Моя планета

21 сентября | 2127 5

Пока мы радуемся поездке в Паттайю, выбираем самый комфортабельный отель во Вьетнаме (с бассейном для селфи), кто-то посещает другие места. Те, что мы видели лишь в кино или в пабликах про путешествия. MOJO побеседовал с Марией Юст — экс-благовещенкой, посетившей уже 25 стран. Маша начала путешествовать в 20 лет — тогда случилась поездка на Алтай. В 24 года она покинула Благовещенск. Сейчас же девушка работает дизайнером-фрилансером, живет в Подмосковье. Сегодня она расскажет нам множество интересных историй.

В начале пути

— Если бы мне десять лет назад сказали, что я буду сидеть и пить тибетский чай возле ступы Боднатх в Непале или подниматься «шагом яка» на высоту 5 400 метров над уровнем моря, я бы, конечно, не поверила. Любви к путешествиям поспособствовали родители. Поездки не были для меня чем-то особенным — палатки, природа, поезда и самолеты с детства. Мы ездили в санатории, на море или даже просто на берег Зеи с ночевкой. Особенно любит туризм мама — в молодости она ездила на Камчатку и в другие места нашей родины. Может быть, тяга к дороге идет именно от нее.

Начало моей жизни «вольного путешественника» было положено в самый тяжелый период моей жизни. У каждого, наверное, бывает момент или случай, который в корне меняет его мировосприятие. В двадцать лет мой мир пошатнулся — тогда были серьезные проблемы со зрением. В итоге обошлось, но ощущение, что все может закончиться, четко зафиксировалось в голове. То, что мы откладываем на завтра, может никогда не произойти. Для меня это была жажда увидеть мир (именно жажда, другое слово подобрать сложно, потому что с ней пропадает страх и остается только стремление). С этого момента начались мои поездки.
 

Ждать кого-то, слушать отговорки, что он или она не могут поехать, не было желания, поэтому я просто собирала рюкзак и ехала. Но, как говорится, к цели нужно идти «маленькими шажками». Сперва были небольшие поездки по России — Алтай, Кавказ, Карелия, Байкал, Камчатка, а уже затем — «заграница». Вначале я списывалась с организаторами походов, экспедиций и присоединялась к группам, после организовывала их сама (например, на север Мексики). Затем уже подготовила одиночное полугодовое путешествие по Юго-Восточной Азии. Если честно, одна я проездила всего три недели (смеется).

В интернете есть множество примеров людей, которые сделали путешествие своей жизнью: у многих есть сайты, кто-то ведет блоги и выкладывает отчеты. Это очень вдохновляет и мотивирует. В свое время я читала залпом разные статьи, сейчас стараюсь ехать «с чистого листа» — так интереснее. Хорошие интернет-ресурсы — «Форум Винского», «Академия вольных путешествий» Антона Кротова. Появляются новые объединения. Например, Sunsurfers — Движение Свободных Путешественников.
 

Во время поездок я встречала людей, которые уехали на месяц, а путешествовали не один год. Их истории вдохновляют и часто подтверждают, что в этом мире возможно все! Например, в Грузии я познакомилась с египтянином 66 лет, который путешествует по миру 37 лет. В Непале — с миллионером из Аргентины, который решил отправится в кругосветку перед тем, как к нему перейдет руководство шоколадной фабрикой. Он был одним из «бюджетников» — его рюкзак был в пару раз меньше, чем у любого из бэкпекеров (турист, путешествующий за небольшие деньги, чаще всего принципиально отказываясь от услуг туроператоров — прим. авт.). Такого простого и жизнерадостного человека еще поискать! Одна из лучших вещей, которую дарят поездки — это общение с интереснейшими людьми. Дорога всех объединяет!

С английским у меня, кстати, так себе, но как выяснилось, он не очень хорош и у многих иностранцев. Ведь для них он тоже не основной язык. Но понять друг друга всегда можно. Там, где не найти слов, помогают жесты и мимика.

Денежный вопрос

Я путешествую бюджетно, но в пределах разумного: все-таки хочется увидеть страну или место по максимуму, поэтому, в зависимости от ситуации, по-разному планирую бюджет. Основные затраты в поездке — это транспорт и жилье. Еду стараюсь покупать местную, очень люблю рынки, местные закусочные. Есть множество способов сэкономить: например, останавливаться по впискам через Couchsurfing или другие интернет-ресурсы, жить в хостелах и гестхаусах, арендовать жилье через Airbnb. В азиатских странах покупать авиабилеты у лоукостеров, например, у всеми любимого Airasia. Для самых смелых существует автостоп, для более осторожных — local bus`ы с местными жителями, перевозящие кур, овец, детей в одном салоне (смеется).
 

Это правда, что главное — желание. Деньги появляются, если очень хочешь. Помощь приходит почти из ниоткуда. Иногда что-то обходится бесплатно. Вселенная так работает, проверено мной! (улыбается). А боится тот, кто никогда не пробовал. Я очень переживала перед одиночной поездкой в Китай. В конце даже случилась неприятность — оказалось, что мой железнодорожный билет из Харбина в Хэйхэ неправильно забронирован на сайте фирмы, которая этим занимается. У меня оставалось всего 100 юаней, не было еды, и я запаниковала: Харбин большой, денег почти нет и нужно как-то попасть домой. Однако неожиданно помогла девушка-кассир: она оформила возврат средств, помогла купить новый билет на ближайший поезд, посадила в такси и договорилась о том, чтобы меня успели подвезти на другой вокзал бесплатно. А по приезду в Харбин мне уже перевели деньги за «неправильный» билет и я счастливая поспешила в ближайший «Макдональдс» утолять голод!

Что касается безопасности в поездках, то все страхи — в наших головах! Если верить ТВ, в мире полный хаос — войны, терроризм, а русских ненавидят везде, и жить страшно. В реальности люди во всем мире одинаковы и хотят от жизни одного и того же — мира и спокойствия, здоровья своих детей, гордости за страну, в которой они живут. За все время путешествий не возникло ни одной криминальной ситуации, хотя мы были и на севере Мексики, где проходит наркотрафик и нелегально перевозят в США людей, и в горах Непала, где во время выборов проходили вооруженные акции протеста, и на митингах в Бангкоке.  

В поисках настоящего

К сожалению, в современном мире глобализации с дикой скоростью стирается аутентичность стран и народов. Европа в этом смысле — самый яркий пример. Для того, чтобы видеть настоящую, «не пластиковую» жизнь, приходится ехать в страны, которые до недавнего времени были закрыты от цивилизованного мира. Например, в Бирму (она же Мьянма).

Это самая экзотическая страна, в которой я была. Десять лет назад спал «железный занавес» этой страны, обнажились культура и традиции, сохраненные веками. Конечно, все это сейчас уничтожается: мировые корпорации попали на рынок, и появляются первые рекламы «Тайда» и «Кока-Колы» на заборах. Но мужчины там все еще ходят в юбках, жуют какую-то гадость из красных листьев, а женщины мажутся корой дерева танака, от чего кожа становится в белых пятнышках. Там все еще сильна религия: в семьях первенца в обязательном порядке отдают на воспитание в монастырь. Считается, что буддизм в этой стране сохранился в чистом виде: там очень много ступ, храмов ЮНЕСКО. Очень интересны быт и жизнь на озере Инле: люди живут в домах на сваях, разбивают огороды на плавучих островах, передвигаются исключительно на лодках.
 

Стала намного меньше бояться всего, потому что увидела, что такое настоящая бедность. В Непале нам довелось ночевать у местных жителей. Так вот, они живут в глиняных домиках, где на первом этаже содержится скот, а вместо постелей — солома. У них в помине нет электричества, а еда готовится на костре. Но таких сияющих, радостных глаз и спокойствия я не видела больше нигде. Зато русских можно узнать по напряженным испуганным взглядам — мы закрыты перед миром.

Горы

Если говорить о любимых местах, я бы выделила горы. Именно поэтому большая часть моих поездок — это горные походы. Когда я в первый раз оказалась в горах, я разревелась от мысли, что могла жить обыденной жизнью и не увидеть их (а я не особо сентиментальный человек). Так, Алтай окончательно внес ясность  — мое сердце там. Кстати, это то место (наряду с Гималаями), в которое я бы вернулась опять. Хотя мое негласное правило — не возвращаться в «старые» места.
 

К альпинистам я себя не отношу — это настоящие фанатики. К тому же, это очень дорого — восхождение на Эверест стоит в среднем 40 000 долларов. Покорение в основном идет весной, и в базовом лагере собираются и готовятся те, кто собирается покорить вершину мира. К слову, это очень серьезно: выше 7000 метров начинается зона смерти, и техника безопасности, акклиматизация и крепкое здоровье жизненно важны. Но, несмотря на многочисленные летальные исходы от «горняшки» («высотная болезнь» — прим. MOJO), на переходах постоянно возникают пробки. Лично мне хватило подножия Аннапурны — на высоте 5400 метров идешь как под водой: охватывает невероятная усталость, слабость, хочется спать. Фотографии, кстати, сделаны с высоты 6000 метров.

Несчастные случаи видела сама, например, на высокогорном озере Тиличо. Там и разговаривать громко нельзя: зона камнепада. При нас испанцу камнем пробило лодыжку. Часто эвакуируют группы. Я была осенью, в лавиноопасный период: тогда не раз возвращались группы, потому что идти дальше было смертельно опасно.
 

А вообще, Эверест — не самое красивое место на земле, хоть и самое высокое. Космические пейзажи Непала, жизнь горных народов на высоте 4000 метров, отшельники, буддийские ступы — это куда живописнее.

Персонажи

Когда отходишь от натоптанной групповыми турами тропы, с тобой начинают происходить чудеса: мир разворачивается ковром неожиданных встреч, приключений и курьезных ситуаций. С особым теплом и благодарностью вспоминаю случайное знакомство с русскими пилотами в Непале, благодаря которым мы увидели хребет знаменитой Аннапурны в Гималаях с высоты птичьего полета. С русской группой, к которой мы ненадолго присоединились, довелось побывать в священных местах Гималаев.
 

В Непале произошла удивительная история: мы с группой направлялись к пещере ламы, жившего в ней уже три года. По дороге мы почувствовали место со странной энергетикой: сил не осталось, мы буквально ползли по земле. На этом участке пути располагалась пещера, в которой раньше жил известный буддийский святой отшельник. Стоило пересечь некую невидимую границу, и энергия вернулась. Мы с подругой отстали от группы, а потом и заблудились, потому что наткнулись на большого черного яка, загородившего нужную тропу. В итоге набрели на пещеру искомого ламы, да еще и в момент, когда он сам вышел к нам: молодой, лет 25, очень жизнерадостный. Напоил кефиром и был рад общению. А ведь остальные группы обычно застают его в момент молитвы и не имеют возможности пообщаться! И наверняка ожидают увидеть кого-то другого (улыбается).
 

В тех же местах довелось познакомиться с русским, который держит самую высокогорную баню в мире в партнерстве с местным жителем. Он уже несколько лет питается одним кефиром, но при этом отлично себя чувствует и увлекается кулинарией: готовит просто изумительно.
 

Встреча с пожилым немцем на границе с Камбоджей изменила мое отношение не только к этой нации, а к людям в целом (не вешая ярлыков). Он ехал на свадьбу в качестве посаженного отца к девушке, которую взял под покровительство несколько лет назад. После войны и правления Пол Пота она осталась сиротой, подрабатывала в свои 12 лет уборщицей в кафе, рискуя просто попасть на «панель». Случайно узнав о ее положении, он решил взять над ней шефство, оплатил обучение английскому и пригласил в Германию. Сейчас она уже молодая девушка, безмерно благодарная за содействие в ее судьбе. При нашем прощании я сказала, что «Еще увидимся!», на что он ответил — «Ты забываешь, мне семьдесят, и в следующей встрече я не уверен». 

В списке ожидания

— Хотелось бы еще посетить Латинскую Америку, Монголию и север Индии — те города, которые находятся в Гималаях. Но, как говорил один знакомый, «I have no plan for tomorrow» — жизнь непредсказуема, а самое невероятное путешествие может начаться уже СЕЙЧАС. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке