«Мне еще повезло»

25 сентября | 2893 1

Помните капитана Джона Сильвера из «Острова сокровищ»? В детстве его деревянная нога казалась ужасно интересной — с ней он все равно умудрялся оставаться крутым. А легко ли в обычной жизни носить искусственную ногу? MOJO поговорил с мужчиной, у которого она появилась еще в детстве.

52-летний Владимир Дроботов виду не подает, что с его ногой что-то не так, хотя и отказывается фотографировать протез. Со стороны вы вряд ли можете заметить, что у этого мужчины он есть. Между тем, искусственная нога сопровождает его почти всю жизнь.

Однажды в детстве

Я лишился ноги, когда еще ходил в детский сад. Летом катался на велосипеде, упал и сильно ударил ногу, но поднялся, сел и поехал дальше. О том, что есть проблемы, стало понятно, когда простой ушиб начал превращаться в огромную болячку. Врачи тоже не сразу распознали опасность, лечили совсем другое. Из-за осложнения ногу пришлось отнимать.

Операцию провели качественно — после заживания больше ничего уже не беспокоило. Опытный хирург-женщина постаралась. Конечно, фантомные боли в первое время были и сейчас бывают изредка.

Родителям пришлось тяжело: они были молодые, и такое происшествие с единственным маленьким ребенком стало шоком. Мой брат тогда еще только готовился появиться на свет.

Год пришлось провести дома, адаптироваться. Первое время я ходил на костылях. Перед школой меня отправили на протезирование, чтобы я через три месяца мог пойти на 1 сентября как все. И вот, с семи лет я хожу на протезе. В школьные годы его приходилось менять каждый год (я же быстро рос), а потом период ношения увеличился до двух лет.

Как делают протез? Оформляют документы, снимают мерки, отправляют их в протезно-ортопедическое предприятие. Я в это время находился в стационаре вместе с другими детьми и взрослыми. Отношение и условия были хорошими, а люди работали опытные и внимательные. И система работала отлаженно: даже в тяжелые 90-е годы ни разу не отказывали в протезировании, снабжали всем, что нужно.

От физкультуры освободили. Ходил на адаптивные занятия для детей-инвалидов. Считаю, что детям-инвалидам обязательно нужен спорт и адекватные нагрузки.

Я родился и вырос в Советском Союзе, поэтому меня никто не пытался обидеть или унизить. В школьные годы все, наоборот, помогали и были внимательнее, поддерживали. Тогда не было такого социального неравенства, как сейчас. Может, дети были добрее. Семья помогала очень сильно. Когда родился младший брат, он застал меня уже после травмы, поэтому привык и принял.

Место под солнцем

Когда окончил школу, пошел учиться в техникуме, а потом — работать и заканчивать вуз по специальности «бухгалтерский учет», после чего еще средне-специальное юридическое образование получил. Сложностей не было, потому что я адаптировался в школе. Работу находил всегда, предложений хватало, и работодатели относились адекватно: моя инвалидность никак на труд не влияла — работа все же сидячая. Если задумываться заранее и учиться с перспективой, то остаться безработным инвалидом не грозит никому. Компьютеризация здорово облегчила жизнь!

Сам вожу автомобиль, потому что в СССР инвалидов централизованно обучали этому на специальных машинах. Права получил в 1984 году, потом государство выделило мне машину. В 1996 году я получил другой автомобиль. После монетизации все это прекратили, транспорт надо покупать самому. Однако готовый автомобиль еще надо переделать под себя, и вот тут начинаются проблемы: любому человеку хочется нормальную машину, а не просто адаптивную отечественную. В Благовещенске легально переделать авто под мои потребности не получается.

Я немного путешествовал по России: был в Курганской области, под Читой, в Хабаровске, в Приморье и ЕАО, когда лечился в санаториях. Ездил на поездах, летал на самолете. Могу и на вторую полку залезть, если надо. Однако я совершенно не представляю, как путешествовать колясочнику: в вагоне же не развернуться? А как они в туалет должны ходить? Это же невозможно. Вокзалы и полустанки — отдельная тема. Выйти за две минуты из поезда или зайти в вагон с насыпи — реальная проблема. Столкнулся с этим, когда ездил в Гонжу.

Конечно, на Западе уровень заботы об инвалидах лучше и уровень развития протезирования куда выше. У нас попросту не делают таких протезов, как в Японии. Или как для спортсменов. Например, я хочу на велосипеде ездить, но мой протез не сгибается для этого достаточно. В России предусмотрены только стандартные варианты, и хотелось бы выбор побольше. Как-то раз была возможность заказать протез для плавания, и я успел ей воспользоваться по ИПР (программе индивидуальной реабилитации). Осталось в бассейн пойти.

Взрослая жизнь

В Благовещенске передвигаться относительно легко: город ровный, никакого экстрима тут нет. К тому же, у меня такая инвалидность, что я передвигаюсь свободно, как обычный человек. Да и привык уже с детства. Можно даже сказать, что мне повезло (улыбается). У меня есть знакомые, которым намного тяжелее — например, с церебральным параличом.

То, что наш город не приспособлен для инвалидов — это, конечно, субъективно. Я для себя особых препятствий не вижу, но я не слепой и не на инвалидной коляске. Сложно оценить. Но я вижу, как сложно другим людям, которые приезжают со всей области: в центре города, например, высокие бордюры — колясочникам очень сложно преодолевать эти препятствия.

У меня есть взрослый сын, который сходил в армию и сейчас работает. Когда он был маленьким, родительская паранойя («упадет, расшибется») меня миновала. Он, как и другие мальчишки, носился, бегал и играл. Падал и поднимался. Правда, один раз попал под машину, но, к счастью, все обошлось.

Протез не отменяет личной жизни: у меня были отношения с женщинами, и сейчас есть. Когда расставались, это точно было не из-за ноги. Глупо думать, что если у тебя инвалидность, то никогда не будет партнера. Все ведь зависит от нас: для каждого человека в мире есть его половинка. Может быть, у нее тоже будет похожая проблема со здоровьем или особенность, но никакого страха перед женщинами или ненависти быть не должно — жизнь же продолжается!

Я считаю себя обыкновенным человеком. Есть определенные проблемы со здоровьем, но у кого их нет? Ничего страшного не ощущаю. Есть те, кому намного тяжелее, и им нужно уделять больше внимания, создавать условия и обучать.

Очень хочу съездить на море, но не знаю, где там остановиться с моими скромными доходами и как, собственно, в этом море купаться. Во-первых, цены на отдых для меня велики, при том, что туристические базы не приспособлены для инвалидов. Не прошу дать мне все даром, но было бы здорово, если бы хоть часть затрат на жилье компенсировало государство. Я даже спуститься к морю или войти в него нормально не смогу. Просто посмотрю на него и все. Для тех, кто на коляске, это еще проблематичнее. Слышал, что тамошние жители сами организовывали досуг для инвалидов: собирали, вывозили, помогали со спуском к морю. Было бы здорово, если бы у нас организовали такой выезд. Я бы с удовольствием пообщался с приморцами.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке