Рэпер SON: Рэп – это не музыка «о районах». Это разговор со своим слушателем

6 ноября | 696 0

В последние годы рэп в России расправил плечи, нарастил мышцы и перестал ассоциироваться с чем то «заморским», заслуженно став массовой и всеобъемлющей историей: рэперы зовут нас в бургерные, рэперы выступают и дают интервью на центральных телеканалах, рэперов мы видим в рекламе. Их клипы набирают миллионы просмотров, а концерты – тысячи поклонников. Рэп перестал быть только музыкой, сейчас это огромная индустрия. О том, как поживает рэп в нашей области, рассказал MOJO известный местной публике музыкант и исполнитель SON (ранее – СТРАЖ).

– Расскажи, с чего начался твой путь музыканта? Давно слушаешь рэп?

– Слушаю очень давно, с 7-го класса школы. Началось все с легендарного «Многоточия», слушали с друзьями в гараже, так как дома родители не разрешали. Потом были ГРОТ, их музыка заставила не только задуматься, но и всерьез изменить некоторые вещи в жизни. Ну а мой творческий путь начался в 2014 году, когда я записал свой первый трек. Сейчас я вспоминаю это с улыбкой, ведь тогда все было сделано непрофессионально: микрофон-петличка, бесплатный минус (минус – музыкальная аранжировка, прим. автора), сведения как такого не было (смеется). Но кому то это действительно «зашло». Так потихоньку я начал работать над музыкой, всему учился сам – и писать музыку, и сводить треки, и свое звучание улучшил.

 

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Илья Афанасьев (@strazhrap)23 Сен 2018 в 8:39 PDT


– О чем были твои первые треки? Как к тебе пришла популярность?

– Первые треки были остросоциальными, я сам был пропитан этой тематикой, и это выливалось в музыку. Нет, там не было типичных «падиков-районов» – были треки о человеческом равнодушии, безразличии. Одно время был увлечен конфликтом на Украине, очень переживал за жителей братской нам страны, так появился трек «Ополченцы», который просто «выстрелил». Представляете, в то время мало кто об этом писал, фактически я был одним из первых. Трек был записан дома, качество далеко не студийное – но он очень понравился адресатам. Помню, как ребята-ополченцы скидывали видео, как у них играет мой трек. И это на фоне практически военных действий! Сейчас я делаю скорее романтичную музыку: о любви, об отношениях. По звучанию это ближе к поп-музыке, но я не ограничиваю себя какими-то рамками, содержание важнее формы. 

 

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Илья Афанасьев (@strazhrap)5 Авг 2018 в 10:07 PDT


– Давай определимся, SON или СТРАЖ?

– СТРАЖ – это все-таки, остросоциальные, даже политические темы. А SON – больше грустная, добрая лирика. В рэпе, есть такое понятие как True (правдивость), когда исполнитель через песни говорит со своим слушателем о темах, которые его волнуют и которые он переживает. Тогда, в 2014-м, меня задевали социальные и политические мотивы, хотелось все изменить и поменять в жизни, стране и т.д. Но сейчас я понимаю, что это был некий подростковый максимализм. Сейчас я вырос, у меня поменялись некоторые взгляды на жизнь, и, соответственно, поменялись песни. Лирика заняла в моей жизни особое место.  

– Ты сам пишешь текста? 

– Да, это очень принципиальный момент. Наверное, в этом кроется одно из отличий рэпа от других направлений музыки. В поп-музыке, в роке, довольно часто солист является лишь исполнителем. Даже в описании треков указывают, что автором текста является другой человек. В рэпе же читать текст, написанный за тебя, считается зазорным. Я это поддерживаю. 

– А во сколько обходится запись треков, клипов? Наверное, достаточно дорого?

– Трек, по сути, состоит из трех частей: минус, запись и сведение. Минуса я обычно делаю сам, за все время удалось хорошо это освоить. Но покупка минуса обходится примерно в 3-4 тысячи. Запись не такая дорогая – 800 рублей в час. Нужно 2 часа, если записываешь трек с припевом. А вот сведение и мастеринг – это самая важная часть. Это когда твою записанную а капеллу накладывают на минус и идет добавление эффектов, очистка звука и т.д. По сути, от мастера будет зависеть весь трек. Обходится сведение с мастерингом около 3 тысяч. Например, я работаю с целой командой звукорежиссеров из Омска. С клипами же все куда сложнее (смеется). Во-первых, нужен готовый трек. А во вторых – профессиональные видеооператоры и сценарист. И это только отснять, на монтаж тоже нужны специалисты. Клип «Серенада» обошелся мне в 20 000 рублей, и это с учетом того, что в клипе снимались бесплатно мои друзья. Но я считаю, что лучше сделать один качественный клип, которым реально можно гордиться, чем десяток клипов, снятых на телефон. В общем, скажу так: заниматься рэпом достаточно дорого. На первоначальном этапе нужна хотя бы студия звукозаписи или на худой конец – микрофон. Минуса можно взять бесплатно, а по сведению и мастерингу – договориться с кем-то таким же начинающим.

– В Благовещенске есть какие-то рэп-тусовки? Как считаешь, в нашем городе эта индустрия развита?

– У нас в городе рэп-тусовки – это, как правило, несколько друзей, один из которых занимается рэпом, а остальные его слушают (смеется). Сейчас рэпав городе на уровне нулевых годов. У нас до сих пор читают про «отраву», «районы-падики-пацики» и прочее. Мне очень стыдно за таких людей. Есть, конечно, пара хороших ребят, но в целом – дно. Почему то все хотят подражать более известным исполнителям, а не делать что то оригинальное? 

 – Рэп – это ведь не только музыка? Есть ведь еще баттлы, например.

– У нас в городе проводился такой, в целом было довольно неплохо. Но хотелось бы, чтобы такие мероприятия в Благовещенске устраивались чаще. Например, Versus собирает миллионы просмотров, для нашего города баттлы – поле непаханое. И организаторы могли бы заработать, и рэперы выступить, и для зрителей приятно.

– А где выступают местные рэперы? Есть какие-то площадки, чтобы посмотреть, послушать?

– В том то и дело, что нет. Иногда исполнители договариваются с разными заведениями, но каких-то серьезных площадок нет. Я выступал на благотворительных концертах, в поддержку больных детей. Я считаю, что рэп – это в чистом виде мотивация. А еще, сейчас вышел фильм про войну – «321 Сибирская», и мой трек «Назад дороги нет» должен был стать саундтреком к нему. Обо всем договорились, трек одобрили, и он играл на съемочной площадке, но потом сменился режиссер и… В общем я пока без фильмов (смеется).

– А интернет-площадки? Как вообще начинающему музыканту продвигать свою музыку?

– Во ВКонтакте. Лучше начать оттуда. Многие рэп-артисты, которые сейчас на слуху начинали именно с этой площадки. Там достаточно сильное коммьюнити в плане рэпа, есть и паблики с бесплатными минусами, и начинающие битмейкеры (битмейкер – человек, пишущий музыку, прим. автора). А из музыкальных площадок, неплоха Soundcloud: там бесплатно можно размещать свою музыку. Но попасть в ITunes, Google Play начинающему исполнителю нереально, да и не нужно на этом этапе. Если долго и качественно заниматься, твое творчество заметят музыкальные компании и сами тебе предложат его там разместить. 

– Получаешь какой то профит от свого хобби? Реально ли на местном уровне зарабатывать на своей музыке?

– Все, что удается получить – уходит на новую музыку. В основном это донаты от слушателей. Например, на свой клип большую часть суммы я собрал так. Есть еще небольшой доход от ITunes и Google Play. Ну и еще продаю минуса, занимаюсь сведением и мастерингом треков. Также записывал коммерческий трек-рекламу для одной организации.

– Расскажи какой-нибудь интересный случай из своей карьеры?

– У меня есть песня «Мурашки», эта песня является самой удивительной в моей истории, с точки зрении ее географии. Музыку писали ребята из Москвы, сведением занимались звукорежиссеры из Омска, финальную доработку делали в Краснодаре, а голос записывался в Благовещенске. Наверное, благодаря такому длинному маршруту эта песня стала самой узнаваемой в моем творчестве. 

 

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Илья Афанасьев (@strazhrap)15 Окт 2018 в 2:59 PDT

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке