Профессия не для тупых

19 января, 2017 | 3987 0

В прошлом сентябре MOJO полюбопытствовал у представителей интимных профессий о том, как им работается. Через некоторое время после выхода статьи нас засыпали вопросами о том, где работает сведущая в педикюре Елена и как к ней попасть. MOJO еще раз наведался в учебный центр SUDA и выяснил у героини множество новых и интересных подробностей.

Елена Шуплецова более 6 лет профессионально занимается педикюром, а теперь еще и передает свое мастерство другим.

— Почему именно педикюр?
— Я всегда мечтала быть врачом, но мама настаивала, чтобы я отучилась на экономиста. Так я и поступила, стала оценщиком, но потом душа попросила перемен — я все равно выучилась на косметолога. Работать без медицинского образования не смогла, поэтому двинулась дальше — обучилась педикюру, сняла кабинет и начала работать. Потом приобрела этот центр и посвятила себя обучению других мастеров.

— Сразу?
— Нет. Чтобы преподавать, я жила в Санкт-Петербурге три месяца и училась в официальном представительстве SUDA — немецкого бренда, с которым мы работаем (профессиональное оборудование и косметика для педикюра). С тех пор я каждые 3-4 месяца езжу на повышение квалификации.

— В педикюре столько премудростей?
—  Конечно! Педантичные немцы возвели это в ранг отдельной науки — подологии, которая занимается здоровьем стоп. В Германии педикюр даже не рассматривается отдельно: подологи занимаются стопами комплексно: они умеют не только наводить красоту, но и лечить грибки, мозоли, вросшие ногти, деформации.

— Все так серьезно?
— Когда человек желает сохранить красивые, здоровые ноги, где на месте все ногти здорового розового цвета, это имеет огромное значение. Для любой женщины остаться без ногтя — трагедия, невозможность надеть открытую обувь и сделать красивый педикюр. А хороший специалист с качественным оборудованием и препаратами сможет помочь в этой ситуации.

— Как-то не уверена, что в Благовещенске любой мастер по педикюру возьмется лечить стопу…
— К сожалению (или к счастью?) — да. Большинство не учились этому — делают только обрезной педикюр (даже на больные ногти). 

— Это так плохо? Обрезной маникюр намного доступнее аппаратного.
— Согласна, ведь мастеру для работы нужна только ванночка для ног и инструменты, которые он не стерилизует для каждого нового клиента. В последнее время особенно активизировались грибковые инфекции, а на нестерильных инструментах они могут жить не один день в остатках кожи и крови. Впрочем, грибок — это еще ерунда по сравнению с гепатитом, патогенными микроорганизмами и ВИЧ-инфекцией.

— А чем отличается аппаратный педикюр?
— Это безопасные манипуляции, в которых ничего не режется, а шлифуется специальными фрезами, который снабжен встроенным пылесосом. Клиент расслабленно сидит или даже лежит в кресле, а его ногами занимаются в абсолютной чистоте, без всякой пыли, крови. И боли. Результат держится долго — кожа нарастает не так быстро, как после обрезного педикюра. Оборудование, включая стерилизаторы, дорогое (одна фреза стоит больше 1000 рублей), поэтому качественный педикюр не может стоить 500 рублей. За эту цену мастер либо работает бесплатно, либо на плохом оборудовании, в котором не меняются расходные материалы. Стерилизация тоже под вопросом.

— Ваши ученики себе такого не позволяют?
— Я стараюсь объяснить им, что педикюр — это не просто потереть пятки и накрасить ногти. Это возможность помочь человеку и даже облегчить ему страдания. Работа мастера по педикюру — это ответственность за здоровье клиента.

— Много ли желающих находится освоить эту профессию?
— Учитывая, что наш диплом дает возможность работать по всей стране и даже за рубежом? Вполне. Некоторые из учениц бросили предыдущую работу: у них появились свои клиенты, они прилично зарабатывают (доход хорошего мастера может составлять и 60 000 рублей в месяц) и получают удовольствие от своего дела. Среди них есть медики, бывшие сотрудники РЖД, банковские работники. Много людей с высшим образованием.

— Сложно ли учиться?
— Я не набираю группы, занимаюсь с каждым индивидуально. Кто-то усиленно тренируется и изучает материалы, оканчивает курс за неделю. А у кого-то не получается никак — значит, не его это. Приходили «уже обученные» мастера, делали все неправильно — придавали неправильную форму ногтям, сильно спиливали кожу моделям. Профессия не для тупых, вопреки стереотипам. Лучше получается у тех, кому действительно интересно изучать процесс, здоровье человека, кто не отличается повышенной брезгливостью.

— Все ли удачно работают по профессии?
— Кто хочет работать — работает. Есть девочки, которые сейчас живут и работают в Москве, в Санкт-Петербурге, даже в Чехии. Одна недавно уехала в Гуанчжоу и открыла там свой кабинет, который пользуется большой популярностью. Сертификаты других местных школ не котируются на западе, а с нашим можно устроиться и зарабатывать деньги. Раньше учиться на сертификат SUDA приезжали из Хабаровска, но скоро мы откроем там отдельный центр.

— А мастера продолжают учиться дальше?
— Конечно, если хотят больше довольных клиентов. Я после каждого повышения сообщаю бывшим ученицам, что привезла новый курс. Мы продолжаем сотрудничать: через наш учебный центр девочки заказывают необходимое оборудование напрямую от компании.

— А что делать тем, кто делает педикюр по старинке? Много ли хлопот от последствий их работы?
— Неприятных историй множество. Клиентам не лечат подногтевые мозоли и грибки, а просто покрывают ногти гель-лаком, который предназначен для маникюра (кстати, так делать нельзя). Некоторые годами ходят с желтыми ногтями, пустотами под ногтевыми пластинами и трещинами на пятках, потому что их мастер этим не занимается. Кто-то даже не знает, что у него проблемы со ступнями, а кто-то стесняется, нервничает, не хочет ничего лечить, думает, что уже ничем не помочь. А ведь и у них могут быть здоровые розовые ногти, гладкие ступни без грибка. Если просят не лечить, а просто сделать все по старинке — мы отказываем, потому что заботимся о репутации.

Еще многие делают наращивание ногтей и покрытие гель-лаком подросткам. Но до 16 лет нельзя делать им ничего, кроме гигиенического маникюра — ногти еще тонкие, не до конца сформировавшиеся. Коллега рассказывала про девочку, которая все лето проходила с нарощенными ногтями, под которыми завелся очаг инфекции. А мастер продолжала делать ей покрытие. Пришлось «красоту» потом снимать и лечить.

— Выходит, дешевый педикюр и маникюр по объявлению на столбе — это не лучший вариант для экономии?
— Конечно. Помните, что вы рискуете своим здоровьем и нервами, ведь стерильность и аккуратность невероятно важны. Не хочу никого пугать, но заразиться можно не только грибком — через плохо дезинфицированные инструменты легко занести в кровь даже гепатит. Поэтому стоит тщательно оценить риск. А мастерам, которые на свой страх берутся делать педикюр и маникюр живым людям «как-нибудь», я советую подумать на совесть над тем, стоит ли нести такую ответственность. А еще можно прийти к нам и научиться делать эту работу так, чтобы все оставались довольны (смеется). Мы тут фанаты профессионального педикюра!

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке