Сашка Белый

12 декабря, 2016 | 1830 3

Помните, как весной этого года волонтер-друг нашего журнала Анжелика поведала историю о помощи пожилым людям? Тогда девчонки навестили трех бабушек, поболтали с ними и передали им необходимую одежду. Кажется, вся жизнь Анжелики состоит из того, чтобы помогать людям и существам еще более хрупким, чем она сама. На этот раз девушка расскажет историю двух собак, у которых нет дома. Но это пока. И Сашка Белый, и Нора надеются в ближайшее время познакомиться со своими хозяевами. Может быть, счастливым обладателем нового друга станет один из читателей этого материала.

Сашка Белый

Сашка Белый сидит на руках у волонтера Даши, пока мы возвращаемся в Благовещенск из другого города. Когда ехали туда — думали, что везем пса в его новый дом, но уже на месте поняли, что нам дали неправильный адрес. Не получилось. Но мы ему рассказываем, что будет еще много хороших людей, которые захотят стать его хозяевами. Нам немного стыдно за это. Доехав до ворот питомника, запускаем Сашку во двор. Еще раз говорим, что все будет хорошо.

Все и так хорошо. Холеный Сашка, полная миска, беготня с другими собаками, волонтеры, которые всегда почешут животик. Только вот с хозяевами все не ладится. Сашка Белый постоянно получался каким-то «слишком». Слишком большим, слишком спокойным, слишком тихим, или, наоборот, шумным, слишком добрым. Слишком мало рычал и слишком мало злился. 

Так он и засиделся у нас до лета. А летом случилась беда. Все питомники города накрыла чума. Отвратительная болезнь с практически гарантированным летальным исходом. Одна за другой собаки заражались. За воротами нашего приюта становилось все тише и тише. 

Очередь дошла и до Саши. Мы нависали над ним с капельницами сутками. Лекарства лились рекой. Горькие и невкусные таблетки насильно запихивали в пасть. Белый забивался в угол при виде шприца, завывая от каждого укола. 

До сих пор вспоминаю, как набирая лекарство из ампулы, уговаривала его: «Санечка, ты только не плачь так громко, скоро все закончится, скоро будешь бегать. Главное, чтобы ты выжил».

Возможно, этот белоснежный пес с веснушками на ушах, поцелован удачей. Мы перенесли страшные потери, но Белый выкарабкался. Чудом или силами волонтеров? Этого никто не узнает.

После перенесенной болезни у него появилась особенность: немного подергивается задняя лапка. Ведь чума сильно поражает центральную нервную систему. Но для такой страшной инфекции Сашкины последствия — мелочи. Сразу после лечения лапа практически полностью атрофировалась, но многократные прогулки, пробежки и игры на свежем воздухе, дали положительные результаты. Мышцы восстановились, конечность перестала усыхать. 

Сейчас этому чудесному псу не хватает только любящего хозяина. Все, чего он ждет, смотря на нас, это фразу: «Идем гулять?». И каждый раз эти добрые глаза практически плачут, когда мы вынуждены закрывать за собой ворота питомника и уходить.

Каждый раз вдыхаем и желаем ему спокойной ночи, а затем грустно плетемся по домам, мечтая, что завтра раздастся звонок и какой-нибудь добрый голос в трубке скажет, что скоро приедет за лучшим псом на свете. Но телефоны пока молчат.

Нора

Всю свою жизнь я была заядлой кошатницей. И дома всегда были только кошки, не считая пары декоративных мышек, которых я когда-то купила в тайне от родителей, улитки и очень громких попугаев. А собаки ассоциировались с чем-то злым, слюнявым и пахнущим псинкой. 

Помогала тоже чаще кошкам. Там безглазая, тут лапы нет, эту блохи съедают. На собак и времени не оставалось, да и не хотелось.

По собачьему двору в питомнике я передвигалась бочком вдоль забора. Боялась, что от меня отхватят приличный кусок или даже съедят всю. На меня становились грязными лапами и лизали руки и одежду. Я морщилась и бежала скорее внутрь дома. К мурчащим.

Но у жизни на мое «кошатничество» были свои планы. Однажды ситуация сложилась так, что нужно было каждый день — утром и вечером — в одиночку посещать питомник и, конечно же, проходить мимо собак. Я тщательно допросила «волонтеров-собачников», кто из псов какой по характеру. Кто может укусить, а кто нет. Да, я паникер. 

Настал день «икс». Я запаслась колбасой и кусочками сыра, чтобы войти в доверие к четвероногим и, затаив дыхание, открыла ворота. На меня вылетел волосатый ураган. Все скакали, лизались, толкали меня, просили лакомство и скулили. 

Последней вышла она….

Немного полаяв, она подбежала поближе. Я протянула руку, но была проигнорирована. Собака быстро отскочила в сторону и поджала хвост. Казалось,  она меня боится сильнее, чем я их всех. 

Побегав за ней минут десять, я оставила эту идею, и занялась рабочими делами. Она подходила ко мне не ближе, чем на метр, и принюхивалась. Я старалась не спугнуть, думала, что ей нужно привыкнуть.

И она начала привыкать. Спустя неделю она уже радостно бежала на встречу и падала на спину, подставляя свой розовый живот.

Так я влюбилась в Нору. Хрупкую, астеничную собачку, у которой шерстка переливалась на солнце, а уши… Уши были прекрасны. Всем своим видом она напоминала мне египетское божество Анубиса. Было в ней что-то такое, что отличало ее от других собак. Какая-то странная манерность и утонченность. Только одна была проблема — страх перед чужими людьми.

Тогда было решено заняться социализацией Норки. Каждую неделю, как по расписанию, мы вытягивали ее из теплой будки, надевали ошейник и хорошенько фиксировали карабин поводка. Поначалу это напоминало собачий буксир. Нора упиралась лапами в землю, а я хваталась за ближайшее дерево и не уступала ей. Не смеялся над нами только ленивый. Пока другие волонтеры спокойно выгуливали других собак, у нас шла борьба: как только я приближалась к ней, чтобы поправить поводок, она тут же падала животом кверху и задирала лапы, делая страдальческую морду. Я нашептывала: «Перестань, на нас сейчас заявят в "Гринпис", подумают, что я над тобой издеваюсь».

Спустя какое-то время Нора стала гораздо увереннее. Когда к нам приближался прохожий, то она вставала в стойку и поднимала уши, пережидая, когда человек пройдет.

Другие дергали меня за рукав: «Смотри, защищает тебя». Я задирала  нос и мы с Норкой гордо шли дальше.

Однажды она поднялась на задние лапы и уперлась передними мне в грудь, начав разглядывать меня и всматриваться мне в глаза. У нее была такая сосредоточенная морда, что я даже испугалась:
— Норундий, не узнаешь, что ли? Ты ведь моя смелая собака.

И она начала лизаться и прыгать, как будто вспомнила, какой же у меня мотив, каждый раз таскать ее за пределы двора питомника.

Сейчас это чудо природы до сих пор ждет своих хозяев, немного побаиваясь чужаков. Но я уверена, что если у нее будет семья, которая ее безмерно полюбит, она будет лучше всех охранять этих людей и их дом от бед и горя. Она же все-таки потомок египетских божеств.

Номера телефонов для связи по собакам:
8 914 380-42-66;
8 963 803-54-45;
8 914 578-07-51.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке