На Рубинштейна

23 марта, 2017 | 2868 1

Евгений Гоман получил последнюю зарплату в Благовещенске весной 2011 года, после чего переехал в Санкт-Петербург. К девушке. Сейчас он живет в маленькой комнате в центре города, трудится во флагмане по производству настольных игр и не жалеет о смене города. MOJO поговорил с парнем о настолках, российской ностальгии и самостоятельности.

О причинах 

— Ты уехал шесть лет назад. Что тебя не устраивало в Благовещенске?
— Не было такого, чтобы что-то не устраивало. Но в том Благовещенске, в котором жил я, был всего один бар. И тот со временем надоел. Но дело не в барах, конечно.

Там некуда выбраться молодежи. Скучно. Когда я жил там, не замечал этого. А побывав в Петербурге, увидел, как можно жить нормально. Даже просто прогуляться по улице гораздо приятнее. И не только в центре, но и в спальных районах, и в пригородах. Везде есть красивые места.

Но уехал-то я не поэтому, а из-за барышни. Она жила здесь. Это и была основная причина. Даже не причина, а повод, чтобы куда-то, наконец, двинуться. 

Осенью 2010 я съездил в Питер первый раз, на неделю. Потом съездил еще раз на Новый год. Билеты еще дешевые были — мне же тогда было не 27 как сейчас. На третий раз, в мае, я переехал.

— Ты как-то готовился к переезду?
— У меня было около 80 тысяч — я получил зарплату за последний месяц и отпускные. И улетел. Было немного страшно. Потому что, когда ты срываешься в огромный город — это всегда непросто. Однако все прошло гладко. Благо тут уже была квартира, где можно было жить. Это большой плюс. Без места, где остановиться, тяжко. Сейчас благовещенцев в Петербурге тьма-тьмущая, поэтому всегда можно у кого-то пристроиться, если ты знаешь человека. Но я бы к себе, наверное, никого не пустил. Ну, некоторых только, может быть (смеется). 

А вообще, готовиться нужно. Хотя бы смотреть квартиры. Заранее, может быть, съездить. Но сейчас это сложно. С такими ценами на билеты я два года не могу дома побывать.

О работе и играх

— До переезда ты жил в квартире с родителями. А здесь сразу с девушкой, а потом и самостоятельно. Как ты справился с непривычным укладом?
— Ничего сложного. Я и в Благовещенске жил какое-то время не с родителями. Сам платил за квартиру. Да и в 16 лет я устроился на работу дворником. С тех пор не помню, чтобы я не работал. Так что привык к самостоятельности.

После переезда я месяц кутил, ничего не делал. Купил себе новый ноутбук, чтобы он у меня был. В какой-то момент понял, что деньги заканчиваются и начал искать работу. Начал со студии срочного фото. Один раз, когда я добирался туда, меня чуть не сбила машина, потому что я поскользнулся. Вот и все мои воспоминания о той работе. Скучная, рутинная. Но после каждой смены я забирал себе 500 рублей.

— А как ты ее нашел?
— Устроился по знакомству через благовещенских ребят. Там я продержался недолго. Мне ответили из компании GaGaGames, куда я отсылал резюме на должность продавца-консультанта. Когда только приехал сюда, то зашел к ним в магазин — там продавали настольные игры. Сказал себе: «Настольные игры — это прикольно, интересно, классно». На тот момент я в них даже не играл. Знал две или три. В резюме же написал, что работал журналистом. Делал упор на публикации.  Как потом сказали, это и сыграло роль. Мне часто припоминают первое описание к игре. 

Работал продавцом почти год, потом мне это наскучило. Настольные игры были интересны, но продавцом быть утомительно. И я искал работу по специальности. Помимо журналистики я пять лет учился на пиаре, вот и хотелось им попользоваться, что ли. Устроился в библиотеку имени Лермонтова, где занимался рекламой. Проработал там полгода, прежде чем выяснилось, что та реклама и тот пиар, который я предлагал им…

— Не подходил?
— (вздыхает) Библиотека — прекрасная. Их директор — невероятно крутой чувак, который может найти решение и деньги  под самые странные проекты. Например, мы с девочкой из Благовещенска нашли заинтересованных ребят и открыли первую в Санкт-Петербурге библиотеку комиксов. Она до сих пор действует и выглядит круто. Мы могли делать даже такие проекты. Но как-то не сложилось. 

В новостной ленте я увидел, что GaGaGames ищет smm-щика, чтобы заниматься маркетингом в интернете. Когда я пришел на эту должность, все было кустарным, приходилось информацию искать самостоятельно. В интернете ее было мало. Это было в 2013 году. В «Гаге» тогда коллектив был маленький. Сейчас это уже большая и серьезная компания с филиалами по России, 10 магазинов только в Петербурге, есть собственное издательство, которое выпускает игры.

— Тебе нравится, что ты стоял у истоков?
— Конечно. Я приложил руку к созданию того места, где мы сейчас сидим (игровой клуб-лофт с самой большой коллекцией настолок в Питере, где одновременно сидят сотни человек, — прим. авт.). Вплоть до того, что столы ремонтировал. Это наш сайд-проект. Когда он открывался, подобных даже в СПБ было немного. И мы решили попробовать. Изначально задумывалось, как реклама настольных игр. Люди приходят, им рассказывают про любую игру и объясняют правила, а затем они играют. Необычный подход ведь? Мне нравится, что компания постоянно развивается самых разных направлениях.

Сейчас я занят в издательстве и в рекламе самих магазинов. К клубу отношения не имею. Иногда, правда, провожу здесь какие-то мероприятия или рассказываю, как играть в настолочки. Такое хобби, за которое платят деньги.

— Не думал, что столько людей любят настольные игры.
— Последний GaGaFest, который мы проводили рядом с Эрмитажем, посетило несколько тысяч человек. Огромная игротека действовала два дня. Желающие стояли в очередях, чтобы поиграть. Всех посадить одновременно было невозможно. 

Играет все больше людей. После кризиса казалось, что настольные игры должны меньше покупать. Удовольствие, порой, не из дешевых. Стоимость некоторых доходит до 6 тысяч рублей. Но это самые дорогие экземпляры. А так, люди охотно приобретают настолку себе или дарят ее. Это лучший повод прийти к кому-то в гости. Намного дешевле и веселее, чем пойти куда-то на возлияния.

— Один раз ты ушел отсюда. Не хочешь уйти снова?
— Мне интересна тема настольных игр. Когда появилось издательство — стало и вовсе шикарно. Мы разрабатываем собственные игры, покупаем лицензии у зарубежных издательств и локализуем их игры. К примеру, чешская игрушка Codenames появилась в 2015 году и сразу попала на первое место топа среди игр для вечеринок. Нам повезло — мы привезли ее в Россию и познакомили с ней людей. Это то, что мы тут делаем.  Здесь очень интересно работать. Я нашел свое место. Пока никуда не стремлюсь.

— Создавал ли ты игры сам?
— Все мои игры пока еще копятся в голове. Однажды, я надеюсь, все задумки воплотятся во что-нибудь прекрасное. Зато я постоянно участвую в тестировании наших игр, которые еще только готовятся к изданию. Иногда мои полезные советы помогают сделать игру лучше, поправить баланс, добавить интересную игровую механику. Так, например, было с «Бандой братьев Райт». По моему совету в ней изменилась система подсчета очков и появилась дополнительная механика.

— А еще я слышал, что как раз тут ты и познакомился со своей нынешней девушкой.
— Таня начинала здесь работать игромастером. Сейчас она в издательстве. Мы сидим в соседних кабинетах, но нас это не напрягает (улыбается). Первым нашим свиданием считаем поход в бар, когда мы отмечали ее сдачу аттестации на работу в магазинах.

О людях

— Мы перешли к людям. Твоя затея с переездом к девушке закончилась ничем?
— Почему? Я переехал (смеются оба). За это можно ей спасибо сказать.

— С кем ты тут общался, с экс-благовещенцами или местными?
— Бывшая девушка забрала себе всех моих друзей. Поэтому я общался с местными. В основном с коллегами. Тут всегда появляются новые люди, так что у меня не было круга из благовещенцев. Но я периодически общаюсь с ними. Одна из моих коллег тоже из Благовещенска.

— Некоторые переехавшие тянутся только к землякам.
— Так проще. Ты приезжаешь в новое место и тебе нужен какой-то якорь. Но Петербург такое место, что можно знакомиться чуть ли не на улице, если тебя не примут за сумасшедшего. Тут все зависит от тебя — готов ли ты. Я, например, не очень люблю новых людей, для меня это всегда стресс. Но постепенно Питер раскрепощает. Учишься знакомиться.

— Ты живешь пусть и в центре, но в маленькой комнате уже два года. Это вяжется с твоим представлением о жизни в большом городе? Тебя не смущает это, несмотря на низкий ценник? Не хочется больше денег, чтобы создать себе комфортные условия?
— Всегда хочется больше денег. Но комната, где я живу, для меня уютная. В ней  есть все, что нужно. Кровать, стол, где можно работать, шкаф. У меня и вещей-то никогда много не было. Блин, да в Питере все снимают комнату или квартиру. Мне еще повезло, что я живу в центре за такие мизерные деньги. Так что устраивает. Да и в ближайшее время я перееду в нашу собственную с девушкой квартиру, и станет гораздо проще. Пусть это будет и не центр. Но в центре покупать квартиру я бы не стал, потому что здесь не здания, а труха. И их практически не ремонтируют. Лучше жить в новом доме. Да, далеко, но можно же и книжки читать по дороге на работу. 

О ностальгии

— Как отдыхаешь? Кто-то, как ты, переезжает, чтобы прогуляться по городу, но на выходных сидит дома с сериалом.
— Живу я на улице Рубинштейна, одной из самых алкогольных улиц в Петербурге. Частенько захожу с друзьями в какой-нибудь бар. Рядом и с работой, и с домом. Удобно. 

На днях в третий раз ходил в Русский музей. И каждый раз мне интересно. Смотреть приятно даже на те картины, которые уже видел. Эрмитаж люблю меньше из-за цены или пафоса. Прекрасное место с замечательными картинами, но Русский музей нравится больше.

Петербург хорош тем, что здесь просто получить шенгенскую визу. Она открывает тебе путь в Европу. Поехать отсюда в Чехию, где я недавно был, в миллион раз проще, чем сделать это из Благовещенска. Хотя улететь отсюда в Таиланд — 150 тысяч. Из Благовещенска, конечно, дешевле.

 

— Ты упомянул, что тебе 27 лет, будто это очень много. Тогда оглянись назад. Что бы ты поменял? Может, ты не использовал какой-нибудь шанс?
— Я — фанат историй про путешествия во времени, но… Слушай, даже мелочь никакую вспомнить не могу. Мне все нравится. Ни о чем не жалею. А зачем? Не смогу исправить, а заниматься самоедством ни к чему.

— А чем ты займешься в самом ближайшем будущем?
— Ненавижу такие вопросы, но ладно. 

Мы поспорили с коллегами на пощечину, кто из нас сможет больше всех подтянуться, отжаться, пробежать и сделать пресс. Не хочу получать пощечину 29 апреля, когда запланированы результаты спора. Поэтому собираюсь заняться спортом. По утрам отжимаюсь, делаю пресс. Вчера открыл сезон пробежек, пробежал шесть километров. Тяжко после полугода простоя, все болит. Но боль приятная.

 

— За шесть лет ты часто приезжал. Видимо, скучаешь по Благовещенску?
— Сейчас уже не осталось почти никого, с кем общался раньше. Все либо уехали, либо пытаются это сделать. Есть только желание повидаться с родителями, с племянником. Так что не скучаю совершенно. Терпеть не могу то, что Россия такая ностальгирующая нация. Люблю Россию, но не люблю наше стремление вспоминать, как здорово было. Нет. Было и было. Двигайся дальше.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке