«Мы безоговорочно верим в мечту»

12 ноября | 902 0

Ольга и Александра Зорины – мать и дочь, которые год назад открыли свою собственную театр-студию «ГРИМ». Они помогают ученикам любого возраста раскрыть свой талант и найти свое творческое начало. Совсем недавно студия переехала в новый «дом», куда и пригласила в гости MOJO. Мы узнали, как создавался театр, какие направления в обучении практикуют Зорины и что они сами думают о творчестве.


 Расскажите про историю образования театра?

А: Началось всё с того, что несколько лет назад я уехала работать в Екатеринославку. Уволилась с театра драмы и устроилась работать в обыкновенный сельский дом культуры, где и создала театр-студию «ГРИМ». Именно там начался мой путь как руководителя. У меня в коллективе занималось более 70 человек – в основном дети с 1-го по 11-й класс. 

– Какая была программа?

А: Мы изучали все театральные дисциплины. На тот момент ставили спектакль по пьесе Шварца «Снежная Королева» – он занял 3-е место на Региональном Фестивале «Азбука Театра» в колледже Искусств и Культуры города Благовещенска. А затем этот спектакль увезли в Казань на Международный театральный фестиваль «За кулисами Казани», где наши дети смогли завоевать 1-е место. Я думаю, что эта победа навсегда оставит в их сердцах безоговорочную веру в мечту. 

– А как театр «переехал» в Благовещенск? 

А: По завершению показа спектакля, я вернулась назад в родной город. Моя первая студия закрылась. Там сейчас работает другая театральная студия, она называется «БИС». Там занимаются около 20 человек. А я, когда вернулась в Благовещенск, предложила своей талантливой маме, у которой я всю жизнь учусь актерскому мастерству, открыть новую студию. Студию с тем же названием – «ГРИМ». 

– К слову о названии, почему «ГРИМ»?

А: Когда появилась самая первая студия, мы перебрали около 1000 названий. Нам хотелось, чтобы оно было связано с театром. Естественно, слово «театр» мы уже не могли использовать, потому что в нашем городе есть и другие студии с таким названием («Театр-Плюс», «Этюд», «Дебют», «Малая сцена», «ДемиУрги», Театр «Васильевых», «Крылья» – инклюзивный театр для людей с ограниченными возможностями, прим. автора). Была масса вариантов, и почему-то остановились на  этом. 

Это же очень театрально. Грим ведь всегда накладывают в театре. Настоящий грим – это черная коробка, на которой изображены театральные маски. Ее открываешь и попадаешь в мир фантазии и сказок, где собраны все цвета как в наборе красок. 

Я хочу, чтобы наши ученики и  студенты, были такими же яркими, как цвета грима, и все были как одно большое целое в одной коробочке. 

– Помещение для студии было?

А: Нет, приходилось его арендовать. Первоначально это был ТЦ «Куб», там мы проработали весь прошлый театральный сезон. А этим летом театр кукол, в лице директора и художественного руководителя Петра Козец, пригласил нас к себе в свой уютный, красивый «дом».

На данный момент – мы единственная театральная студия, которая находится в профессиональном театре. Это тоже статус и определенная ответственность. Мы должны быть максимально профессиональны, насколько это возможно для любительского коллектива. Планируем участие в фестивалях и во всех мероприятиях, которые будет проводить театр кукол, который также рад, что в его стенах появился такой самодеятельный коллектив. 

– Создать собственный театр – это смело. Вы всегда хотели заниматься творчеством?

А: У меня была мечта стать актрисой. Когда выросла, получила профессиональное образование и поступила работать в Амурский областной театр драмы, где играю и сейчас, хотя сейчас в декрете. У меня три дочери и  одна из них этим летом  прошла отбор и ее взяли на роль Маруси в спектакль «Горький хлеб» Албазина. Она ездила на гастроли в Москву. До этого занималась у нас год. Нам приятно, что наша ученица выступила в самом центре Москвы, в шикарном театре. 

– То есть вы даже детей обучаете?

А: Конечно! В театре существует несколько групп, которые разбиты по возрасту. Есть младший состав, есть старший. Младшего у нас две группы. Одна занимается утром, другая после обеда. Старшего тоже две: дети школьного возраста до 18-ти лет и взрослые – до 70-ти. У нас даже есть группа малышей, которые занимаются в 17:30, после детского сада.

О: Основная идея студии – охватить все возрастные группы. Так как я девять лет преподавала в филармонии в «Театре Плюс», каждый раз, когда дети выпускались, возникал вопрос: куда идти учиться после сдачи экзаменов тем, кто остается в Благовещенске? 

Пробовали в театр Васильева, но там немного другой формат. Наша студия отличается еще и тем, что у нас не драматический кружок – это когда люди собираются и ставят какие-то спектакли. Сначала легкие, потом сложнее. У нас идет обучение. То есть наша программа – это программа театрального училища или института, которая разобрана на более мелкие составляющие и обучение длительное, но зато более тщательное. Этим самым студия выигрывает, потому что дети, обучаясь, не просто выходят на сцену, выучив слова, они учатся играть и действовать на сцене. 

– Расскажите, какие у вас есть направления?

О: Актерское мастерство, сценическая речь и сценическое движение. Эти три предмета очень большие. В каждом столько подпунктов, что надо давать отдельное интервью (смеется).

Например, сценическая речь – это постановка дыхания, голоса, правильная дикция. Здесь многое зависит от одаренности и трудолюбия. Вот говорят: «Что такое талант?» Это одаренность + трудолюбие. 

Сценическое движение – это пластика и основы акробатики. Где-то мы задеваем основы пантомимы. Дальше идет развитие: сценический бой – это обучение, начиная с пощечины и заканчивая сценическими драками. Это и сценическое фехтование, и владение испанской шпагой, и исторический этикет и умение носить костюмы. Наука: как садиться, как здороваться. 

У нас будут уроки вокала, помимо театральных дисциплин. Мы приглашаем педагогов – планируются небольшие занятия по сольфеджио. А еще, хотели бы добавить хореографию. Только тут возникает вполне логичный вопрос: «Куда это вместить? И где взять хореографический класс?» (смеется).

– Вы как-то подтверждаете факт обучения у вас?

А: Нет, просто наша деятельность не попадает под лицензирование, так как мы не являемся какой-то образовательной школой. У нас творческое развитие, соответственно и занятия творческие. Поэтому официальные сертификаты мы  не выдаем. Я думаю, что к нам в коллектив люди приходят не для того, чтобы получить какой-то документ, а, скорее всего, приходят за умениями, навыками, наслаждением, чувством полета, которое они испытывают, выходя на сцену. 

Мы не училище. Чтобы получить образование, которое позволит работать на сцене профессиональных театров – нужно поступать в театральный ВУЗ.

Но мы готовим к поступлению. Если у вас есть желание стать великой актрисой или актером и учиться в ГИТИС, то мы поможем! 

– Как вы строите систему упражнений  и распределяете нагрузку?

А: От простого к сложному. У актера тоже есть специальные сборники упражнений. 

О: Вообще, это все гениальная система Станиславского. Даже в Америке учат по его системе. Также у меня есть программные конспекты, которые накопились за девять лет обучения. Формируется это очень просто – берется раздел определенный и под возраст подбирается система упражнений. Например, если детки маленькие, то она обрабатывается и облекается в форму, которая им доступна. 

Если дети постарше, соответственно они могут уже заниматься как студенты театрального училища/института. Там ничего менять не надо, так как  все упражнения – это игры, определенные творческие задания, где включается фантазия и воображение, тренируется память, развивается психофизический аппарат. То есть, если человек сам себя не знает, система актерских тренингов дает это развитие – он начинает все больше и больше узнавать себя. 

Станиславский всегда говорил: «Чтобы стать хорошим актером нужно познать самого себя».

– Есть ли у вас какой-то отбор?

А: Нет, отбора никакого нет. Мы не устраиваем кастинги. Мы берем всех, кто успел к нам записаться. А дальше – все зависит от самих студентов. Мы всегда говорим, человек – актер на сцене, должен впитывать как губка то, что дает режиссер. Все через себя пропускать. Умение брать информацию у всех разное. Кто-то схватывает сразу и тут же может пересказать материал. Кому-то надо две недели его учить, зубрить, и то он не выучит. У каждого разные способности. 

Да, к нам иногда приходят одаренные дети, которые в детстве занимались в кружках, у них уже есть навыки. Но мы берем и тех, кто ничего не знает о театре и не имеют видимых способностей. Почему? Потому что в театре интересна индивидуальность, личность. Нам нужны разные студенты. 

О: А я бы сказала так – у нас есть отбор. Естественный. Иногда люди занимаются и вдруг говорят: «Мы больше не будем ходить». На вопрос: «Почему?» – говорят: «не мое». 

Это в любом коллективе есть. У нас нет задачи сделать из них профессиональных актеров. Наша задача – раскрыть их личность.   

Занимаясь в театральном коллективе, люди становятся успешнее, увереннее в себе. У них исчезают внутренние зажимы. Они могут хорошо общаться, а это немаловажно в наше время.  

– Что вас вдохновляет в развитии вашего театра?

А: Мы безоговорочно верим в мечту, в то, что мы делаем. Мы безумно увлечены театром. Мы все делаем с удовольствием. Мы делимся своими знаниями и профессионализмом. 

О: Наш коллектив еще отличается тем, что мы вдвоем – играющие тренеры. Мы – действующие актрисы театра, и поэтому знания даем близкие к профессиональному уровню.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке