Максимальная свобода

13 марта, 2015 | 7128 30

Экс-благовещенец Дмитрий Портнягин организовал собственную компанию в 18 лет. Через год он купил себе три машины, а еще через год уехал развивать бизнес в Китай. Сейчас 26-летний предприниматель руководит в Гуанчжоу фирмой с оборотом 100 миллионов долларов в год. Мы поговорили с нашим героем о том, как достичь успеха в другой стране, не зная языка, об отсутствии перспектив в Благовещенске и его новом, впечатляющем проекте, связанном с экстремальными путешествиями. 

«Я НАЧИНАЛ С РАБОТЫ ГРУЗЧИКОМ»

— Бизнес ты организовал очень рано. Что мог в этом понимать пацан?
— Мой отец был успешным предпринимателем, и я, глядя на него, мечтал стать руководителем, коммерсантом. К сожалению, я потерял его, когда мне было 10 лет, но все, что нужно, я от него взял. Гены были сильные (смеется).

Мне уже с детства были нужны деньги, ведь я был амбициозным парнем (улыбается). Мне хотелось красиво одеваться, я много ухаживал за девочками. Поэтому я всегда знал, что буду заниматься бизнесом. Учителя говорили мне: «Дима, ты не делаешь уроки, плохо учишься. Кем ты станешь в этой жизни?» А я отвечал: «Не переживайте за меня. У меня все будет хорошо». Так и случилось — мысли, возможно, материальны. Когда переехал в Благовещенск (Дмитрий родился в Тынде — прим. авт.), понял, что на маминой шее сидеть не могу. Я был ответственным за семью — за маму, за сестру и ее ребенка. Вот и понеслось.

— С чего начинал?
— Пиво в магазине разливал, плюс грузчиком работал. А еще сестра раньше трудилась в туристической компании (сейчас у нее собственная турфирма — прим. авт.) и отправляла меня гидом в Китай на лето. Я возил туристические группы, а параллельно покупал там товары, которые продавал здесь. Работал со школами, детсадами. Находил людей, которым привозил баулы с разными вещами, а они распределяли их, продавали. Прибыль делили пополам.

— У партнеров не было недоверия к столь молодому бизнесмену?
— Это были обычные люди, которые работали в этих организациях и учреждениях, а я лишь договаривался с ними. Мне было несложно убедить людей, что мне можно доверять. Что они могут на мне заработать деньги.
 

— Что сподвигло создать фирму в 2007 году?
— К тому времени я уже год занимался мелким предпринимательством. Я решил зарегистрировать Transitplus, потому что видел перспективы развития бизнеса. Нужно было презентовать свою работу от лица компании. Нас было три партнера, мы открыли маленький офис.

— Первоначальный капитал имелся?
— Да, но деньги были только мои. Это было все, что я заработал. На эти двести тысяч рублей мы оформили «ООО», сняли офис, сделали ремонт. Но этих денег было недостаточно.

— Как ты удержался от соблазна в 18 лет? Почему не потратил двести тысяч, например, на недорогую машину?
— Да, это были немаленькие деньги для меня, но я понимал, что их надо умножать. Потрачу, а дальше что делать? Машину я хотел, но не простую, а хорошую. Через год я купил себе три машины (смеется). «БМВ», «Мерседес» и «РэнджРовер». Я об этом мечтал всю жизнь. Машины — моя страсть.

«ДО СИХ ПОР НЕ ЗНАЮ КИТАЙСКОГО»

— Еще через год ты уехал в Поднебесную. Сколько надо денег, чтобы открыть дело в Китае?
— Невозможно сказать, сколько. Нужно просто быть готовым. Нужны амбиции и понимание того, что ты хочешь. Надо четко ставить себе цель и добиваться ее. Я доказал, что бизнес можно построить почти без денег. Это тяжело, но если бы у меня были деньги, возможно, ничего не получилось бы. Я столько болезненных ошибок допускал. Мне приходилось во всем разбираться, изучать проблемные вопросы. У тебя уже голова пухнет, но ты понимаешь, что денег нет, значит, надо что-то придумать. Если ты вышел из такой ситуации — ты уже победитель, и у тебя все получится. 

Да, нужен какой-то начальный капитал: 100-200-300-400 тысяч. Не важно, сколько. Главное, чтобы вы любили свое дело, уделяли ему много времени, не опускали руки. Тогда все будет нормально.
 

— Но в чужой стране добиться успеха очень трудно.
— Я теоретически понимал, как это все работает, я не раз был в Китае. Да и в России я делом занимался. Знал многое о компаниях. Знал, как сделать бизнес эффективнее, как масштабировать его. И я осознавал, что нужно ехать в Китай. В Благовещенске у меня не было перспектив, а в Москве — слишком много конкурентов.

— Ты знал китайский язык?
— Я до сих пор его не знаю (смеется), и мне это не помешало.

— Какой оборот был в первый год?
— У меня тогда даже бухгалтера не было, чтобы подсчитать. Миллион долларов, может быть. Сейчас — 100.

— На компанию как-то повлиял нынешний кризис?
— Я воспринимаю кризис положительно. Я люблю кризис, я его ждал (смеется). Во-первых, кризис чистит рынок, во-вторых, дает возможность задуматься об ошибках, которые ты допускаешь. Сейчас надо уменьшать расходы. До кризиса мы об этом особо не думали, раскидывались деньгами на рекламу и пиар. А сейчас начали их считать.
 

— По каким критериям ты отбираешь сотрудников?
— Я очень требовательный и жесткий руководитель. Некоторые люди таким, какой я на работе, меня не видели никогда в жизни. С другой стороны я понимающий, вхожу в ситуацию любого, у меня хорошие отношения со всеми. Я люблю всех сотрудников. Мы с ними общаемся и во внерабочее время. Я вношу в коллектив драйв, стараюсь заряжать их. Люди приезжают к нам, видят комфортные условия, молодой коллектив, адекватное руководство. Что им еще нужно? А мне от людей нужны цели и желание. Желание в первую очередь. Я могу взять на работу без опыта, образования, знания языка. Если мне симпатичен человек, если я вижу в нем способности, то я его беру. Это во мне говорит опыт. Сейчас я допускаю ошибки в подборе людей намного реже, чем раньше.

— У вас есть офис и в Москве.
— Он действует уже три года. Я езжу в столицу каждые два месяца. В ближайшее время планирую переезжать туда на постоянное место жительства. 

— А как в Китае без тебя?
— Там все в порядке будет. Склад работает. Люди грамотные. Сейчас я разделю ответственность между московским и китайским офисами, и постараюсь в Москве сделать «голову», а не в Гуанчжоу, чтобы я мог оперативно решать вопросы. А если честно, я уже не так фанатично отношусь к своей работе, как раньше.

— Почему?
— Когда ты делаешь бизнес 8 лет, когда он у тебя стабильный, когда ты ставишь планы на год вперед, а не на месяц-два, то твое участие в ежедневном режиме с утра и до вечера необязательно. Бывает, что у меня и работы нет. Тогда я путешествую и занимаюсь новыми проектами. Я буквально живу этими новыми идеями.

«МОЯ ЦЕЛЬ — ОБЪЕДИНИТЬ ЛЮДЕЙ СО ВСЕГО МИРА»

— Расскажи мне о какой-нибудь новой идее?
— Три недели назад я вернулся из Непала. Там мы с ребятами лазили по горам, ездили в экспедицию. Все своими силами. Это было очень круто, невероятные ощущения (Дмитрий предоставил фотографии из Непала редакции MOJO — прим. авт.). И я понял, что это — новый формат туризма. Я решил сделать групповые экстремальные путешествия масштабным движением. Чтобы успешные, интересные и творческие люди могли себе позволить вырваться в среду, в которой они никогда не были, чтобы они могли жестко себя встряхнуть. Получить огромную порцию физических нагрузок, жить с отсутствием связи с внешним миром, без комфорта, тепла и еды. Всего того, что окружает нас ежедневно. Сейчас мы живем в удобном вакууме, а мир старается нас максимально обездвижить. Ты каждый день делаешь одно и то же, а потом у тебя развивается депрессия. Ты упираешься в потолок, не знаешь, что делать дальше, да и не хочешь. Мой проект — как раз для таких людей. Мы хотим объединить любителей путешествий с разных городов и стран, чтобы они могли в новой компании снять маски, и вести себя естественно. Чтобы могли круто отдохнуть и развеяться. Их ожидают и экспедиции, и яхтинг, и автопробеги. Мы будем создавать «миксовые» маршруты, о которых и знать-то никто не знал. Сегодня ты поднимешься в гору, завтра спустишься на рафтах по воде, а еще через день облетишь весь маршрут на вертолете, и приземлишься в горячий источник.
 

— Когда проект стартует и какое путешествие будет первым?
— Я запускаю Tourister.com через полтора месяца. Проект серьезный, инвестиции большие. Нашим первым приключением станет поездка в Непал в мае. А уже в июне мы заберемся на вулкан Килиманджаро в Танзании, и будем счастливы (смеется). Это словами даже не передать. Планируем возить группы каждый месяц. Проект мы сделаем с элементами реалити-шоу, у нас будет съемочная группа. Путешественники станут вести видеодневники, рассказывать о своих эмоциях, о том, как они спали, что у них болит. Обо всем. Мы снимем часовой фильм и крутые трейлеры, чтобы люди могли смотреть их и заряжаться. И говорить: «Ааааа, я хочу с вами».

Я всегда мечтал путешествовать. Причем, в экстремальном духе. В отличие от своей супруги, которая любит море, шопинг и прогулки по красивым городам (смеется). Очень долго думал, как это все можно организовать. Путешествовать одному — не вариант. Поэтому я решил собирать русскоязычных людей со всего мира — России, Казахстана, Белоруссии, Украины. Китай, конечно же — там сейчас полмиллиона человек говорят на русском. Возможно, США.

— Дорогое удовольствие?
— Хотим сделать это доступным. Но и доступные вещи тоже стоят денег. Вместе с перелетами, проживанием, питанием, страховкой, всеми тусовками и прочим цена будет варьироваться от 2500 до 3500 долларов. Не Египет, конечно, за 15 тысяч рублей. Но на первый проект мы уже набрали огромное количество народу. Все они горят желанием ехать. Ведь что делает человека счастливым? Любовь, интересная работа и путешествия. Вещи друг от друга неотделимые. Если это все у тебя есть — ты счастливчик. «Туристер» намного интереснее того, чем я сейчас занимаюсь. Да, я зарабатываю деньги, но это не приносит того драйва и рок-н-ролла, который я хочу делать, и которым хочу делиться с другими.
 

— Почему «туристер»?
— «Туристерами» мы называем людей, которые живут путешествиями. Живут тем, чтобы раскрыть крылья и улететь куда-нибудь подальше.

«В БЛАГОВЕЩЕНСКЕ НЕТ ПЕРСПЕКТИВ»

— Ты скоро переедешь в Москву. Не жаль покидать Китай?
— Скажу так. Я посещал разные места — Европу, США, острова. Но где бы я ни был — я возвращаюсь в Китай и понимаю, что это — идеальное место для жизни. Я живу и работаю в центре Гуанчжоу. Мне даже машина не нужна. Рядом — огромный парк, где я могу бегать, гулять с собакой. Могу пойти с супругой поужинать в рестораны всех кухонь мира. В Китае очень чисто, очень безопасно. Наверное, это самая безопасная страна, где я бывал. Китайцы стали более европеизированными. Любят тусоваться, вкусно кушать. Практически все разговаривают на английском. У меня много друзей-китайцев. Это замечательная страна.

— На твоем примере мы видим, что можно добиться успеха «без папы». Почему в отношении молодых и богатых парней гуляет такой стереотип?
— Разные версии гуляли и про меня. Например, что мой папа живет далеко за границей, что он жив и богат. Еще одна теория — родители моей супруги помогали. Но они простые люди. Я не знаю, почему так происходит. Не хотят люди верить в то, что у других что-то получается, что у кого-то есть голова на плечах, что кто-то более целеустремлен, чем ты. Это нормально, это русская ментальность. Если ты успешен — значит, тебя ненавидят. Но я лично давно не сталкивался с негативом. Я давно доказал всем, что успех возможен. Приезжая в Благовещенск, я чувствую от людей уважение. Даже от тех, с кем мы очень плохо или мало общались. Сейчас они ищут возможность встретиться, поговорить. Многие обращаются, и я чувствую большую ответственность. Я обязан помогать людям и делиться советами или чем-то еще.
 

— Какой совет ты можешь дать человеку, который хочет здесь заработать?
— Своим друзьям я говорю так: «Вы все равно отсюда уедете». Даже ты отсюда уедешь. Но когда — решать тебе. Чем раньше, тем лучше. Нет в Благовещенске никаких перспектив ни для кого. Человек не сможет себя здесь реализовать на 100%, следовательно, не будет счастлив. Нужно прогрессировать, заниматься образованием, бизнесом — всего этого люди здесь не могут делать. Тут даже деньги потратить некуда. Люди живут от отпуска до отпуска. Благовещенск — город классный, я люблю его. Он чистый, он родной, но перспектив я не вижу ни в одной сфере.

— Куда ехать тогда?
— Пять лет назад я принял решение уехать в Китай. У меня бизнес был построен на нем. В Китай уехать без больших денег, без наработок и языка, намного рискованнее, чем в ту же Москву. Сейчас я бы не занимался авантюризмом, возможно. Тем более, куда бы ты ни уехал, у тебя всегда есть возможность вернуться. Но возможности у всех одинаковые, поэтому без разницы куда ехать. Но ты точно об этом не пожалеешь. Наберешься опыта, посмотришь мир, узнаешь, как люди живут, попробуешь себя. Когда попадаешь в среду, где нужно много двигаться и работать, чтобы иметь деньги, у тебя срабатывают инстинкты. Тогда и получается результат.

— Последний вопрос. Ты мечтал попасть в список Forbes. Когда это случится?
— С этим кризисом (смеется) я не знаю. Цель — она есть. Я больше хочу обрести максимальную свободу и независимость к 30 годам. Чтобы я мог заниматься тем, чем хочу заниматься. Мог свободно передвигаться и ни о чем не думать. Сейчас для меня Forbes не так важен, но было бы прикольно (смеется).

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке