«Мама и папа – далекие друг другу родственники»

6 мая | 624 0

Не каждый может похвастаться тем, что знает о своей родословной дальше прабабушек и прадедушек. Как и не каждый задумывался об изучении истории своего рода. Амурчанка Анастасия Долгая (девичья фамилия Аксёнова) начала изучать происхождение своей семьи еще в школе и продолжает это делать до сих пор. О родовых сценариях, родственной связи отца и матери Анастасии, пережитом бабушками и дедушками военном времени и не только – читайте в сегодняшнем материале…

Моя родословная составлена до 7 колена. После меня еще 2 колена вниз пошли, но пока их не внесла, так как нет времени этим заниматься. Всего в моей родословной 203 человека, про которых что-то знаю.

Этим я занимаюсь более 10 лет, собрала 9 альбомов с фотографиями и информацией. Начало положила моя мама – у нее изначально была любовь к своему родовому древу. Она была первым ребенком в семье, поэтому вся информация хранилась у нее. Но не было системности – это я заметила, будучи ребенком. Я ей всегда говорила: «Мам, давай нормально фото подпишем?». Но мы тогда жили в деревне, свободного времени у нее не было. Она отвечала, что как будет – сделаем. В конце 11-го класса я составила более-менее подробную схему генеалогического древа.

Когда я окончила университет, мама сильно заболела, поэтому отдала мне все фотографии, она больше не могла ими заниматься. Хотя до этого ничего отдавать не хотела. Я взялась за изучение своей родословной вплотную, когда какое-то время не работала. Сначала систематизировала подписанные фото, затем стала приезжать к родственникам, чтобы понять кто на фото, где и когда. Замучила всех (смеется). Сейчас у меня около 2500 фото: у мамы было около 800-1000, и остальные взяла у родственников. Специально для этого приобрела сканер с хорошим разрешением, копировала фото и распечатывала. Информацию от родственников получала из разных мест: Камчатки, Биробиджана, Благовещенска, районов Амурской области, Хабаровского края. Когда поняла, что родственники не помнят все даты, то  возникла потребность  ехать в архив.

Когда я переписывала даты рождения и смерти, то заметила закономерность – они практически совпадали. Говорят же, что спад энергии у человека приходится на день его рождения. Именно это время самое опасное – может случиться что угодно. В моей родословной процентов 70-80 родственников умерло рядом с днем своего рождения. Например, моя мама родилась в мае, а умерла в июне; дедушка родился в сентябре, а умер в августе; бабушка родилась в июле, а умерла в июне.

В моей родословной немало родовых сценариев, то есть событий, которые повторяются. Особенно разводы, потеря детей или смерть мужа. Были у меня и какие-то свои личные вопросы по типу «Почему происходит это?». Когда сделала древо и проанализировала его, то поняла, что эти проблемы были и у мамы, и у бабушки, и они же были у прабабушки. Именно оттуда идет четкий родовой сценарий. Я по натуре своей перфекционист и саморазвитие у меня цель номер 1, поэтому понимаю, что чтобы что-то изменить в своей судьбе, нужно найти причины, которые порой кроются совсем не в моей жизни.

Мои мама с папой – далекие друг другу родственники. Это рассказала мне бабушка – мама папы. Оказывается, мои прабабушки по папиной и маминой линии были сестрами… либо родными, либо двоюродными – это пока неизвестно. Знаю, что они жили в одном селе, поэтому хочу съездить в Калугу, так как там для меня много информации. Пока все упирается в деньги, ведь придется провести там недели 2. Хочу туда съездить, чтобы побывать, так сказать, дома что-ли… Там, где все начиналось… Там, где закладывалась судьба моего рода, моя судьба, мой характер.

По всем линиям родственников прошла война: точно по бабушкам и дедушкам. Может, и по тем, кто выше поколением, но их я не знаю, так как бабушки и дедушки – переселенцы на Дальний Восток. Уехали с Калужской области в 47-ом году без своих родителей. По маминой линии война коснулась и ее мамы, и ее папы. Из тех, кто воевал и вернулся, я знала только одного – мамин дядя Василий Киреевич Хроменков. Его ранили, и он получил инвалидность. Был человек очень замкнутый, черствый – война наложила свой отпечаток. Про нее ни слова от него не слышала...

Бабушка рассказывала мне про войну еще в детстве, вспоминать об этом для меня даже сейчас эмоционально. Она со своими родителями, братьями и сестрами – их было 7 – жила в оккупацию в землянке около трех лет. Из всех детей выжила только она и два брата. Все остальные умерли по ее словам от голода. Бабушка рассказывала, как весной они ходили по полям и откапывали прошлогоднюю картошку, а потом из нее и лебеды делали то ли пирожки, то ли лепешки...

 

Интересно, что ее мама и отец тоже жили в землянке. Причем у отца почему-то был белый билет, хотя никогда ни о каких его болезнях никто не говорил. Для меня было вопросом, почему он не пошел воевать? Ведь все уходили, а он остался. Хотя может и воевал каким-нибудь партизаном – я не знаю. Узнать смогу только в Калуге, где они жили. 

Моя тетя рассказала, что когда кто-то умер из прабабушкиных детей, то немцы отдавали честь. И у меня сразу появилось миллион вопросов. В смысле немцы отдавали честь? Почему они отдавали честь ребенку из русской семьи? Это значит, что как-то наша семья помогала немцам? У меня в тот момент возник какой-то оттенок осуждения. А потом поняла, что какой бы способ выживания они не выбрали – это был их шанс выжить. Возможно, если бы они этого не делали, то вся моя семья могла погибнуть, и меня бы сейчас не было…

О линии папы я мало что знаю – он не дает информацию о родственниках. Всегда отвечает: «Настя, я не помню». Там прям такая глухая бетонная стена... Всю информацию, которая есть в его голове, я так понимаю никогда не возьму (смеется). Знаю, что мой дед умер в 1999 году. Родословной я еще не занималась. Единственное, что откопала из его жизни – был сын от первого брака, которого никто не знает, только имя. Пыталась в интернете найти информацию по месту, где дедушка родился. Но там его фамилия удмурская – Кайсин – одна из самых распространенных. Найти родственников – нереально, потому что там все Кайсины, еще и отчества могут встречаться одинаковые

Кстати, отца папы звали Геннадий Иванович, а его отца – Иван Адинбургович. Правда, в свидетельстве непонятно, то ли Адинбургович, то ли Эдинбургович. Имя точно не славянское. Был, значит, кто-то… Эдинбург? Это вообще что-то английское. Либо кто-то был из английского рода, либо что-то такое... Но ответ нужно искать в Удмурской области. Мне интересно, есть ли кто-то в моей родословной «власть имеющий», но пока не нашла.

Одна из трудностей, с которой столкнулась при составлении родословной – смерть моей мамы. Она была моим информатором. Человеком, который знал больше всех вместе взятых. Когда у нее начались проблемы с памятью после инсульта, то я потеряла все, что могла от нее еще взять. Тогда очень пожалела, что не начала этим заниматься раньше – смогла бы узнать больше. 

Начинать составлять свою родословную лучше, когда есть родственники на поколения два выше. У них всегда много информации. Когда они уходят, то ни в одном архиве не найдешь той информации, которая есть в их памяти. Хотя, может, и найдешь, но лично я не знаю, где искать. Во всяком случае, самые старшие поколения – самые главные информаторы. 

Я отправляла запросы в разные архивы – писем 10 где-то – но ответ получила только на один запрос. Ответил калужский архив, и это была просто отписка. Они вообще написали про другую деревню – Ключики. А я писала про Клюшки. И район указывала не Масальский, а Спас-деменский. Написала, что они ошиблись, но ответ не последовал. Я читала в интернете отзывы людей, которые занимаются изучением своей родословной, что в архив необходимо ехать. Все запросы – это стоит денег. Просто так никто вам информацию искать не будет. 

Из архивов можно узнать только место и дату рождения, состав семьи и чем она занималась. Во всяком случае, по архивам деревень, которые до 1973 года, это так. После 1976 года по деревням вроде просто пишут состав семьи и даты рождения. Само обращение в архив – дело очень простое. Просто приходишь, говоришь цель, и тебе выдают материал. Фотографировать ничего нельзя. К слову, активное развитие моей личности происходило в момент, когда я работала с архивом. Очень много ответов пришло, но при этом появилось еще больше вопросов. Это логично, ведь когда доходишь в своем развитии до какой-то ступени, то следующая находится еще выше. Это неизбежность развития, в котором невозможно дойти до конца. 

В интернете очень мало информации – я это знаю, так как пользовалась различными сайтами, связанными с генеалогией. На этих сайтах люди профессионально занимаются изучением какой-то определенной фамилии, определенного селения и т.д. Даже есть род Аксёновых, который на одном из сайтов частично проработан. Там узнала, что Аксёновы – это достаточно распространенная фамилия в России. Знаю, что род пошел из Рязанской области. Там была целая деревня, где жили только одни Аксёновы, а потом они расселились в годах 1800-ых. В принципе можно предположить, что переселившиеся в Калугу – мои предки. Но прямых доказательств не имею.  

Я пыталась связываться через социальные сети с однофамильцами. Ответа не было, но это и понятно. Пишет тебе какой-нибудь Федя Петечкин «Привет, мы случайно с тобой не родственники?» – я бы подумала, что это какие-то мошенники. Поэтому мне, наверное, и не отвечали. Нашла в «Одноклассниках» родственницу – мамину двоюродную сестру. Написала ей «ты такая-то, я такая-то, у нас с тобой одни родственники, можем поговорить с тобой на тему родителей, так как о твоих я не очень много знаю, а мне хотя бы даты рождения подписать?». Она сначала согласилась, а потом меня заблокировала…

На мои поиски потратилось очень много денег. Это все мои поездки, распечатки, перепечатки, покупка сканера. Но мой муж никогда не был против этого. Он видел, что мне это очень нравится. 

Люди очень неоднозначно отнеслись к моему интересу к родословной. В дань уважения пальцем у виска не крутили, но задавали вопрос: «Насть, зачем тебе это? Все люди умерли». Искренне удивлялись. И это непросто удивление, а, наверное, какое-то недовольство из разряда «Тебе заняться нечем?». А кто-то говорит: «Блин, ты всем этим занимаешься, круто, а я бы никогда не решилась». Мнения были разные. Кому-то было все равно. А мой муж всегда говорил: «Если тебе это нужно – поехали, без вопросов». Он меня во всем поддерживал. Родственники тоже реагировали по-разному. Но кто-то помогал сверх моих запросов, советуя у кого можно еще поискать фотографии или уточнить информацию. А вообще неважно мнение других, так как это нужно мне. 

 

Для чего все это мне нужно – я не знаю, я просто чувствую, что что-то хочу найти. Есть ощущение, что мне нужно что-то понять. Работа по родословной еще по факту не закончена. Впереди еще калужский архив, в котором я не была (улыбнулась).

Моя родословная – это близость к моему роду. Я хочу знать о нем как можно больше, особенно родовые сценарии. Просто я еще увлекаюсь психологией, поэтому  мне интересно, как одни ситуации в родословной, могли привести к другим. Вот, например, про мою бабушку рассказывали, что она была жестокая и злая. Но когда выяснилось, что мои бабушки жили в оккупированных районах в землянках, я еще прочла про тебе годы, то поняла, что остаться мягким и открытым человеком в те годы равносильно смерти. Чтобы выжить и не сойти с ума нужно было реально задеревенеть… Это отпечаток, оставленный войной. 

Есть минус во всем этом – столкновение с негативными ситуациями, произошедшими в прошлом. Убийства, суициды, военные годы… Это все произошло ведь в жизни твоих родственников, к которым ты тянешься и стремишься. Поэтому начинаешь пропускать все через себя. Вроде это давно закончилось, но ты все равно сочувствуешь и переживаешь. Весь этот негатив начинает к тебе возвращаться. Например, папиному брату было 15, когда его застрелили. Во время работы над родословной я и плакала, и радовалась, и удивлялась, и злилась. Разные были чувства.

Я вернусь к ее изучению, когда буду готова не пропускать информацию через себя. Для этого мне нужно подрасти психологически и эмоционально. Лет через 5, думаю, вернусь к этому. Но сейчас хочу съездить в Калугу. И сделала бы это в июне, когда период цветения и период начала войны. Но в этом году снова не получится… В любом случае, перед тем как вернуться к изучению родословной, я сначала съезжу в Калугу...


Редакция портала Amur.net благодарит кафе Scandi за помощь в организации фотосъемки.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке