«Люди меня боятся»

5 октября | 3781 2

21-летний Александр Блохин передвигается с костылями большую часть своей жизни. В 4 года врачи поставили ему диагноз — детский церебральный паралич. Несмотря на все трудности, парень очень любит жизнь. MOJO поговорил с ним об инвалидности, девушках и отношении людей.

— Я родился семимесячным и полуторакилограммовым. Врачи сразу сказали маме: «Откажитесь от ребенка, он у вас не выживет». Родной отец бросил нас еще до рождения. Мама, можно сказать, меня с того света вытащила, хотя я не был долгожданным ребенком, ведь родился, когда ей было всего 17 лет. 

Я всегда обучался дома, в школу мне ходить не разрешали, потому что там много людей, и они могли меня задавить. В первом классе учился хорошо, а потом «съехал». Постоянно менялись учителя, а у них у всех разные программы. Плюс ко всему, я часто шкодничал, бегал (да-да). Я даже в футбол на костылях умею играть. Иногда во дворе у себя с пацанами мяч пинал. Некоторые, конечно, злились, что с ними инвалид играет. 

В детстве меня обзывали «Костыль» или «Блоха», но я за такое сразу в лоб давал. Да и сейчас обидные ситуации есть. Идешь по улице, маленькие дети видят — смеются, а взрослые люди боятся, обходят стороной. 

В 14 лет моя семья (я, мама, отчим и сестры) переехала в Белогорск, поближе к остальной родне. Но после девятого класса я все равно вернулся в Благовещенск, меня тянуло сюда, тут мое сердце и душа (смеется). Да и такое счастье было оторваться от родителей, стать самостоятельным. Уже пять лет я сам по себе.

 
Когда я поступил в педагогический колледж на отделение для людей с ограниченными возможностями, я познакомился с девушкой. Я на костылях, она с тростью. Три года у нас были серьезные отношения. Но они закончились, потому что ее родители были против, чтобы она была со мной. А воспитатели при этом говорили всякую чушь про моих родителей. На самом деле, все они просто боялись, что она забеременеет и учебу бросит. Мы встречались против воли всех, у меня были планы жить вместе. Я ей даже предложение делал несколько раз, но когда ее мать узнала, что мы подали заявление в ЗАГС, она забрала паспорт. В день, когда мы расстались, я делал девушке «романтик», но она только карточку свою забрала и ушла. Сейчас она замужем, я за нее рад. Мне охота новых отношений, хочу быть кому-то нужен, получать любовь. 

Я добрый, веселый человек, но ни друзей, ни девушки у меня нет. Общаюсь только с самыми близкими, родными — это сестра и ее  муж, их считаю друзьями. Сейчас я поступил в АмГУ на инженера, думаю, что здесь с кем-то подружусь. Даже есть девушка, которая мне нравится, но она сразу мне сказала, что у нее есть парень. Это правда, я его видел. Но иногда девчонки специально говорят так, чтобы не иметь дело с инвалидом. Некоторые смотрят на меня косо, одна девочка из группы очень сильно хочет помочь. Но я от всего этого отказываюсь, мне это не нравится. Не люблю, когда меня жалеть начинают, потому что чувствую себя слабым в такие моменты.

Готов посылать матом, когда меня называют «инвалид». Инвалид — это тот, кто недееспособный конкретно, у которого с мозгами проблема. Предпочитаю, чтобы в мою сторону говорили с ОВЗ (с ограниченными возможностями здоровья — прим. автора).

 
Я не могу долго без костылей стоять. Но иногда стараюсь справляться только с одним. Мою ситуацию усугубил случай в детстве, в четыре года. Я отпрашивался гулять у бабушки, а у нее тогда соленья-варенья готовились в огромной кастрюле на полу. Я споткнулся об дверь и упал туда. До сих пор помню, как я в этом кипятке вертелся, как орал, как скорая приезжала. Мне за всю жизнь сделали три пересадки кожи — 40% тела обожжены, спина, низ живота, рука, с ног брали кожу, чтобы приживить. А в 12 лет мне сделали пять операций на ноги, разрезали в тазу сухожилия. Не знаю, для чего это было, ибо двигаться стало только хуже, ноги теперь заворачиваются.

Я чувствую ноги, они болят в пасмурную погоду. Я намеренно отказываюсь от таблеток, просто не хочу свою жизнь и печень дальше гробить. Болят, значит, чувствую, значит, буду ходить (улыбается). Мне врачи предлагали пересесть на коляску, но я их послал. Когда человек садится на коляску, он начинает лениться, потом ноги атрофируются. Лучше быть мобильным.

Я часто грустил, из-за того, что не могу полноценно ходить. Но на этом жизнь не заканчивается, если человек на коляске или костылях. Придерживаться такой позиции меня научили сводные сестры. Они растили меня в строгости, не давали спуска. Говорили: «Упал — вставай».

Если бы у меня была золотая рыбка, первое, что я пожелал бы — ходить без костылей, второе, чтобы все люди на свете были счастливы, а третье — поскорее обзавестись семьей. Очень хочу жену и детей. Не важно, родятся они с диагнозами или без. Я, кстати, уже мог бы быть отцом, но, к сожалению, у девушки случился выкидыш.

Часто думаю о жизни, о планах на будущее. Хочу окончательно обосноваться в городе, найти работу. Я после колледжа где только не пробовал себя — в косметической фирме, к примеру. Этим летом был фасовщиком газет у одного депутата. Мне там платили 700 рублей в сутки.

Одно время я увлекался дартсом и театром. И тем, и другим занимался в «Бардагоне» в Свободненском районе. Мне туда давали путевку на две недели. В соревнованиях по дартсу даже занял второе место. А в театре мы показывали спектакль «Гламурный колобок». Я играл в нем старого деда, мне очень эта роль подходила, я же на костылях. Еще раньше занимался спортом — с пацанами вместе руки качал. Сейчас времени на это нет, потому что его отнимает учеба. 

Я видел людей, которые полностью парализованы. Такого бы я себе не пожелал. Их по-человечески жалко, потому что они мир не видят. Но даже при таком раскладе я считаю, что каждый человек имеет право на жизнь — легкую или тяжелую.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке