От души. Душевно. В шутку.

19 апреля | 913 0

Герои одной из предыдущих публикаций нашей рубрики MUZобзор – группа WTF13 – существует, по крайне мере под таким названием, с 2013 года. А вообще в рэпе Rusty (Евгений) и Cos (Павел) давненько – с нулевых. Им есть о чем рассказать и что вспомнить. О старой и новой школе, хейтерах, долге ТНТ и казахских почитателях – в интервью для MOJO.

НИЧЕГО СЕРЬЕЗНОГО

– За почти 6 лет существования группа записала 2 альбома («Полосатая лошадь» и «Дэнсбургер»), причем оба в 2017 году… Почему такая небольшая продуктивность?

Cos: Вообще мы и до 2017 года делали кучу всяких треков без альбомов, в которых участвовали практически все интересующиеся этой музыкой люди нашего города. А сейчас на подходе третий альбом. Релиз планируется где-то в конце апреля.

Rusty: Да и записать альбом не так-то просто. Конечно, это можно сделать и за месяц, но с нашей занятостью все растягивается во времени, встречаемся нечасто, поэтому процесс занимает год-полтора.

– И что ждать слушателям от нового альбома?

Cos: Ничего хорошего (улыбается). Ничего умного, серьезного там не будет. Как обычно, веселый треш, с иронией. 

Rusty: Сложно дать название жанру, который из себя этот альбом представляет. Будет нью-вэйв, частично трэп, что-то будет отдавать 90-ми. Немного от «Мальчишника». В паре треков обыгрываются всякие мемы популярные.

– Есть у альбома какая-то концепция?

Cos: Не знаю, насколько он концептуален. Концепция там одна – о серьезных вещах несерьезными словами. Все больше получается танцевальная музыка. Отошли от традиционного рэпа.

Rusty: Мы же тенденциям не следуем определенным. Подходим к процессу стихийно. Собираемся с Пашей на студии «13», тут же рождаются идеи. Заранее ничего не готовим. Сейчас черпаем вдохновение в основном из попсы 90-х. Такая музыка стала своего рода классикой, и некоторые песни с первых нот угадываются. Хочется придать им новое звучание, вдохнуть вторую жизнь. Добавляем фишки разные, тексты стебные – это все меняет. Это и не попса, и рэпом назвать тяжело. 

Cos: А мне кажется, если кто-то из рэперов скажет, что не следует никаким тенденциям, то он соврет. Конечно, на нас повлияла музыка других исполнителей, особенно зарубежных. Что-то из русских, в частности ATL  и «Кровосток». Но мы стараемся делать самобытную музыку. Если бы хотели, то с мастерством Евгения уже давно писали что-то модное, что заходит в массы. Но это вообще неинтересно. Пока хочется делать что-то свое. 

– Для души?

Cos: Конечно! Вот мы на студии собираемся после работы уставшие, особенно Жека – он на своей работе после работы и собирается. Состояние отвратительное. А когда начинаем процесс творческий, когда получается трек, который нам нравится, настроение растет до космических пределов. Это кайф! Это круто!

ТАПКИ С НОСКАМИ

– А что для вас важнее: музыка или текст?

Rusty: Вкупе как песня получается важнее. Все это в мелодическом и ритмическом плане должно быть гармонично. Отдельно может быть крутой текст и крутая музыка, а вместе – никак. Может быть и тупой припев из одного слова, но если он звучит круто, посыл и смысл поддерживает, то мы это будем использовать.

– У каждого своя зона ответственности: у кого-то текст, у кого-то музыка, или все вместе?

Rusty: Одному тяжело найти темы. Последние несколько треков я только свожу и занимаюсь музыкальной частью, как и всегда. На новом альбоме почти все тексты Паша пишет и себе, и мне. У него воображение хорошее, может напридумывать всяких глупостей, и это будет звучать.

– Как «Я надел тапки с носками, что же будет дальше с нами»?

Rusty: Типа того. Но это мой текст из песни «Тапки» (альбом «Дэнсбургер»). На мой взгляд очень крутой трек. Мой любимый. С неожиданным припевом. Рекомендую послушать.

Cos: Да и «Дэнсбургер» – крутой альбом. 

Rusty: Он получил много отзывов положительных в сети, например, в паблике в ВК «NR» («Новый рэп»). Хотя там всех ноунэймов в основном хейтят, альбом нашел немало слушателей именно оттуда. Мияги и Эндшпиль, насколько я знаю, стали знаменитыми благодаря этому паблику.

– Больше всего из этого альбома известен трек «Кумыс»?

Rusty: Да, он стрельнул во многом благодаря телепрограмме «Студия «Союз». Мне где-то за месяц до выпуска написали с ТНТ, предложили использовать песню в эфире за определенную сумму – 5 тысяч рублей. Сказали, что юристы подготовят документы и отправят. Мы потом случайно узнали, что трек уже попал в передачу.

Но деньги нам так и не перечислили. На ТНТ очень ценят авторское право – знайте. А песня в Казахстане прижилась. Мне писали, что «Кумыс» там всем нравится, многие слушают. Еще в блоге «Две Kazashki» использовали кадры из клипа на «Кумыс». 

«В НАШЕЙ СТРАНЕ ПЛАТИТ ТОТ, КТО ХОЧЕТ ПЕТЬ»

– Кстати о клипах, у вас их пять штук. Немногие местные исполнители могут такой видеотекой похвастаться. Какой запомнилось больше?

Rusty: Наверное, «Мой президент Дональд Трамп». Мы трек этот на злобу дня записали буквально за сутки. За сутки же сняли клип и на следующий день выложили в сеть. Он получил большой резонанс, потому что люди не поняли замысел. Трек о том, что, мол, когда Трамп станет президентом, в России все станет хорошо, а рэперам вообще будет круто: телочки, деньги и все дела. Тогда во всех новостях форсили выборы в США и говорили, что Трамп «наш президент». Мы посмеялись над этим. А люди буквально это восприняли и захейтили видео. Но это тоже нужно. Любой пиар хорош.

Cos: А мне запомнились съемки клипа «Давно пора стать первым». Я до сих пор считаю, что это один из самых крутых треков и клипов. Мы и Геннадий Алдухов тогда поехали в Китай. Взяли камеру и отсняли видео на случайных локациях в Хэйхэ. Очень круто получилось. До сих пор с удовольствием смотрю.

– Это же недешевое удовольствие – снимать клипы?

Cos: Видео, которые делают наши друзья, стоят от 50 до 100 тысяч рублей и больше. Нам сняли их бесплатно. Огромное спасибо за работу над большинством клипов Геннадию Алдухову и Жоре Джордану из «Subvision.inc», а также Евгению Земцову («Аttachvideo») за «Зомбиденс». Мы платили только за реквизит и прочую суету съемочную.

Rusty: Музыка – это вообще недешевое удовольствие, если ты не сам все делаешь. Как владелец студии звукозаписи могу сказать, что мы на каждом треке экономили тысяч по 25, потому что сами пишем тексты, музыку, сводим это все и прочее.  

– Заработать на этом получается?

Cos: В нашем городе рэп-музыкой зарабатывать нельзя. И не только в нашем. Наверное, в стране. Для этого нужно очень много денег вложить, распиариться и стать попсой. Заработок может быть только на огромном количестве просмотров в «YouTube», либо на концертах. Чтобы были концерты, опять же, нужно вложить миллионы. В нашей стране платит тот, кто хочет петь.

Rusty: Вообще, сейчас есть интернет, паблики разные. Можно выкладывать свои треки и зарабатывать в России. Думаю, кто-то это делает. Тот же Букул, например, собирает концерты.

– У вас тоже были концерты…

Rusty: Чаще выступления отдельные. Мы на гастроли ездили в Тынду на местный рэп-фестиваль, это было примерно в 12-м году. В Свободном выступали, в Благовещенске раз 5. Опыт небольшой. Я лично разочаровался в рэп-тусовках в нашем городе. В 2009-10 году мы делали концерты. Тогда у меня была группа Los Blagos, даже творческое объединение. Помню, была презентация альбома в «Пиплз». Его забили  битком: люди пытались попасть, но их не впускали. Правда, это не самое большое заведение, но тем не менее. А вот году в 14-м на такие мероприятия уже приходило человек 30, и то все знакомые.

– А у вас нет желания своих слушателей собрать и сделать концерт или фестиваль местный, например?

Rusty: Чтобы хорошо работать на сцене, надо постоянно практиковаться, репетировать, оттачивать движения, чтобы не выглядеть бревном. А мы раз в год выступим и все, даже работу над ошибками не проведешь, потому что незачем. А организовывать свой фестиваль какой-то желания нет. На это необходимо много времени, а мы не можем себе этого позволить. 

Cos: Кроме того, с таких фестивалей ничего не заработаешь, поэтому это никому не надо. Да и уровень местных исполнителей оставляет желать лучшего. Нет таких, которых было бы приятно послушать несколько часов. Из всех благовещенских рэперов я бы выделил Жору Джордана – он крутой исполнитель, но последнее время не балует нас своими треками. И Букула – один из не многих, кто создает движение, ему за это огромный респект! Его треки я, увы, не слушал, поэтому о музыке ничего сказать не могу.

СТАРАЯ НОВАЯ ШКОЛА

– Можно сказать, что есть какое-то рэп-сообщество в городе?

Cos: У нас рэп-культура как была на нулевом уровне, так и осталась. Ничего не изменилось. Она умирает в Благовещенске. Концертов нет. Даже если есть, посещать их не очень хочется. Мы работаем на интернет, на то, что будут слушать люди из других городов. Благовещенск вообще не интересен в плане рэпа.

Rusty:  Раньше, помню, было много рэперов, все друг друга знали, общались. Сейчас у нас такого нет. Но совсем молодые ребята, насколько я знаю, сегодня объединяются в какие-то тусовки.

– Вы себя к старой школе относите, видимо?

Cos: Мы конкретный олдскул, но в отличие от многих умеем меняться, умеем слушать, в первую очередь, западных исполнителей и ориентироваться на новое звучание.

– А что из себя представляет новая школа?

Rusty: Сейчас музыка стала проще, но качовей. В плане лирическом бывает, что смысловой нагрузки ноль в 80-90% случаев. Потому что берут музыку американских рэперов и переводят чуть ли не дословно, не адаптируя под наши реалии. Это в США они могут петь про кучу денег, женщин и прочее. А какое тут золото-деньги-женщины у 15-летнего подростка? Тут – Россия. 

– Музыка – это просто хобби для вас?

Cos: Для меня музыка значит все. Это вся моя жизнь. Я об этом говорил в треке «Давно пора стать первым»: часто задумываюсь, что для меня самое важное. Однозначно, это музыка.

Rusty: Солидарен с Павлом. И для меня музыка – все: это и работа, и развлечение. Но цели у нашего творчества как таковой нет. Мы не хотим быть суперзнаменитыми и популярными, чтобы с гастролям по стране ездить. Хочется просто, чтобы нашу музыку слушали те, кому она так же по душе. Мы все делаем искренне и от чистого сердца.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке