Настоящий детектив

11 января | 2959 0

Какие ассоциации возникают у вас при упоминании о частных детективах? Наверное, кому-то вспомнятся тягучие кадры нуарных фильмов о непростой жизни сыщиков — тех, которые всегда при шляпе, щетине, револьвере и в мыслях о виски. Многим на ум приходят приключения литературных и кино-персонажей. Дедукция — метод Шерлока Холмса, серые клеточки — помощники бельгийца Эркюля Пуаро, любопытство и прозорливость — главные инструменты мисс Марпл. Корреспондент MOJO решил приоткрыть тайны профессии настоящего детектива и побеседовал с двумя благовещенскими сыщиками со стажем.

«Работодатели не глядя нанимают на предприятие уголовников»

За плечами у сыщика Владимира Ковалева солидный стаж оперативной работы. В милиции (именно в милиции, отметим) в отделе по особо важным делам, управления по борьбе с организованной преступностью он проработал 13 лет. Еще несколько лет служил оперативником в налоговой полиции, откуда и ушел на пенсию в 36 лет. Почему так рано? У Владимира Николаевича имеется на это честный ответ. 

— Это был 1998 год, время неспокойное. Чем выше должность занимал, тем яснее чувствовалось — растет коррупция. Немножко опыта набираешься, и, когда ведешь материал, уже чувствуешь — кто заинтересован в этом, кто «крышует»… И так далее. До получения майора оставалось четыре дня, а я просто взял и ушел на пенсию, — улыбается Ковалев. 

Владимир Николаевич сразу предупредил, что сделать его портрет у нас не получится — позировать для СМИ ему просто нельзя. Сыщик объяснил, что потом ему трудно будет работать «по легенде», под прикрытием. Жаль, конечно, что посмотреть на настоящего детектива у вас не получится — внешность у Ковалева очень фактурная: это крепкий мужчина с проседью в волосах, с пышными усами и в интеллигентских очках. 

— Детективное агентство «Филёр» я открыл сразу же, как только ушел на пенсию. Почему выбрал такое название? А помните, был фильм такой с Высоцким «Опасные гастроли», там его герой говорит о филёрах — так в дореволюционной России называли сыщиков, шпионов, «топтунов». Слово французское. Понравилось, и решил называться так. Получил лицензию и стал работать в паре со своим другом, он юрист, — вспоминает мужчина. 

Ковалев берется за дела любой сложности и направленности. В том числе, работает и объектовым детективом — на предприятиях. На каждом из них свои нюансы — хищения, кражи. Это занятие во многом похоже на работу безопасника. 

— Обратились ко мне частные предприниматели муж с женой, занимаются отделочными материалами. Жалуются, что на складе огромные недостачи. Стал расследовать. В первую очередь начал изучать личности тех, кто там работает. Оказалось, на месте образовалась, как говорил Глеб Жеглов, устойчивая преступная группа, в простонародье — шайка. Ребята ранее судимые, один устроился работать, подтянул второго и так далее. Судя по срокам, отбывали даже в одной колонии. А как расформировали эту шайку, так недостачи и кончились, — рассказал детектив. 

В крупных магазинах вырисовывается своя технология воровства. Например, логисты договариваются с грузчиками или приемщиками — оформляют пять «мест» товара, отгружают три «места», оставляя два у себя в грузовичке. Вечером после работы эти брикеты делят, и все получается «красиво», в том числе и по бумагам. Таких способов очень много, уверяет сыщик. Главное для работодателя — вовремя заметить «утечку» и начать действовать. Кроме того, нужно поверять анкетные данные претендующих на работу соискателей — это, как выяснилось, тоже дело тонкое.

— В сети дискаунтеров появились огромные недостачи — уходили в основном деликатесы, мясная продукция. Все оказалось банально, грузчики таскали. Проверил — а там, только у одного из них семь судимостей, все за кражи! Непонятно, куда смотрели работодатели, когда его нанимали? Это ведь уголовник, — негодует Владимир Николаевич. — Анкетные данные людей, их прошлое — необходимо перепроверять, чтобы потом не случалось подобного. 

И такие заказы поступают часто, если фирма хочет сэкономить свои деньги в будущем, единожды раскошелившись на детектива. Однажды специалист проверял данные кондитера с приличным стажем работы. Женщина трудилась на одном предприятии 12 лет, даже была начальником цеха по производству тортов, а потом уволилась по собственному желанию. Ее будущий работодатель заинтересовался, что же произошло. В отделе кадров не сказали ничего нового, но стоило только разговорить бывших коллег женщины… 

— В цехе постоянно случались большие недостачи. Прояснить ситуацию помог случай. Однажды в магазин по документам отгрузили 25 тортов. Машина, везущая сласти, по дороге попала в аварию. И назад в цех вернулись 30 тортов. Почему так? Просто существовала преступная схема, по которой эта женщина, пользуясь служебным положением, списывала торты себе. Когда все открылось, охочей до чужого женщине просто предложили уволиться. Наверное, пожалели. И, как это бывает, она написала заявление по собственному желанию и принялась подыскивать другое место. И принялась бы за старое, — уверен мужчина. 

«Найти бомжа — сложнее, чем раскрыть убийство»

Ковалев считает, что фильмы и сериалы — это худшая реклама для агентства. Часто, насмотревшись «важнейшего из искусств», люди требуют невыполнимого. 

— Разочарую, но в фильмах показывают нечто оторванное от реальности. В течение одной серии умудряются раскрыть убийство. А по звонку частного детектива или адвоката запросто прилетает группа СОБР, хватает злодея чуть ли не с поличным и тут же арестовывает. Вот я был старшим опером, к примеру, и скажу вам — чтобы заказать работу СОБРа, это надо столько материалов собрать, такую работу проделать! Я стараюсь быть максимально честным с клиентами. Если они просят о чем-то невыполнимом, то говорю об этом сразу, — отрезал сыщик. 

Часто люди обращаются и по личным делам. В том числе и амурным. Например, просят доказать или опровергнуть факт измены. Детектив считает, что эти меры целесообразны лишь в том случае, если у супругов есть брачный договор или уже запущен бракоразводный процесс. Бывали и особо интересные дела. 

— Одна дама пришла, рассказывает, что у нее просто отличный муж, мастеровитый, руки золотые. Но вот незадача — недавно пропал. И женщина была стопроцентно уверена, что он загулял и его переманила к себе какая-нибудь веселая вдовушка. Я взялся за дело, стал искать. А когда занимаешься человеком, копаешь под него, получаешь информацию, сразу вырисовывается вся картина. Оказалось, эта дама, что мужа потеряла — самая настоящая стерва. И за все годы совместной жизни она его так достала, что несчастный решил просто уйти в никуда, — рассказал подробности дела сыщик. — И в одном из многоэтажных домов, в подвале, он вместе с двумя такими же бедолагами построил себе квартирку. Он ремонтами занимался, и из остатков стройматериалов они сделали своеобразное жилище, с мастерской. Был я в этой квартирке, там уютно, чистенько. Мне так жалко этого мужика стало сдавать. Но это моя работа…

А один раз Владимиру Николаевичу пришлось работать в связке с экстрасенсом. Он искал бесследно пропавшего мужчину. Родственники настолько отчаялись его найти, что привлекли даже провидцев, многие из которых говорили, что мужчина жив, но ему отшибло память, и он потерялся. Только одна ясновидящая дала, как всем тогда показалось, неясный прогноз. Женщина сотворила руками магические пассы и рассказала, что пропавший находится совсем близко от своего дома. Что он утонул, а над ним сейчас как будто что-то нависает, похожее на лодку. Но это не лодка — уточнила она. Спустя время, тело мужчины нашли, и ее слова подтвердились. Несчастный погиб, поскользнувшись и упав в прямо в люк септика, что находился во дворе. Крышка люка захлопнулась над ним, мужчина захлебнулся. Тело нашли только тогда, когда ассенизаторы приехали чистить бочку. С тех пор детектив признает, что и такие мистические сведения можно принимать во внимание и перепроверять. 

В ежедневной работе современного филёра случаются и перевоплощения. Так, однажды, чтобы найти человека, Владимиру Ковалеву пришлось стать… бомжом. Из Шимановска к нему обратилась женщина — искала брата. Мужчина забомжевал. Отдал кому-то общую с сестрой квартиру и подался на улицу, бродяжничать. 

— В конце концов, я его нашел. В каком-то страшном овраге, в полуземлянке. Жуть. И у этого дела были свои нюансы. Найти бомжа — это еще сложнее, чем убийство раскрыть. Чтобы разузнать в этой среде хоть какую-то информацию, приходилось прикидываться «своим». Одеваться в грязную одежду, говорить, как они, даже думать, как эти люди. В каждом деле нужно быть психологом, распологать к себе информаторов, — поделился своими методами детектив. 

Владимир Николаевич уверен, что распутать можно самое нелегкое дело. Главное — начинать с малого и задавать себе правильные вопросы. Если что-то случилось, то кому это может быть выгодно? Ответив на этот вопрос — нужно следовать за ниточкой, которая в дальнейшем распутает весь клубок. 

«Родители не верили, что их сын совершил самоубийство»

Благовещенка Наталья Ермакова частным сыском занимается уже 5 лет. А ведь эта хрупкая женщина 17 лет отработала следователем — сначала в милиции, и три года в следственном комитете. Из милиции уходила с должности заместителя начальника следственной части, в СК работала следователем по особо важным делам. Ее профиль — экономические, должностные преступления. В следственном комитете были самые тяжкие дела — убийства, изнасилования и прочее. Понятно, что от Натальи шила в мешке не утаишь. От нее вообще ничего не утаишь. 

— Просто в один прекрасный день решила заняться частной практикой. Сказала мужу, что хочу организовать собственное агентство. На семейном совете проголосовали и начали действовать. Муж тоже адвокат, он поддержал, — рассказала женщина. — Сказано — сделано. Получила лицензию. Для нее, кстати, нужен опыт оперативной или юридической работы. Плюс — сдаются экзамены в центре при УВД Амурской области. Порядка 20 вопросов из административного, уголовного права. Допускается только одна ошибка. Если ты ошибся дважды — пересдача только на следующий год.

Наталья помнит свое первое дело. В агентство обратились родители с просьбой расследовать самоубийство — их 22-летний сын выбросился с балкона. Безутешные родственники не верили, что он самостоятельно это сделал. Наталья и ее помощники опрашивали всех знакомых парня, обходили ближайшие дома. И в итоге они нашли женщину, которая непосредственно видела сам процесс. Да, парень свел счеты с жизнью сам. 

— Полиция так глубоко не расследует подобные дела. Мы подошли более тщательно. Опросили всех его знакомых, выясняли причину этого поступка. Не было ли у парня каких-то финансовых или других трудностей. Отследили все, что происходило с ним за неделю до трагедии. Работали с психологом, который составил портрет на основании собранных показаний. Она воссоздала общую картину психологического состояния молодого человека, что подтолкнуло его к этому поступку, — вспоминает Ермакова.

 

Наталья берется за дела, которые не входят в компетенцию полиции. Так, например, в агентство недавно обратился мужчина из Казани — он ищет своего биологического дедушку. По факту имеется только имя, примерное место работы и очень приблизительное место жительства искомого деда. Детективы ездили в Свободный, опрашивали стариков, которые трудились раньше на лесозаводе, выясняли, помнят ли они этого человека. При работе в полиции есть неоспоримый плюс — властные полномочия, когда по требованию сотруднику обязаны предоставить информацию. Детективам же добывать ее непросто. Иногда это удается сделать, только подобрав к человеку ключик, установив общие интересы. В ход идет психология. 

— В Свободном, когда искали среди соседей информацию о потерянном дедушке, стояли перед одним из домов, кричали: «Хозяйка есть дома?». Нет ответа. Узнали, как зовут хозяйку дома, стали звать по имени, мол, «Тетя Маша, вы дома?» И она вышла. «Хозяйка» не вышла, а «тетя Маша» — с радостью, — смеется детектив. — Сначала она не хотела с нами общаться. Но тут тоже есть хитрость. Часто люди в таком возрасте могут сослаться на проблемы с памятью: не помню, и все тут. Потом мы как бы невзначай начали обсуждать ее соседку и сразу все вспомнилось. Про некую Галку она многое рассказала. Фамилию и имя мужчины,  она не помнит, а вот его жена осталась в памяти. Ух, эта противная Галка! В итоге, мы установили примерный адрес, где мог проживать мужчина.

«Амурская область — это область мошенников»

Наталья рассказала, что в прошлом году было много обращений касательно мошенничеств при реализации сои. 

— К сожалению, Амурскую область считают областью мошенников. И вот почему. Когда активно идет реализация сои, злоумышленниками создается очень много фирм-однодневок, посредников, которые потом исчезают. Ведь в основном покупатели идут с Запада, и все завязано на предоплате, — говорит сыщица. — Кстати, все чаще нас просят проверить благонадежность фирмы. Недавно мы составили подборку — потерпевшие были из Челябинска, Московской области, Краснодара. Все пострадали от действий одной фирмы. Об обнаруженном факте мы обязаны сообщить в полицию, что и было сделано. 

Наталья Ермакова состоит в Международном объединении частных детективов, которое собрало профессионалов со всего света. Объединение, в том числе, оказывает специалистам поддержку — это целая сеть сыщиков по всему миру, которые могут помочь как в распутывании сложных дел, так и оказать посильную помощь. 

— Недавно был заказ. В 70-х годах в Хабаровске женщина родила ребенка, будучи на седьмом месяце. Ей заявили, что младенец умер в результате выкидыша, не отдав тело для погребения. Недавно в Хабаровске привлекли к ответственности акушерку, которая торговала детьми в те времена. У женщины справедливо закрались сомнения. Они сами установили, что в Краснодаре живет мужчина и по возрасту и внешне очень подходящий под типаж, и вполне мог бы быть, тем новорожденным мальчиком, — описала развитие дела Наталья. — Нас они просили добыть биологический материал этого парня, чтобы сделать тест ДНК. Причем, тайно, чтобы заранее не раскрывать ему все карты. Это может быть все, что угодно — не обязательно это должна быть кровь, можно жевательную резинку, волос. Добыть материал нам помог член объединения частных детективов из Краснодара, и переслал его нам. 

Кстати, сыщики вполне могут отказаться от расследования дела. Когда заказывают наблюдение за человеком в рамках гражданского судебного процесса — за это можно взяться. Но есть и такие индивидуумы, которые хотят просто за кем-то последить. Подглядывать за чужой жизнью ради чьего-то нездорового интереса сотрудники агентства не станут. Случаются и вовсе неприятные истории. Так, недавно Наталье позвонил некий молодой человек из Новосибирска и попросил купить для его девушки цветы и доставить ей на дом — причем, парень не перепутал агентство со службой доставки, а хотел, чтобы цветы принесли именно детективы. Он получил отказ. 

Обращается за помощью и обманутые супруги. Или супруги, которые думают, что обмануты — подозревающие своих любимых в измене.

— Пятница и суббота — это для меня дни кошмаров. Потому что вечером народ выпивает, и начиная с восьми часов всем срочно нужны услуги детективов! Срочно надо понаблюдать за неверной женой или мужем! Помню, мне часа три подряд звонил абсолютно пьяный молодой человек, еле ворочая языком, уговаривал проследить за его пассией. Я посоветовала протрезветь и прийти побеседовать. Но он так и не перезвонил. Протрезвел, видимо, — смеется сыщик. 

Бывает, звонят и бдительные старушки — просят понаблюдать, пошпионить за кем-нибудь. Но когда выясняется, что услуга — не бесплатная и денег это стоит и немалых, сразу начинают возмущаться: «А в фильмах показывают, что все бесплатно!» Но детектив спускает с небес на землю: фильмы и реальность сильно разнятся. В кино все очень утрированно. Например, в квартире без разрешения устанавливают камеры, чего категорически нельзя делать, это противозаконно. Или пришли детективы в полицию, и им сразу свободно отдают материалы дела — ознакомиться. Такого тоже не бывает, ибо есть тайна следствия.

— В сериале «Детективы», например, главный герой такой благотворитель, работает почти бесплатно. Тем не менее, у него огромный офис и сотрудники, а на что он их содержит — непонятно. Честно, детективная деятельность довольно затратная и доходов, как таковых, почти не приносит. Обслуживается в основном за счет моей смежной юридической деятельности. Так что, сыск — это больше для удовольствия, нежели для заработка, — констатирует факт Наталья Ермакова. — У нас час оперативной работы стоит 1600 рублей. Туда входит все: плата за бензин, фотоснимки, аренду автомобиля и прочее. Арендовать и менять авто приходится часто, так как город маленький — через месяц узнавать начнут. В итоге почти ничего не остается. Коллеги из Санкт-Петербурга и Москвы как-то увидели мои расценки и крайне удивились: «Это что за копейки?». В Москве расценки за час оперативной работы начинаются от ста евро, не меньше! 

А между тем, работая над делом, детективам приходится даже актерствовать. Например, изображать доставщика цветов, чтобы узнать, где фактически проживает человек, появляется ли на работе. Так, недавно сотрудники агентства искали настоящее место жительства должника — узнали дом, установили подъезд. А квартиру – не получалось. Пришлось сыщикам создать видимость, что в доме проводится анкетирование. Они сделали опросные листы, звонили в двери и предлагали людям заполнить их. Как правило, народ не горит желанием участвовать в подобных мероприятиях и отказывается. А если не отказывается — вопросы в анкете самые актуальные — о качестве работы городской администрации, например.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке