят, что в большом городе большие проблемы с нахождением хорошей работы?

— Работа в любом случае есть. Не знаю, правда, окажется ли она такой, какую хочет переехавший человек. Если обобщать, то лично я полгода сидел без дела.  Сначала по глупости ввязался в тему активных продаж в салоне связи. На тренингах пели об этом очень позитивно, я и повелся. Потом был выпускающим редактором нового спортивного журнала. Выпуск был пилотным, а типичные риски стартапа я не учел (это мне минус). Вообще было весело:  ездил в командировки, по которым успел соскучиться,  приходил, когда хотел, с темами была свобода полная, коллеги и начальство — отличные. Номер мы собрали, считаю, неплохой. Но… Рекламу продать ребята не сумели, денег не оказалось, журнал не вышел. В общем, денег мне должны до сих пор. И вряд ли когда-то они появятся.

— Но сейчас, насколько я знаю, ты нашел весьма неплохую работу…

— Уже полгода работаю выпускающим редактором новостной ленты на правовом портале www.ppt.ru. Нас читает вся Россия. Если вкратце, пишем о новинках законодательства для малого и среднего бизнеса, бухгалтеров, юристов. Своему шефу спустя некоторое время сказал, что я бы себя после собеседования не взял. По-моему, это было ужасно, но он сказал, что привык давать людям шанс. Да, сейчас моя работа — это чистый офис с 8 до 18 часов. Никакого общения с ньюсмейкерами, все берем на профильных сайтах.  Я скучаю по своему безумному графику, конечно, но и узнавать, как будет жить вся страна в числе первых — тоже определенный кайф.

— Санкт-Петербург не только город больших возможностей, но и город где можно развлечься. Как развлекается Антон Буценко?

— Я про Питер всем говорю одно и то же: Когда я не мог найти работу, было тяжело, висела куча долгов, я просто гулял и мне уже было кайфово. Это важно, когда тебе хорошо просто от того, что есть вокруг. У тебя история под ногами, там элементарно красиво. Да, в Питере больше соблазнов, но они гораздо дешевле. Продукты, кстати, тоже.

В Санкт-Петербурге огромное число бесплатных развлечений, вплоть до концертов. К примеру, я оказался на выступлении группы Everything Is Made In China (российская группа, поющая на английском — прим. ред.). Дело было на острове «Новая Голландия». Это искусственный остров, существующий еще с петровских времен. Его намеренно отделили водой, потому что там, если правильно помню, хранились материалы для строительства кораблей — если вдруг начнется пожар, дальше острова он не уйдет. Потом он долго стоял без дела. Для людей его открыли пару лет назад. Какие-то предприимчивые ребята открыли там пространство для отдыха. Вход бесплатный, внутри — газон с шезлонгами, пруд, уточки. Есть сцена и лавки, торговые палатки с вкусной, но дорогой едой (на это, наверняка, и живут). Народу там очень много, в день проходит тысяч пять человек, а может и больше. Туда же ходил на моно-концерт Александра Филипенко (многие сейчас знают этого актера по роли Азазелло в «Мастере и Маргарите» Бортко). Он очень весело читал выдержки из любимых Довлатова и Зощенко.

При этом на острове не обязательно должно проходить какое-то мероприятие, туда можно просто приходить отдохнуть, как в парк — очень приятно.  

Сейчас я живу практически в центре Санкт-Петербурга, в пяти минутах — Невский проспект. Рядом все злачные места города. На улице Рубинштейна очень много хороших баров и ресторанов. Но если хочется экзотики, то могу сводить на Думскую, где куча трэш-баров: обстановка там максимально упрощенная, обслуга фривольная, и это как раз весело. Там постоянно что-то безумное происходит:  драки, девушки легкого поведения иностранцев разводят на последнюю рубаху. Один бармен оттуда мне в интервью рассказывал, что у них там какие паспорта только не забывают: от американских до совсем какого-то уже третьего мира — настолько они там напиваются. Иностранцы просто пищат от этих заведений, но, в основном, там студенты, конечно, тусуются. В общем, зайти стоит.

— А есть для тебя какие-то минусы в Питере? Наверняка что-то есть, ведь не может быть все идеально?

— Кроме сосуль (улыбается) явных минусов я не вижу. Но это вопросы к управляющим компаниям. Вначале все, конечно, кажется, идеальным. Например, когда я только приехал, люди в метро за пару дней извинились передо мной больше, чем за всю мою жизнь, по нашим меркам совершенно без повода. Но когда ты начинаешь каждые утро и вечер спускаться в метро в час пик, замечаешь, что далеко не все такие вежливые. Это когда ты безработный, ты проснувшийся в обед, днем встречаешь на улицах и в метро кого? Туристов, которые сами того не ведая, имидж культурной столицы и поддерживают — нужно ж соответствовать. Ну и бабушки, конечно. Они-то да, культурные. Козлов хватает везде, просто в многомиллионном городе они размазываются тонким слоем что ли, и пересекаешься с ними не так часто.  Люди везде, в целом, одинаковые. Как и жизненные обстоятельства.

Мне, например, все трудности удалось пережить почти безболезненно, потому что рядом были друзья, такие же понаехавшие из Благовещенска. Сразу оговорюсь, что в Питер я бы переехал в любом случае, даже если бы у меня там не было знакомых. Но, пусть я и говорю очевидные истины, но справиться с проблемами, когда рядом есть близкие люди — гораздо проще. Друзья мне очень помогли, это правда.

— Значит с друзьями все в порядке, с работой тоже. А есть хоть что-то, чего тебе не хватает из прошлой жизни?

— Мне не хватает только людей, а не города. Для меня Благовещенск — городок с тремя улицами, какой раньше виделась из Благовещенска родная Зея. Меня ничего в нем не притягивает. А вообще, Благовещенск сам порой о себе напоминает.  Как-то раз зашел в магазинчик неподалеку от дома, молока захотелось. Спросил у продавщицы — какое молоко самое вкусное, а она сразу уточнила — откуда я. Я сказал, что с Дальнего Востока, ответила, мол, что тогда – никакое! Или еще одна история. Недавно буквально захотелось молок жаренных. Пришел на рынок, а там все продавцы в один голос  твердили, что тамошняя рыба совсем не та и молоки у нее, как глисты, поэтому никто их не продает, это вам, говорят, на Дальний Восток нужно. Так или иначе, Благовещенск всегда рядом со мной.

— И напоследок, Антон. У тебя есть пожелания для благовещенцев?

— Пожалуй. Я бы пожелал, чтобы те, кто хочет или мечтает уехать — ехали. Каждый решает сам за себя, но если хочется развития, — нужно ехать. Там Европа, там всё. Туда все новые веяния приходят раньше. Грустно, на самом деле, это говорить.

Вообще, это же просто очень интересный опыт — вырваться из зоны комфорта. Когда получается, оглядываешься назад и думаешь: «А молодец!». Не получится если — тоже опыт. Возвращаться не стыдно. Все близкие — свидетели: я когда уезжал, не говорил, мол, никогда не вернусь в этот мерзкий город. Никогда. Говорил примерно так: вернусь; надеюсь, что в гости.    

Да, многие любят этот город и пытаются сделать его лучше. Но не у всех, к сожалению, получается. Я сам не из тех, кто делает, надо признать, я про это в СМИ пишу (смеется). 

Многие бьются головой о стену буквально, потому что людям, в силах которых помочь с административными барьерами, это просто не нужно. Такое ощущение, по крайней мере, складывается. Примеров поднакопилось достаточно. Есть и положительные. Вот Саша Баля, например. Вот он взял и открыл веб-студию. Ну как взял и открыл, были, наверняка сложности, но там история очень интересная, насколько я знаю. Возьмите у него интервью, а? Они сейчас поехали в Калининград филиал открывать. Зная амбиции Саши, это, думаю, такое начало захвата страны с двух фронтов. Вот я всем желаю такой воли к победе.   

 
 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке