Не могу полюбить американский футбол, чтобы стать своим

23 сентября, 2015 | 2485 2

Василий Гладков учился в АмГУ на инженера автоматизированных систем обработки информации и управления. Работал сторожем, системным администратором, программистом 1С и веб-программистом. А три года назад, когда ему было 28 лет, он уехал в Соединенные Штаты. О том, как живет, развлекается и с кем общается земляк узнавал MOJO.

— США — это, конечно, круто. Многие мечтают туда попасть хотя бы на пару недель. Как тебе удалось задержаться там на три года?
— Мой одногруппник сразу после окончания ВУЗа уехал в Москву, а спустя пять лет вместе с семьей перебрался в Америку. Мы с ним болтали о работе и обнаружили, что навыки, которыми я обладаю, очень хорошо подходят для открытой позиции. Показал начальству резюме, потом было полгода разных интервью и подготовки документов, и я переехал в США жить и работать по визе H1B. Это виза для квалифицированных специалистов. По ней существует конкурс и конкуренция, но мне повезло устраиваться работать в государственное учреждение, а в таких случаях могут взять человека сверх квоты.

Я живу в городе Бесезда, что в штате Мэриленд. Официально — это отдельный город, но фактически он является частью «Столичной зоны», т.е. можно за полчаса доехать на метро в столицу — Вашингтон, округ Колумбия. В «Википедии» говорится о том, что это самый образованный город в Америке. И самый зарабатывающий.
 

Здесь есть огромный кампус национального института здоровья (NIH), а через дорогу от него — большой военный госпиталь имени Уолтера Рида. В этих центрах работает заметная часть жителей Бесезды и других пригородов, отсюда и образованность населения. Красивые виды и близкое расположение к столице делают место дорогим.

Здесь тихо, если сравнивать с большими городами. В пригородах по лужайкам скачут зайцы и белки, бродят олени, лисы и летает много птиц. Меня очень удивляло количество животных вокруг, когда я только приехал.

— Почему решился поехать прямиком в Америку, а не начать с Москвы/Питера/Китая? 
— Москву, Питер и Китай никто не предлагал, хотя у меня было настроение куда-то уехать. Уехал один, а сподвигло любопытство и желание что-то хорошенько поменять, испытать себя.

— Сколько нужно с собой брать денег, и с какими трудностями стопроцентно столкнется человек, уезжая в США?
— В тех условиях, в которых оказался я, особенных сбережений не потребовалось, я заплатил за переезд и перелет, а мой работодатель потом покрыл мне эти расходы. Трудности? Это же индивидуально. Не помню чего-то особенно трудного, разве что чувствовал, что могу не потянуть возложенные на меня обязанности, и изоляцию. Но я с этим давно справился, и сейчас моя голова занята совершенно другим.

Совсем в других условиях оказываются студенты, приехавшие по work-and-travel. У них горят глаза, они готовы на все, лишь бы здесь остаться. Они остаются нелегалами и живут какими-то минимальными заработками. Я бы так не согласился.

— Где ты сейчас живешь?
— Когда приехал — устроился на 2 недели у друга, потом на работе нашел у русских же комнату для съема.
 

Сейчас снимаю студию в многоквартирном доме. Летом — бассейн на крыше, есть маленький тренажерный зал и какие-то еще приятные мелочи. Стоит это удовольствие дорого, но 10 минут пешей ходьбы до работы, близкие кафешки и метро для меня стоят затраченных денег.

Если снимать жилье в округе — будет, наверное, от 500-600 до нескольких тысяч баксов за комнату в частном доме. Цена на жилье сильно зависит от множества факторов. В соседнем Балтиморе можно купить дом за $30000, но жить там белому человеку будет опасно.

— Расскажи подробнее о своей работе. Как я поняла, в США из других стран гарантированно рады только it-шникам.
— Национальный институт здоровья, в котором я работаю программистом, занимается, помимо прочего, биотехнологиями. Чтением и секвентированием (сборкой полученных кусочков) ДНК и складированием этой информации в информационных хранилищах. Я участвую в разработке сайта, который как раз помогает исследовательским центрам со всего мира делать это через интернет.

Никто не говорит ни о каких гарантиях, но айтишникам и ученым действительно проще. Быть айтишником — это не везение, это работа и результат любопытства. С этой работой мне, и правда, повезло, все получилось само. Но человек с достаточной квалификацией и желанием найдёт себе работу в Америке.

— Вряд ли ты там обогатился, но могу и ошибаться. Если так, то был ли смысл покидать родную землю? Нельзя было добиться успеха здесь, в Благовещенске, России?
— Добиться успеха и деньги — это независимые понятия. 

Про деньги. Мне хватало на жизнь в Благовещенске, когда я зарабатывал там копейки. Интересное занятие было важнее. Здесь я зарабатываю приличные деньги, неплохие, в том числе, и по американским меркам. И могу зарабатывать больше. В этом сейчас нет смысла.
 

Про успех. Что такое успех? Успеха, в моем понимании, нельзя добиться, как конечной точки, как счета в банке с десятью нулями. Для меня важен сам процесс, это ощущение, что то, что я сейчас делаю — не зря. Если я ловлю это чувство, то в каком-то смысле чувствую себя успешным. Но больше подойдет слово «счастливым». В других проявлениях успех меня не интересует.

— Опиши свой быт и день?
— Ничего необычного, работаем 5 дней в неделю днем. Вечером хожу, например, в спортзал. Просмотр фильмов, походы по пивнушкам или просмотр очередного курса на Coursera. Чтение книг.

— Что самое трудное в жизни в другой стране?
— У меня нет каких-то заметных трудностей. Они могли бы быть, если бы я жил здесь незаконно. В Америке есть преступность, но место, где я живу — очень безопасное. Я себя чувствую намного более расслабленно на улице, если сравнивать с Благовещенском.

— Есть ли какие-то отголоски политической ситуации? Говорят, к русским в других странах отношение поменялось после Крыма, да и вообще…
— Не поменялось. Отношение американцев к русским немногим отличается от, скажем, отношения к норвежцам или австралийцам. Для них Россия — это просто еще одна страна, хотя и довольно экзотичная. Еще они очень четко разделяют людей и государство. Поэтому я не вижу причин для того, чтобы они относились лично ко мне как-то особенно.

— Какие преимущества дают тебе Соединенные Штаты? В работе, творчестве, развлечениях?
— В Америке очень благоустроен быт. Ливневая канализация работает, весной и осенью никто не устраивает гидравлических испытаний водопровода. Люди, чаще всего, вежливы на дорогах. Все это мелочи, но из них состоит большая часть жизни. Чем меньше о них думаешь и тратишь времени, тем больше остается его для чего-то более важного. Мой главный проект сейчас  — я сам. Грубо говоря, работаю над собой, пока не появилось что-то более интересное, чему я могу себя посвятить. Ищу себя.

С развлечениями в Штатах все хорошо. Можно прыгнуть в самолет и на выходных слетать на другое побережье. Например, на музыкальный фестиваль. Еда и питейные заведения — это все дешево, если говорить о средней зарплате. Несколько раз был в походах в горах, которые здесь близко. Вместе с друзьями ездили в разные города: Нью-Йорк, Филадельфию, Вирджинию и Майами-Бич. Интересно приехать в город и походить по нему, постараться почувствовать настроение. Оно везде разное.
 

Коллеги занимаются в свободное время самыми невероятными вещами. Учатся на пилотов, ходят под парусом по заливу, участвуют в любительских автогонках. Много людей вокруг занимается спортом. Или вот развлечение — в Меридиан-Парке вечером в воскресенье собираются 10-20 барабанщиков и устраивают сэйшн. Народ вокруг слушает, притопывает и пляшет.

— С кем ты там общаешься? Как находишь общий язык с американцами.
— Большая часть моих друзей здесь — украинцы и русские. Недавно читал, что Америка из плавильного котла превратилась в салат. Сюда приезжают люди со всего света и... не перемешиваются. Образуют анклавы по национально-языковым признакам. Это очень точно. По работе, например, я общаюсь почти всегда на русском. Мой английский неплох, свободно общаюсь с американцами на английском. Но разница в культуре накладывает отпечаток. Когда меня спрашивают — «За какую футбольную командую я болею» — растерянно моргаю глазами. Я не фанат спорта, тем более американского. Это нужно впитать с молоком матери. Это есть у русских, которые живут здесь с детства. Я не могу полюбить американский футбол только для того, чтобы стать своим. Любви по расчету не бывает.

— Чем американцы лучше россиян? И наоборот.
— Ничем. У них свои особенности. Они более приветливы к незнакомым людям. Но при этом менее склонны к тому, чтобы открываться. В остальном — такие же люди, каждый со своим грузом и особенностями. Еще, наверное, они более расслаблены.

— Доводилось слышать, что в последнее время у тебя проскальзывали мысли о возвращении в Россию. Почему и насколько эти идеи окрепли?
— Никак не окрепли. Это не планы, а мысли о возможных вариантах действий. Но даже если бы это были планы — я бы ничего о них не рассказал, потому что о планах рассказывать нельзя.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке