Амурский золотодобытчик о суровой работе на Колыме

11 сентября | 752 0

Данил Крылов уже два года работает в сфере горной промышленности. Он привык к экстремальным морозам и историям о встречах коллег с медведями. Место, в котором сочетается сказочная природа и суровая работа, он полюбил всей душой. На MOJO история о человеке, который не боится ни холода, ни отсутствия интернета. 


– По твоему мнению, горнодобывающая отрасль самая высокооплачиваемая сфера на Дальнем Востоке? Почему ты выбрал такую работу? 

– Я еще с детства для себя определил, что не хочу работать в городской сфере. Не хочу, чтобы моя профессия была обычна как дом-офис-дом. Хотелось чего-нибудь интересного и необычного. Я закончил девять классов и поступил в политехнический колледж на специальность «Маркшейдерское дело». 

Когда я попал на свою первую производственную практику в Магаданскую область, мне было тяжело: я долго не мог привыкнуть к горной жизни и к суровому климату на Колыме, так как до этого я никогда не жил в таких условиях. Каждый день нужно было вставать в 5 утра и проходить большие расстояния пешком. Работа маркшейдера требовала внимательности, точности и осторожности. Ошибаться ни в коем случае нельзя. Всё должно идти строго по проекту, и мы должны были за этим следить. Золото добывалось каждый день ночью и днем. Ежедневно экскаваторы черпали горную массу, а самосвалы отвозили на переработку на фабрику. Сотни людей следили за правильной добычей золота и за безопасным ведением горных работ.

– Сколько ты получаешь за одну вахту?

– Всегда заработная плата выходит по-разному. К примеру, прошлая вахта оплачивалась намного больше, потому что я проходил через двухнедельный карантин. В среднем одна вахта — это как минимум 260 тысяч.

– А одна вахта — это сколько месяцев?

– В моей организации сформирован график работы: 2/2. Два месяц вахты и два месяца межвахтового отдыха. Но из-за последних событий, связанных с коронавирусом, заезд на вахту проходил через обязательный двухнедельный карантин, и на вахте приходилось задерживаться по 3-3,5 месяцев.

– Предпочтение суровой работе в условиях вечной мерзлоты или теплому офису?

– Теплый офис-это, конечно, хорошо, но я предпочел работу в условиях вечной мерзлоты. На Колыме очень суровый климат: зима длится 9 месяцев, температура достигает -55 градусов и сопровождается сильными метелями.

Я, поступая в колледж на эту профессию, четко понимал, как мне будет нелегко и сложно, но не опустил руки и дошел к своей цели.

– Что входит в твои обязанности?

– Работа маркшейдера заключается, в первую очередь, в безопасном ведении горных работ. Ежедневно я проводил съемки и замеры горных выработок, контролировал выполнение горных работ, подсчитывал объем выполненных работ и составлял план развития.

Работы всегда было очень много и времени скучать совсем не было. Для меня самое сложное было работать в ночную смену в самые холодные времена года, когда температура опускалась до -50-55 градусов. Работая в яме карьера, нас всегда сопровождал ледяной ветер. Немели руки, болели кости, краснело лицо, слипались ресницы, сопли ручьем, но всё это ни по чем суровым маркшейдерам, которые знали свою работу и были профессионалами своего дела.

– Медведей видел?

– Да, была у меня одна неприятная история. Медведи опасались подходить близко к карьеру, потому что очень боялись шума работающей техники. Однако профессия маркшейдера заключалась не только в обеспечении работы на карьере. Трудиться приходиться в лесах и на отвалах, где как раз и обитают медведи. Мне, к сожалению или к счастью, не удалось столкнуться с медведем лицом к лицу, хотя очень хотелось посмотреть на него вживую в дикой природе. Мои коллеги неоднократно сталкивались с лесными жителями в «коричневой шубке», но тихо и мирно расходились. Когда я только начинал работать, в первую вахту я категорически не хотел брать на себя ответственность за работу за пределами карьера, так как постоянно слышал истории о хищниках, которые были не очень довольны тем, что мы добываем золото и мешаем им жить.

Отправившись в лес, за мной закрепили студента, и я отвечал за его безопасность. Мы заходили в чащу леса, стараясь идти максимально тихо и прислушивались к каждому шороху. Мы не были оборудованы никакими средствами защиты от хищников, разве что рацией и GPS оборудованием. Продвигаясь вглубь леса, остерегаясь столкнуться с медведем, мы услышали очень тяжёлые и быстрые шаги в нашу сторону. Остановились, чтобы прислушаться, и поняли, что косолапый уже рядом. Страх был нереальный. Думаю, не каждый хотел бы оказаться на моем месте. Я крикнул что-то вроде: «Только без паники, быстро возвращаемся назад». Попытки сохранить спокойствие ни к чему не привели. В тот момент мне казалось, что мы бежим целую вечность: бежали и прыгали через кустарники, болотистые места. Разодрали все руки, но выбежали и были безумно счастливы, что не столкнулись с медведем. Вскоре выяснилось, что это был вовсе не медведь, а бульдозер, который сверху сбрасывал камни пустых пород, а они катились вниз, создавая тяжелый, надвигающийся в нашу сторону шум. Я громко засмеялся, потому что вспомнил наши испуганные лица, окутанные страхом и непониманием. Но я думаю мы сделали всё правильно, ведь в первую очередь нужно думать о своей безопасности и понимать, что это не просто зверёк, а хищное животное, которое явно недовольно тем, что мы ходим по его дому.

Ещё была история, когда была моя первая ночная смена, я остановился отдохнуть между сопок. Проезжающий мимо самосвал посигналил, и водитель из кабины крикнул: «Ты бы не ходил тут, а то 15 минут назад в этом месте я видел медведя». Вот в такие моменты ты ощущаешь большой страх и убийственную дозу адреналина. 

– Многие считают, что после колледжей сложно устроиться куда-то в высокооплачиваемое место, это миф?

– По большей части это действительно так. Большинство организаций, в частности горных, требуют у своих работников только высшее профессиональное образование. Мне в этом плане повезло и меня взяли со средним специальным образованием. А вообще, я считаю, что главное наработать опыт в этом деле. Не все специалисты, даже с высшем образованием, могут зарекомендовать себя как толковый инженер.

– Какие ближайшие планы? Высшее образование будешь получать?

– Иметь высшее образование в горной отрасли очень важно. Без него двигаться по карьерной лестнице невозможно. Все специалисты должны быть дипломированы и иметь высшее образование, куда сейчас без него? Поэтому я поступил в Иркутский университет на заочное отделение. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке