Мои игрушки — для взрослых

Автор: Big Lebowski
19 августа, 2014 | 2043 13

Ольга Хисматуллина занимается изготовлением плюшевых игрушек, каждая из которых — в единственном экземпляре. Об уникальных зайцах, игрушках для взрослых, планшетах для детей и многом другом поговорил корреспондент MOJO с гостьей нашего города.

«Игрушки для взрослых»

— Почему и когда вы начали шить игрушки?
— Если начинать с истоков, шить игрушки я начала еще в детстве в кружке «Умелые ручки», а серьезно этим занялась, лишь находясь в декретном отпуске. Творческий потенциал всегда требует реализации. А когда в кроватке младенец о кистях и холстах приходится забывать, запах краски и малыш — вещи несовместимые. Потому я выбрала альтернативу. Цветные лоскутки — это та же палитра + масса возможностей для эксперимента. 

— Сейчас развит интернет. Огромное число видеороликов научат почти всему, что хочешь, но как научились вы?
— Основы можно почерпнуть из онлайн мастер-классов. А все остальное приходит с опытом. У каждого мастера свои секреты, которые появляются в процессе изготовления игрушек. Сейчас и у меня они есть, хотя когда я начинала, многое для меня было в новинку. Пробы, ошибки, испорченные материалы — все было.

— Почему все-таки зайцы? При этом иногда вы нет-нет, да сделаете слоника или еще кого. Покупатели просят?
— Сейчас очень много мастеров, работающих в технике «тедди». Затеряться среди них — проще простого. Потому я искала «свою» игрушку, отличающуюся от других и запоминающуюся авторским почерком. Почему именно зайцы? Потому что у зайцев длинные уши. А уши — это практически чистый холст для художника. Идея вышивки на ушах пришла в те моменты, когда я наблюдала, как моя сестра вышивает лентами картины. Я подумала, что элементы вышивки могут присутствовать и на «тедди». Так и родилась моя серия цветочных зайцев. Со временем они стали узнаваемы и покупатели шли в мой магазин именно за цветочными «ушастиками». Конечно же, я шью и мишек, и слоников, и лошадок, но все же зайцы — это основные мои персонажи, которым я не изменяю уже третий год.
 

— Для кого ваши игрушки, для взрослых или для детей?
— Преимущественно, конечно, для взрослых — ведь игрушки коллекционные. Каждая — в единственном экземпляре, у каждой свое свидетельство о рождении. Но часто они покупаются для детей, чтобы привить ребятам вкус к качественным игрушкам, либо сделать памятный подарок. Но мои плюшевые герои определенно не для игры. Судите сами. Вес игрушки ростом в 25 см — от 500 г и выше. В набивке используются опилки и гранулят, зачастую металлический, для иллюзии живого веса. Игрушка твердая, все конечности подвижны, много мелких деталей, стеклянные глаза и прочее. Ее нельзя постирать, только сухая чистка. Детям не всегда удобно играть с такими персонажами. Потому традиционно считается, что «тедди» — это игрушка для детей 14+. Хотя многие дети играют с коллекционными экземплярами. Все зависит от ребенка. Родители сами выбирают для своих чад игрушки. У взрослых возникает чувство ностальгии. Такая игрушка — это олицетворение детства, возможность испытать детские эмоции, потому они популярны в основном среди взрослых.

«Мои покупатели — со всей России»

— Кто впервые купил игрушку? Вы почувствовали после этого, что-то вроде «хмм, а на этом можно заработать»?
— Первыми проданными работами была пара свадебных кукол. Заказчица увидела у подружки куклу, которую я дарила ее дочери и попросила поэкспериментировать. Конечно, это была чисто символическая сумма, но я была довольна. Было приятно, что моя работа оплачена, ведь это был первый опыт продаж именно кукол. 

— А какая игрушка была самой первой? А какая лучшей? Такой, что гордость берет.
— Самой первой была кукла-ангел. Приехала моя близкая подруга, которая сейчас живет во Франции. Хотелось подарить ей какую-то частичку Родины и я сшила куклу. Это было в 2010 году. А какая была лучшей (задумалась)… Каждая новая работа кажется мне самой лучшей, смотрю и думаю — вот эта самая-самая. Но с каждой следующей все повторяется. Потому не могу сказать за какую меня гордость берет. За  все, наверное (улыбается).
 

— Многие игрушки в вашем интернет-магазине стоят достаточно дорого. С чем это связано?
— Ценообразование игрушек зависит от многих факторов. И от материалов, и от качества, и от оригинальности, и от известности мастера. Действительно, иногда можно встретить игрушку по высокой цене, но это право мастера. Свою цену я рассчитываю сама. У меня цены росли с усложнением и усовершенствованием процесса. От доступности работ зависит и количество продаж, потому стараюсь рационально рассчитывать сумму. Сейчас очень дорожают материалы. Потому приходится и цены повышать, и постоянно искать новых поставщиков.

— У вас есть постоянные покупатели?
— Почти все мои покупатели — постоянные. Приятно, что после покупки одной игрушки ко мне приходят снова. Встают в очередь на новую работу. У меня есть покупатели, у которых более десяти моих работ. Они со всей России. Основная часть из Москвы и Московской области. 

— Все покупатели, которые заказывают на сайте, остаются довольными? Все-таки картинка в интернете не может передать всего.
— Конечно, онлайн-покупки содержат определенный риск, потому как снимок — это одно, а вживую игрушка может быть немного другая. Но я стараюсь передать на снимках и в описании все особенности работы. К счастью, ни разу такого не было, чтобы покупатель остался недоволен работой при ее получении. Для меня очень важно, чтобы работа приносила радость и эмоции. Потому и вкладываюсь в нее на все 100%. 
 

— Прибыль, которую вы получаете в месяц, соизмерима с теми усилиями, которые вы вкладываете в процесс? Сколько игрушек «рождается» за этот период?
— Не могу дать конкретный ответ по количеству работ в месяц, потому как количество всегда разное. Я могу сказать, что в среднем в неделю делаю две игрушки, иногда три, а иногда и одну. Потому и сумма дохода колеблется, точных цифр нет. Усилий, как мне кажется, вкладывается больше, чем в итоге составляет доход. Но считаю, что я еще в начале творческого пути. Со временем баланс труда и вознаграждения будет урегулирован.

«Популярность мягких игрушек падает»

— Творите ночью, как многие талантливые люди?
— Нет, сейчас я планирую свой рабочий день и досуг. Главное для меня, чтобы процесс работы приносил удовольствие, а не усталость и головную боль, от этого зависит и конечный результат. Утро у меня начинается довольно рано. Я сова, люблю поспать, но тратить свое время на сон для меня непозволительная роскошь. Потому утро начинаю с пробежки, так мне проще взбодриться и проснуться. А уже потом — занятия с детьми (здесь речь идет о сыне героини и ее племянниках — прим.авт.), готовка и уборка. Час я посвящаю переписке с заказчиками, а уже в 11 часов приступаю к работе. Конечно, это еще зависит и от того — дома дети или нет. В выходные я не работаю. Так что у меня, можно сказать, пятидневная рабочая неделя. Изготовление игрушки занимает два дня. А иногда растягивается до недели. Пока не родится окончательный образ. Иногда я переделываю наряд или вышивку на ушках, а иногда откладываю работу и начинаю новую. Не всегда все получается сразу.

— Ваш юный сын гордится мамой? Делаете ли вы для него уникальные шедевры, или он уже привык к этому?
— Он с рождения наблюдает за моим творчеством, растет в этой среде. Конечно, он гордится моими работами. Любит «прихвастнуть» перед гостями и друзьями, что его мама делает игрушки. Дети ко мне, как в музей ходят. Сыну всегда шила мягкие текстильные игрушки. Все думаю сшить ему классического мишку. Но пока его мало интересуют игрушечные животные, больше привлекают «мальчишечьи» забавы вроде «Трансформеров». Хотя у меня есть коллекционные мишки других мастеров. Он любит с ними играть, относится к ним бережно, но особой привязанности не питает — видимо не дорос. 

— Как вы относитесь к тому, что сегодня большинство даже самых маленьких детей предпочтут планшет в подарок вместо мягкой игрушки?
— Нормально отношусь. Планшет — это необходимость, навеянная временем и прогрессом. Дети растут, познавая мир, часть информации они черпают при помощи гаджетов. Но я бы не сказала, что они отказываются от игрушек. Они будут просить и то, и другое. Однако популярность мягких игрушек падает. Считается, что они — для самых маленьких. Радует, что мои игрушки не мягкие (улыбается).
 

—  У вас есть что-то вроде музы, которая помогает вам поймать вдохновение?
— Мне повезло жить и работать в сказочном по своей красоте месте. Башкирия — край невероятной природы. Наш дом стоит практически на берегу озера, а дальше — сосновый бор, березовые рощи, река и заросшие лесом холмы. Вот и вдохновение я черпаю в своем краю. У меня и зайки в магазине появляются в зависимости от времени года, летом — яркие тона, осенью — рыжие, золотистые, терракотовые, а зимой больше белого, сверкающего, праздничного. На все влияет картинка за окном. От этого и вдохновение.

— Не хотелось бы открыть настоящий магазинчик со временем?
— Наверное, нет. Меня привлекает процесс создания. А вот хозяйственные вопросы вызывают скуку. Придется выбирать — или посвятить себя одному, или другому. Творческая мастерская —  это уже интереснее. У нас до сих пор многие считают, что ручной труд должен стоить дешевле промышленного. Хотя заказчики и покупатели в родном городе у меня есть, но я сомневаюсь, что они будут покупать работу, в стоимость которой включены еще и расходы на содержание магазина. Ну, и для того, чтобы окупить расходы по содержанию магазина придется тиражировать свои работы, а суть моей работы как раз в том, что каждая игрушка — уникальна. 

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке