На языке жестов

Автор: Bastet , Фотограф: Елена Парубченко
13 декабря, 2017 | 1694 0

Около 10 лет назад сурдоперевод исчез практически со всех теленовостей, но востребованность в специалистах жестового языка остается и по сей день.  Ведь они – связь глухого с внешним миром, его уши, личный адвокат, психотерапевт и близкий друг. Почему эта профессия не всем под силу, какие ошибочные представления у слышащих людей о глухих? Об этом и многом другом MOJO рассказала сурдопереводчик Анна Боброва. 


– У вас особенная профессия. Обычно ее целенаправленно выбирают те, в чьих семьях есть глухие люди. Что вас привело в нее?

– Меня – интересный и немного комичный случай, произошедший в 17 лет. На одной из прогулок я с подружкой решила сбежать от своего парня, чтобы он нам не докучал. Мы забежали в кафе на набережной, залезли под первый попавшийся столик, и я села на чей-то ботинок (смеется). Пришлось вылезать, извиняться. Это оказалась компания глухих парней, среди которых находился мой будущий муж. 

– Вы ведь не знали язык жестов, как происходило тогда общение? Использовали листок и ручку?

– Недавно с мужем пытались вспомнить, как происходило наше общение, но не смогли. В это сложно поверить, мы понимали друг друга и общались без переписок! Самое интересное, что я скрыла от него свой домашний адрес, а он, спустя неделю после нашего знакомства, нашел меня сам по моей фотографии. И прилип! (смеется) Больше  мы не расставались. 

– Как ваше окружение отреагировало на отношения с глухим парнем?

– Мне повезло, потому что я воспитывалась в детском доме №17, хотя, наверное, это не назовешь везением. Ну вы поняли, упреков со стороны родителей не было. Воспитатели повторяли: «Аня, да что ж такое, такая видная девчонка, за тобой столько парней бегает, а ты глухого выбрала!». Мне было все равно, что они говорят, ведь когда любишь, мнение других тебе не интересно. Поступила в университет, там тоже уверяли, мол, он тебе не нужен, найди другого парня. И я опять не поддалась на уговоры. Кстати, коллектив глухих меня не сразу принял, они осторожны с новичками, особенно слышащими. Но мне удалось завоевать их доверие. Спустя 6 лет после знакомства с мужем, у нас родилась дочка, тогда-то меня и пригласили на работу во Всероссийское общество глухих.

– А кто именно пригласил?

– Председатель этого общества Светлана Карасенко. Она знала, что я живу с глухим человеком, ведь мой муж не раз обращался к ним за помощью. Впервые, когда она меня встретила и сделала предложение о работе, я ответила отказом: «Да что вы, какие глухие, какие жесты? Это не мое». Да и работала я в другой организации. Во второй раз мы встретились, когда я была беременная. Мой ответ не изменился: «Не, не, это не мое! Вообще у меня тут менеджмент, маркетинг и другие планы!». В третий раз мы уже встретились случайно в банке, моей дочке на тот момент было полтора годика. Светлана Филипповна сказала: «А ты просто вечерами поработай и все, попробуй, ничего страшного в этом нет». Так и начала подрабатывать в автошколе на занятиях для глухих. Хотя я и была самоучка в жестовом языке, но справлялась. Когда курсы закончились, меня поставили перед фактом: «Аня, тут такая ситуация, глухие сказали, что им в качестве переводчика нужна ты». Я ответила, мол, это их проблемы, а Светлана Филипповна предложила попробовать и пройти курсы сурдопереводчика в Санкт-Петербурге. Я ей объясняю, что у меня маленький ребенок, а она стоит на своем и просит попробовать. В итоге я получила диплом и с 1 октября 2008 года вступила в должность сурдопереводчика. 

– Сколько времени необходимо, чтобы овладеть языком жестов?

– Вообще основы можно выучить и за две недели – это дактильная азбука и простенькие предложения. Самая главная сложность – научиться  понимать глухого человека. Это как с английским языком: ты много чего можешь сказать, а вот понять, что тебе говорят – тяжелее. В русском жестовом языке так же. Для понимания глухого человека необходимы годы практики. Даже не все профессиональные сурдопереводчики могут достоверно слово в слово понять глухого человека, потому что в жестовом языке есть диалекты. 

– Расскажите о специфике своей работы?

– Бывают ситуации, когда ты не только в роли переводчика, но и специалиста другого направления. Вот недавно был суд, где дедушка доказывал, что он сын человека, который погиб в ВОВ. На юриста у него денег не было, поэтому мне пришлось полночи готовиться к судебному процессу, чтобы отстоять его интересы. И это не единственный случай. Знаете, голова сурдопереводчика – это кладезь информации. Бывает из-за нее сложно уснуть. Вот ты приходишь домой, а в голове все еще рабочие процессы. Все проблемы глухих воспринимаешь как свои  личные. Я работаю уже 10 лет, а так еще и не научилась ставить барьер. Например, ходишь по больницам с глухим онкобольным и не имеешь права говорить ему диагноз, пока не разрешит врач. Вот он еще не знает, а я уже. Морально это очень сложно.

– А как выстраивается ваш рабочий день?

– Ну, вот смотрите, в 7 утра я выхожу из дома и понеслась в поликлинику, суд, прокуратуру, МВД, МФЦ.  В общем, чем живут обычные люди – этим живут и глухие, только им всегда нужен переводчик. Добавьте еще к этому бесконечные вопросы по телефону. Можно сказать, что мы с 6-ти утра не спим, хотя у нас есть диспетчер, который тоже принимает звонки. Рабочий день может закончиться и в девять вечера, так как после основной работы мы бежим в автошколу на курсы к глухим ребятам. Нас могут поднять и ночью, например, когда глухому требуется скорая помощь. Мы встаем и переводим врачам по видео, потому что проблематично быстро оказаться с одного конца города в другом. 

– А это правда, что у сурдопереводчиков болят пальцы?

– Устают не пальцы, а болят суставы рук. Обычно это происходит после масштабных мероприятий, например, концертов. Ты стоишь на сцене 2,5-3 часа и переводишь. Повезет, если есть перерыв хотя бы в 10 минут. Нас как-то пригласили в центр развития образования Амурской области на курсы для работников бюджетной сферы русского жестового языка. Работали на протяжении двух недель каждый день по несколько часов. Вот при обычной беседе ты расслаблен, а на серьезных мероприятиях руки напряжены, так как жесты должны быть красивые. Отсюда и боль в суставах. У меня неделю был тремор в руках от усталости, пришлось идти к неврологу. Но, как говорится, легкой профессии не бывает.

– Мне вот интересно, как у глухих происходит общение? Например, могут ли они как слышащие развернуто делиться своими впечатлениями и переживаниями?

– Могут. Единственное отличие – они делают это жестами и мимикой. Это вам со стороны кажется, что у них маленький словарный запас, а на самом деле вот все, что мы произносим, они могут показать жестом.  

– То есть и ругаться они умеют?

– Умеют, но делают это редко. (улыбнулась) Все как у слышащих людей, только эмоций больше. Как-то на свадьбе глухих ко мне подошла мама невесты и говорит: «Анна Васильевна, она же беременная, а так руками по своей груди колотит, что стук слышен…». А я ей объясняю, что ее дочь ругается. Жесты резкие и эмоциональные, вот и складывается впечатление, что удары сильные. Если глухие ругаются со слышащим, то они могут попытаться произносить слова вслух, но оппонент, скорее всего, решит, что на него орут.  А могут улыбнуться и просто показать один жест, а вы так и не догадаетесь, что вас далеко послали. 

– А по губам глухие читают?

– Некоторые да, но здесь много подводных камешков: если человек говорит плохо и неграмотно, то чтение по губам проблематично.  

– Бытует мнение, что глухие люди, говорящие на разных языках, поймут друг друга быстрее, чем слышащие.

– И это правда. Для этого существуют международные жесты. У нас уже есть опыт встреч с глухими из других стран – это частные и организованные групповые визиты из Китая. Есть свои сложности, но при этом я, не зная китайского, общаюсь с глухими китайцами на языке жестов. 

– У слышащих много стереотипов о глухих?

– К сожалению, да. Самый распространенный – у глухих людей огромные проблемы с психикой. Даже некоторые социальные работники считают, что их необходимо ставить на учет в психоневрологический диспансер. Исходя из своей практики, могу сказать, что это нормальные и адекватные люди, среди которых не только механики и электрики, но и бизнесмены.Особенно этот стереотип мешает при трудоустройстве. Вот мы рассказываем руководителю предприятия, что глухой контактный и с ним можно поговорить, ему задают вопросы, а он в ответ кричит. Дело в том, что глухие не слышат свой голос, поэтому очень громко произносят слова,  а многие начинают пугаться, мол, что он психует стоит. 

Кто-то думает, что глухие очень глупые люди и общаются только на бытовом языке. Просто если я буду с ними разговаривать, то мы прекрасно друг друга поймем, а со слышащими они будут пытаться общаться простыми и понятными жестами. Поверьте, и среди глухих есть интересные и разносторонне развитые личности. Они отличаются от нас только тем, что для связи с внешним миром нуждаются в переводчике. Мне как-то врач говорит: «А зачем она переводчика привела, я же ей все напишу». Ну, напишет и дальше что? На элементарные вопросы глухой ответит письменно, а если будет волноваться и что-то напутает? Чтобы диагноз был установлен верно, приглашают сурдопереводчика.

А еще слышащие люди ошибочно называют глухих глухонемыми. Просто большинство стесняются своей речи, вот и молчат. С годами же голосовые связки атрофируются, и в речи появляется дефект. 

– Кем вы себя видели до становления сурдопереводчиком?  

– Всю свою жизнь я мечтала стать врачом, но в определенный момент резко передумала. Просто так получилось, что однажды помогала мужчине, который попал в ДТП на Октябрьской-Шевченко. Увидев очень много крови и оголенную кость,  я поняла, что не хочу быть врачом. Поступила в БГПУ на менеджмент. Знаете, я могу залезть в любую сферу. У меня девиз по жизни: «все, что делаешь – делай хорошо, и тогда все будет получаться». Мне кажется, что даже если настанет голодный год, я не пропаду, так как смогу сделать все.  

– Посещает желание оставить работу и найти себя в чем-то другом?

– Когда сильно устаешь, то бывают такие мысли. Но  знаете, работа стала уже частью моей жизни. Здесь каждый день особенный. Да, морально и физически тяжело, необходимы запасы терпения, но это не рутина. Я уже больше чем уверена, что не смогу быть офисным работником и сидеть на месте. Даже если вдруг уйду из этой профессии, то моя работа все равно будет связана с подвижным образом жизни.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке