Между мирами

16 июля, 2015 | 3842 11

Юрий Юрьев — известный в городе парикмахер, байкер, да и просто человек с множеством увлечений. А еще он — глухонемой. О том, как проходило его детство и чего не хватает мужчине для счастья — узнавал корреспондент MOJO.

—  Ты глухонемой с рождения?
— Нет, я родился нормальным, как и все остальные. Просто в детстве из-за осложнений в болезни я потерял слух. Мне тогда было 5 или 6 лет. Вот моей сестре больше повезло. Но что случилось, то случилось. Живу дальше.

— Расскажи о детстве. Как ты учился и что было самым трудным?
— Из детства я помню то, что буквально «жил» в больницах. Потом была школа. Меня на год позже отправили в школу для детей с нарушением слуха, так что я был старше своих одноклассников. Учился на «отлично», так что потом меня сразу перевели из 7 в 9 класс. Мне все давалось очень легко, я даже часто пропускал уроки, опаздывал. Родителей постоянно вызывали в школу. Несмотря на хорошие оценки в дневниках, поведение у меня всегда было неудовлетворительным (улыбается). 

А еще у меня папа в молодости был спортсменом — он являлся членом сборной РСФСР по хоккею, так что любовь к этому виду спорта мне передалась по наследству. Я с детства в него играл. Сейчас уже нет, просто катаюсь. Еще в школе занимался волейболом, ходил в тренажерку и увлекался тяжелой атлетикой. В футбол не играл никогда потому что не любил бегать (смеется). Окончил школу хорошо, поехал в Новосибирск поступать в институт и все сдал на «отлично»! Был выбор: поступить на факультет «Декоративно-прикладных искусств» или на «Инженерно-технический факультет». Выбрал второе, потому что мне тогда это казалось крутым, для меня компьютерные технологии были чем-то новым.

Проучившись три года понял, что это не мое. Меня больше тянуло к искусству и поэзии. К тому же, я еще со школы стриг ребят. И тут подумал: «А почему бы не выучиться на парикмахера?» Когда поступил, меня почти сразу отправили работать стажером в салон, потому что посчитали, что я достаточно хорошо стригу для того, чтобы заново учиться. Через 3 месяца я получил красный диплом. 

В школе и институте я всегда отличался от всех. Не жил по установленным правилам. Существовал сам по себе. Я первый в школе начал носить сережку, и меня за это пытались выгнать. Я был типичным бунтарем против устаревших устоев, всегда пытался открыть что-то новое. В институте я экспериментировал с прической, одеждой. Я не боялся, что обо мне подумают не так. Короче,  я ничего и никого не боялся (смеется).

— Какое лечение ты получал и как сильно оно помогло? Реально ли вылечиться полностью, и нужно ли это тебе сейчас?
— Меня в детстве так лечили, что ничего не помогло! Да, слышу немного, дома музыку слушаю в наушниках. Имею слуховой аппарат, но носить не люблю, только изредка надеваю, когда надо. В повседневной жизни — нет. Да и аппарат не совсем помогает. Он звук искажает иногда, плюс не все слышно. У меня тугоухость высокая, аппарат не справляется с этим (улыбается). 

В наушниках слышу все, но слух, конечно, не такой тонкий, и все же различаю звуки и ноты. Перемещаться из мира звуков в тишину, и наоборот, не странно, а даже удобно. Надоел шум — выключаю аппарат и спокойно мне. Соскучился по звукам — надел и включил. Странно было бы, если бы я в 20 лет потерял слух. Трудно было бы понять, как воспринимать окружающий мир. А я таким вырос — между мирами звуков и тишины. Вылечиться полностью — не реально, к сожалению. Но мне, наверное, и не нужно. Мир со звуком интереснее, чем мир без звуков, но в каждом из них есть своя прелесть.

— Когда ты понял, что это навсегда, насколько трудно тебе было с этим справиться?
— Я был очень маленьким, когда это со мной случилось, так что сейчас мне кажется, что я таким всегда был. Вот и свыкаться мне не с чем.

— Как я иногда вижу, глухие и немые люди часто держатся вместе.
— Да, ты прав. Они всегда держатся вместе, это у них так. Они не могут существовать в одиночку, они уютно себя чувствуют в сплоченном обществе, у них замкнутый, маленький и особенный мир.  Я не такой, как они, я отлично знаю их мир, но не живу в нем.

— У тебя есть девушка/жена/семья? Заведешь ли ты ребенка в будущем, или он уже есть?
— Были девушки, и исключительно слышащие. В первый месяц немного тяжелее общаться, но потом становится очень легко. Привыкаем друг к другу и понимаем все прекрасно! А ребенка заведу обязательно, просто сейчас не время. Еще не нашел ту, с которой готов это сделать. 

— Как ты сейчас общаешься с людьми. Жестами или ты все же разговариваешь?
— Смотря, какие люди. С глухими — на жестах, а со слышащими — нормально и свободно разговариваю. У меня в основном только слышащие друзья и знакомые, и некоторые из них немного знают язык жестов. А с некоторыми, которые его не знают, настолько часто общаюсь, что они уже понимают меня и так.

В любом случае ничего трудного в общении с людьми нет, главное — объяснить, показать, рассказать, а там человек сам поймет. Или не поймет, ведь все люди разные. У меня есть две сестры, они слышащие, но так отлично владеют языком жестов, что со стороны и не поймешь — глухие они или нет. 

Проблема еще в том, что не всем просто дается язык жестов: кто-то легко и быстро учит язык, а кому-то он никак не дается, хоть 10 лет учи.

— Может ли тебя считать другом человек, если ты не можешь с ним разговаривать в привычном для всех остальных смысле. Не смущает ли друзей это?
— Как я и говорил, у меня друзья — только слышащие люди, а из глухих у меня только товарищи из детства, и немного новых друзей. Я понимаю, что друзей много не бывает, но у меня их так много, даже слишком много (смеется). А смущает ли их это — не ко мне вопрос, а к ним.

— Какие еще у тебя увлечения, кроме байкерства?
— У меня очень много увлечений, так много, что некогда всеми заниматься! И, наверное, нет того, чем бы я не занимался. За что бы ни взялся, у меня всегда все хорошо получается.

— Как удается понимать и исполнять пожелания клиентов — ты читаешь по губам, или есть еще приемы?
— Нужно еще быть и хорошим психологом, чтоб понимать людей. В такой профессии без этого никак! А я в людях хорошо разбираюсь, понимаю их с полуслова. Да, в основном читаю по губам. Кого-то легко понять, а с кого-то — невозможно. Приходится прибегать к переписке и примерам на фото и картинках.

— Есть ли какое-то неуважение и насмешки от людей?
— Нет, я не замечал. Да и пофиг на таких людей. Мне до них нет никакого дела. 

— Каких простых радостей здорового человека ты лишаешься?
— Разумеется, музыки и максимально свободного общения!

— Что тебя расстраивает в твоем недуге больше всего?
— Не знаю. Меня пока ничего не расстраивает, и никаких сложностей и ограничений у меня нет. Я всегда добивался того, чего хотел. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке