«Надо просто притереться»

Автор: Инна Вальде
13 апреля, 2017 | 4883 8

Наш журнал поднимал множество семейных тем: мы говорили с родителями приемных детей, детей с синдромом Дауна, беседовали с отцом, сидящим в декрете, но упустили отчимов. MOJO исправился и поговорил с молодыми мужчинами, об их роли в семье, ответственности и поджопниках.

Артем Дорошенко, 28 лет. Супруга Надя (27 лет) и ее дочь Алиса (5,5 лет)

К чужим детям я никогда не тянулся, максимум тискал племяшей. Естественно, когда с Надей завязались отношения, я понимал, что Алиса — это большая ответственность.

Мне было пофиг на мнение окружающих, но не моих родителей — они отнеслись с пониманием: «Наша внучка и все тут». Но это они у меня открытые и добрые люди. А вот некоторые знакомые и друзья спрашивали, зачем мне это надо. Лишь когда увидели, как я общаюсь с Алисой, ее реакцию на меня и наши взаимоотношения с Надей, все вопросы отпали.

Мы выдержали какое-то время между началом отношений и знакомством с Алисой. Сначала пересекались где-то. Допустим, забирали ее вместе из садика. Я пытался наладить контакт, разговаривал с ребенком. Первое время она отворачивалась, дула губы. Но ей было всего три года и такая реакция не удивила меня.

Когда она немного привыкла к тому, что я существую, они с Надей начали приходить ко мне в гости на час-два. Как-то я предложил переночевать вместе. Я на диване, они — на кровати. Надо было, чтобы Алиса понимала, что я тоже в доме нахожусь. Вечером мы поужинали, посмотрели мультики, уснули. На следующий день позвонила Надя и сказала: «Алиса спрашивает, будем ли мы еще у Артема ночевать».

Чуть позже мы решили съехаться. Я снимал студию, в которой нам троим было бы тесно. Мы подыскали «двушку», чтобы у Алисы была своя комната. Ребенку нужно нормально играть и спать, а мы с Надей как фрилансеры должны иметь возможность спокойно работать дома. Алиса помогала переезжать. Мы объяснили ей, что мы теперь будем жить здесь все вместе. 

Такой чуши при знакомстве, как «Алиса, это твой папа» не было. Я не претендую на место отца. Есть такие придурки, которые считают, что если кормят-воспитывают — они уже отцы. Но у Алисы есть папа, который в ее жизни участвует. Меня она называет Артемом, и этого достаточно, тем более что и Надю она называет не «мамой», а «Надей» (смеется). Несколько раз она обратилась ко мне «папа». В первый меня немного тряхануло, да и она сама удивилась, что такое сказала. 

Папа Алисы был от этого не в восторге. Но нужно понимать, что ребенок говорит так неосознанно, не от того, что хочет кого-то задеть или сделать приятно. Указывать ей, кого как называть, мы не стали. С Владом — папой Алисы — мы поговорили и закрыли тему.

Какие-то небольшие конфликты между мной и Владом все же возникают. Я — организованный человек и пытаюсь воспитывать Алису. В свое время ее здорово разбаловали и теперь нужно немного осаживать. С Владом они встречаются раз-два в неделю, иногда реже — ему хочется ее порадовать. Вот она пришла и сказала ему: «Хочу это». И «это» может стоить 5000 и валяться сломанным через два дня, а он покупает. Но такая вседозволенность сказывается на нас. Такими темпами она сядет на шею, свесит ножки и будет требовать айфоны. Алисе я дал понять, что с нами такое не пройдет. Ничего не достается в этой жизни просто так, все надо заслужить: хорошо себя ведешь, ходишь на танцы и гимнастику, делаешь успехи в школе — покупаем тебе, что просишь. Выклянчить не получится.

Надя не против таких воспитательных моментов, но сама не всегда может это поддержать. Мы как «хороший и плохой полицейский». Мама всегда добрая. Маме пофигу на этикет за столом. Она счастлива, что ребенок вообще поел. Я же смотрю со стороны: она же девочка, должна прилежно выглядеть, есть аккуратно, говорить «спасибо».

Могу наругать, могу поджопника дать, если накосячит. Это нормальное явление. Нет, я не бью ребенка, но хлопнуть по заднице могу. Перед этим пять раз я скажу, на шестой повышу голос. Алиса много ленится и прикидывается несамостоятельной. На самом деле, она все может делать сама. Сейчас на уборку комнаты нам хватает 15 минут. Пару раз я выкинул игрушки, которые были не на своем месте и теперь она нехотя, но плетется убираться, когда просишь ее это сделать.

Алиса — гиперактивный ребенок, ее надо нагружать. Приходит после четырех часов танцев и еще дома пляшет. Я бы пришел и упал. Рос в неблагополучном районе и отец мой понимал, что либо я буду наркоманить в подъездах, либо буду нагруженным. Ходил в музыкальную школу. Сейчас Алисе тоже нужна занятость, чтоб она энергию свою куда-то направляла. Но если захочет бросить что-то, я не буду препятствовать.

Перманентного сюсюканья с Алисой нет. Наоборот, бесимся. Бывает, играем в догонялки: я от нее убегаю, она с мечом и ором несется за мной. А Надя в это время наблюдает за нами с таким выражением лица типа «Все нормально?». 

Бывает, чмокнешь Алису, она вытирается. А бывает, наоборот, подойдет сама тихонечко, обопрется на тебя, скажет «Я тебя люблю». Человек настроения. 

Понимать Алису помогала Надя. Донесла до меня простую истину — если что-то не нравится, нужно это ребенку объяснить. Для ребенка нормально ведь обои пластилином намазать. Алиса накосячит, я ругаю. Спрашиваю: «Поняла почему?». «Нет». Сажусь и объясняю. И в следующий раз такого уже не случается. Где-то как повести себя с ребенком сам догонял. Где-то у мамы спрашивал — она у меня психолог. Методом проб и ошибок что-нибудь да выходит всегда.

Первое время стеснялись при Алисе целоваться. Она вечно на это вопила: «Фууу». Сейчас, если видит, что мы обнимаемся, кричит «Обнимашкииии!» и врубается в нас. Веселая, нежная девчонка растет.

Дома есть кот — ребенок растет с животными. Станет старше, будет за ним какашки убирать, знать, как обращаться, и поймет, что такое ответственность. Мне возня с животными очень пригодилась, воспитала адекватное отношение к слабым и беззащитным.

Алисе нравятся цифры. Она в уме считает неплохо и с удовольствием занимается по математике, а вот читать ей не нравится. В то же время она много смешных слов и фраз придумывает или запоминает из мультфильмов. С точки зрения филолога это очень интересно. Название песни «Вклеточку», которую я написал к нашей с Надей свадьбе, тоже из мультика: тетя Мотя из «Лунтика» так говорила.

 

Алиса нашу свадьбу очень ждала. На празднике только стрессовала немного от количества пришедших людей, но к вечеру уже веселилась.

Приятных и смешных воспоминаний, связанных с Алисой очень много. В памяти всплывает рыбалка почему-то. Она ловила рыбех и очень живо на них реагировала. Было приятно за ней наблюдать. А самое тревожное… На «Драконе» отдыхали. Там бассейн был, большой и пустой. Я Алисе и старшим сестрам ее сказал, чтобы туда ни ногой. Последил за ними немного и пошел к взрослым за стол. Через несколько минут влетела одна из старших: «Алиса упала!». Я махом отодвинул стул и понесся к бассейну. Оказалось, что Алиса упала не в него, а в песочницу. И ничего страшного не случилось. Но колотило меня дико. 

Алису называю «дочей», но если строго, то всегда «Алиса». Или «Сомова». У нас у всех в семье разные фамилии — Дорошенко, Крапивина и Сомова. И всем на это плевать (улыбается). Для меня, как для главы семейства, важно, что мой род будет продолжен. Да, мы задумываемся о совместном ребенке. Считаю, что это еще сильнее укрепит нашу семью. Мы уже говорили с Алисой по этому поводу. Будучи вторым ребенком в семье, я знаю, как это важно. Мы обсуждали с Алисой, что надо будет это принять и помогать маме. Она готова. Давайте, говорит — для нее же это как из магазина принести, купив братика или сестренку. Детям пофигу кто. Лишь бы был. Как мужик я хочу пацана, но и девочке буду счастлив. Главное, чтобы ребенок был здоров.

Принять не своего ребенка можно. Многое зависит от его матери, как она подает тебя, настроена ли серьезно. Но и необходимо понимать, нужно ли тебе это. Многие считают: «Ну это просто ребенок, прикольно». Нет, чувак. Тебе предстоит ухаживать за ним, а это тяжкий труд. Отдать его в сад, школу, институт. Тебе нужно суметь поставить себя, чтобы ребенок тебя слушал. Придется батрачить и платить. И если ты не вывезешь, не стоит ни себе мозги колупать, ни травмировать ребенка. Башкой надо думать. Если все ништяк, если ты в своей голове-тюрьме внутри разобрался, тебе нужна эта женщина и этот ребенок, то чего бояться? Ты же не на охоту на медведя с голыми руками идешь. Надо просто притереться, все придет со временем. 

Анатолий Яковлев, 31 год. Супруга Татьяна (30 лет), ее дочь Ксюша (12 лет) и общий сын Лев (10 месяцев)

Наша с Таней история развивалась стремительно. Мы познакомились в июле 2015 года в интернете. Через неделю переписки встретились, а на третий день знакомства я сделал ей предложение. Это было в сквере возле ЦЭВа, поэтому после того, как она сказала «Да», мы сразу отправились в ЗАГС. С первого дня знакомства до нашей свадьбы прошло всего 2,5 месяца. Затем совместный отпуск, а следующим летом у нас уже появился Лева.

О Ксюше я узнал сразу. Еще во время переписки зашел разговор о детях, и Таня сказала, что у нее есть ребенок. Меня это не отпугнуло. Я был настроен на серьезные отношения, человек мне понравился, почему я должен отказываться от него? 

Конечно, перед первой встречей с Ксюшей я переживал, ведь разные дети бывают, могут не принять, отнестись с негативом. Но она оказалась взрослым, современным ребенком. На наши отношения с Таней отреагировала нормально, и настороженности ко мне не проявила. Знакомство прошло легко. Мы сразу нашли контакт, перешли на «ты». Мы оба понимали, что я — не замена отца. Он у нее есть и у них прекрасные отношения, я как друг.

 

Родной отец Ксюши живет в Белогорске, у него есть семья, но они отлично ладят. Она ездит к ним в Белогорск, он берет ее в отпуск, никаких проблем нет. Я с папой Ксюши не общаюсь, все вопросы по поводу воспитания дочери с ним решает Таня. Он знает, что мы живем все вместе, что у Тани семья, и о каком-то негативе ко мне я никогда не слышал и пока не было таких вопросов, на которые мне нужно бы было отреагировать как отчиму.

Когда Лева родился, Ксюша сразу восприняла его как брата. Она ждала его появления и на выписке сразу взяла на руки. Она безумно его любит, когда уезжает, очень скучает. Бывают случаи, когда Таня сильно устает. Ксюша помогает, может даже ночью встать и покачать, покормить, уложить. 

Кстати, имя Лев Ксюша придумала. Мы выбирали между Ильей и Ярославом, а она: «Я хочу, чтоб Львом назвали». Мы сначала: «Лев? Что за Лев?» А потом подумали, что фамилия у нас ЯковЛЕВы, по сроку мы ждали его в июле, по знаку зодиака должен был быть Львом. Сын родился раньше, но имя ему очень идет.

Конечно, Лева мне ближе, потому что это мой родной сын. Я очень долго хотел детей. Ксюшу я больше как друга воспринимаю. Но конфликтов нет. Если Ксюше нужна помощь, она ко мне обращается, я никогда не скажу, что «в первую очередь Лева».

Ксюша тоже нашла во мне старшего друга. Нам весело и комфортно проводить время вместе. Мы можем побеситься, в приставку порезаться, сходить в какой-нибудь зеркальный лабиринт. Ксюша ко мне за советами обращается. Например, подарки какие-то покупать надо, она мне фото отправляет, выбираем вместе.

Таня не может делать уроки с Ксюшей, ей не хватает терпения. А у меня характер спокойный и нервы железные, я легко с ней сижу. Она теперь с мамой уроки делать не хочет (улыбается). Я за нее рисую на ИЗО, хотя делать этого не умею. Тут мы идем на хитрость: находим эскиз в интернете, распечатываем, я обвожу и вот, рисунок вроде как детский.

Ксюша активная, ей постоянно что-то надо делать. Она снимает видео, пытается какие-то блоги вести, ходит в модельную школу. Не сидит дома.

Тане не пришлось мне помогать найти к Ксюше подход. По-моему, даже я им больше помогаю ладить. Они обе очень эмоциональные девочки, а я их успокаиваю. Меня невозможно вывести из себя. Трудно вспомнить случай, чтобы я кричал, только когда в футбол играю. Я для них как громоотвод. Таня может психовать при мне, выплеснуть эмоции и избежать конфликтов с Ксюшей.

У Ксюши другая фамилия. Вопрос об удочерении не стоял, потому что есть отец. Но мне Таня как-то задала вопрос: смог бы я удочерить? Меня ничего не отталкивает. Мы общаемся, живем вместе. Думаю, что из-за Левы мы как-то породнились, она мне стала ближе.

 

Почему многие женщины с детьми одиноки? Наверное, это боязнь мужчин. Действует до сих пор установка, что если с девушкой знакомишься, не хочется, чтобы у нее был какой-то багаж из прошлой жизни. А ребенок — это тот крючок, который всегда будет оттуда что-то «цеплять» и многие боятся, что это повлияет на отношения в новой семье. Меня это не пугало. Наверное, было заложено воспитанием и жизненным опытом. В полной семье, пусть даже в ней отчим вместо папы, жить гораздо лучше.

О чем говорить, если нынешние мужчины к матерям собственных детей не всегда относятся должным образом? Лева родился раньше срока и месяц они с Таней провели в перинатальном центре. Я бывал там каждый день и только один раз видел, чтобы мужчина пришел в палату к женщине. В основном это родственники или мамы. 

Таких «смелых» как я достаточно. Брат взял в жены девушку с сыном 7 лет. Он прям воспитывает его, потому что отец родной им почти не занимался. Он его строит, чтобы тот понимал, что на маме поездить не получится. Двоюродные братья оба женились на девушках, у которых есть дети. Я назвал примеры, будто их много, но на самом деле, среди знакомых таких случаев я припомнить не могу. Может, у нас семья такая (смеется)?

Конечно, немало всего должно сложиться. Нужно быть серьезно настроенным, потому что иначе смысла лезть нет. От ребенка зависит многое. Если бы Ксюша была против, то я думаю, что это могло бы повлиять на наши отношения с Таней. Таня бы вряд ли захотела со мной встречаться, выходить замуж, а если захотела бы, то у нас были бы другие отношения. Иногда с Ксюшей возникают бытовые ситуации, когда она начинает лениться и нужно настоять: «Ксюша, это надо сделать». Ты выключаешь друга и включаешь взрослого человека. Я всегда боялся, что в такие моменты она возьмет и скажет: «Ты мне никто». Но на подобное даже и намека не было. Повышать голос тоже не приходилось, с Таней по поводу воспитания Ксюши не было никаких противоречий. Может, на руку нам играет то, что из-за работы я бываю дома только на выходных и в отпуске, и мы не успеваем уставать друг от друга?

Я не знаю, как я повел себя бы в 20 лет. Мне кажется, я ненамного изменился внутренне, но есть такое понятие, как ответственность. На тот момент я и себя-то не мог толком обеспечивать и вряд ли я бы решился на семью, понимая, что ничего не могу дать. Сейчас могу. То, что зарабатываю — все в семью: на Ксюшу, на Леву, на Таню. 

С возрастом перестаешь перебирать. Ты встречаешь человека, который тебе подходит, и прекращаешь думать «а вдруг будет лучше?».

Ну и, собственное мировоззрение и мнение должно быть. Хоть мое окружение отреагировало на наш брак нормально, даже в обратном случае я бы не отступил от своего решения. Это моя жизнь. И пока ни разу не пожалел о своем выборе и рад, что у меня такая семья. У меня все хорошо.

Руслан Климанов, 40 лет. Супруга Анастасия (36 лет), ее сын Никита (10 лет)

— У меня есть сын от первого брака, но я не скажу, что этот опыт как-то помогает мне в воспитании Никиты. Одна из главных причин — разный возраст. С Германом я жил совместно с его рождения и до 4 лет, а вот с Никитой познакомился, когда ему исполнилось 8 (сейчас мальчику 10 — прим. авт.). О разнице в характерах из чего следует разный подход к воспитанию, я распространяться не буду — все и так это понимают.

Настя познакомила меня с Никитой спустя месяц после того, как мы начали встречаться. Я помню тот день. Мы тогда вчетвером ходили в развлекательный центр — я, она, Герман и Никита. Мы и сейчас часто бываем таким составом.

Никита пока называет меня по имени. Я не знаю, что творится у него в голове, не знаю, как он воспринимает все внутри себя, но мы надеемся, что в ближайшем будущем я стану ему папой в полном смысле слова. Я стараюсь, но ему нужно время, чтобы привыкнуть.

Конфликтов у нас нет. Я не припомню никаких серьезных трений между нами. Ребенок не закрывается от меня. Мы можем остаться с ним вдвоем и будем общаться. Он может и заснуть со мной. 

Если все же случаются какие-то трудные моменты, то стараюсь его отвлечь — мы используем игровую форму на космическую тематику: планеты, ракеты — Никита обожает это. Мы его готовим в космонавты (улыбается). Игры прогоняют ненужные и плохие мысли.

Некоторые отцы мечтают, чтобы их дети занимались тем, чем занимались они сами или тем, чем хотели бы заниматься, но не могут. Я долго размышлял, читал многое на эту тему, но пришел к выводу, что принуждать ребенка к подобному — преступление.  Я всегда хотел, чтобы Герман занимался каратэ. Мечтал, чтобы он искренне отдавался спорту в этом стиле, как некогда делал я сам. Я хотел бы, чтобы Герман участвовал во всех соревнованиях, шел к победам и одерживал их. Но, проанализировав все что можно, остановился на том, что право выбора остается за сыном. Он и сейчас продолжает заниматься, но без насилия над его личностью. Так как ему нравится. Пока это ради здоровья и спорта.

Мы не заставляем Никиту делать  то, что ему не хочется. Если он проявляет способности, например, к математике — тогда можно его подтолкнуть к этому, к тому, чтобы он попробовал углубиться в нее. Если он передумает — это его решение.

За советами Никита ко мне пока не приходит, но я могу ему их дать сам. Это какие-то общежитейские истины о хорошем поведении, о любви к жизни, о том, чтобы он жил не прошлым и будущим, а настоящим. А вообще, мы не разграничиваемся на «Руслан» и «Настя» в семье. Кто рядом с ребенком, тот и поможет ему, и поддержит.

Я не думаю, что чужую девочку растить было бы проще. Мне кажется, что сложности есть с детьми любого пола.

Фото на обложке: Василий Пиндюрин

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке