Северные люди

Автор: Яна Лахай
5 августа, 2015 | 2823 8

MOJO часто писал о молодых благовещенцах, которые перебрались в российские мегаполисы или за рубеж. Но нашлись и те, кто в поисках лучшей жизни выбрал деревни и мелкие города в суровых северных краях Дальнего Востока. О том, для чего амурчане меняют Благовещенск на «глубинку», читайте в нашем материале.

За работой
 

Анна и Павел Тимофеевы осенью прошлого года переехали в поселок городского типа Токур, что находится в Селемджинском районе Амурской области. Население его не достигает и тысячи человек, но молодых людей это не пугает. Аня говорит, что сельскую местность, как достойное место для жизни, они не списывали со счетов никогда. От города за свои годы немножко устали, к тому же девушка сама выросла в деревне и не чурается упрощенного быта.

— Нам с мужем по 26 лет. Так сложилось, что в прошлом году мы практически одновременно уволились по разным причинам. Тут же принялись искать новую работу. Несмотря на стаж в три года, и мне, и мужу, предлагали в Благовещенске зарплату в 15 тысяч. Мне еще ладно, но мужчине зарабатывать такие деньги... Это влияет на самооценку, мне кажется. И с такими деньгами многого себе не позволишь. А хочется жить! Поэтому когда увидели, что в Экимчане требуется юрист, то решили туда поехать, к тому же о смене места жительства думали давно. Муж уехал, обустроился, за ним через месяц  я.

Экимчан — это север области, районный центр, а живем мы в соседнем поселке Токур. Еще в Благовещенске я мечтала устроиться в школу учителем русского языка и литературы, но там они не требовались. Вся надежда была на глубинку, и в токурской школе для меня нашлось достойное место.

Поселок небольшой, окружен со всех сторон сопками, красота неимоверная, воздух шикарный! Но до города добираться 12 часов, и почти весь путь — это бездорожье. Да и удовольствие увидеть друзей и близких не из дешевых — тратим по 3 тысячи на бензин туда и обратно.

В Токуре нам дали квартиру в бетонном доме, можно было и в частном, но вот печку топить не умеем. В квартире было очень холодно, ведь зимы здесь ощутимо суровее, чем в Благовещенске. Жили в комнате с двумя обогревателями. Мебели поначалу не было, но нам помогли местные жители и администрация: все необходимое дали и совсем бесплатно. Мебель, конечно, не новая, но добротная. За все это мы им безумно благодарны! Здесь очень отзывчивые люди!
 

В магазинах не всегда можно найти то, что нужно. Однако мы привыкли, да и по природе своей люди не капризные. Главное, чтобы тепло в квартире было, а остальное прибавится. 

Развлечения нас особенно не интересуют. Трудно поверить, но нам не скучно вдвоем. Днем мы на работе, а в свободное время, если позволяет погода, гуляем. Тут очень красивая природа, воздух в лесу великолепный. Зимой читаем по вечерам. Я к урокам готовлюсь, придумываю для учеников что-нибудь интересное, муж с удовольствием помогает. Такие моменты очень объединяют.

Вот спрашивают друзья и знакомые: «Как вы там?» А мы хорошо. Мы смогли на достойный отпуск накопить. И маме я могу теперь помогать. Ей на одни лекарства по 10 тысяч рублей в месяц надо. Она у меня ветеран труда, 45 лет стажа, а пенсия — кот наплакал. 

Нам некоторые говорят: у вас там вся молодость пройдет. Но с зарплатой в 15 тысяч она и в городе не особенно радостно проходит! 

Собирались проработать здесь 5 лет. А недавно были в городе и поняли, что совсем не соскучились. То, что мы здесь имеем в условиях кризиса — мечта, поэтому еще не раз подумаем, прежде чем отсюда уехать.

За любимым
 

У нашей следующей героини Ульяны Крамаренко оказалась своя причина для того, чтобы уехать из Благовещенска. В якутский город Нерюнгри с населением в 58 тысяч человек и среднегодовой температурой в -7° ее привела любовь к мужу.

— Будучи студенткой АмГУ, я выстроила свои цели и планы на «взрослую» жизнь.  Я получала профессию журналиста и за время обучения успела набить руку на местном ТВ. В дальнейшем хотела уехать в большой и развитый город и попытаться найти работу по образованию там. Но любимый человек уже на третьем курсе сделал мне предложение, и я сказала «да», тем самым согласившись с переездом в Якутию, куда его перевели на хорошую должность в компанию «Транснефть». Последний, четвертый год своего обучения, я провела в Благовещенске, периодически вырываясь к мужу Евгению в далекий городок. 

Впервые я приехала в Нерюнгри на зимних каникулах и была в шоке от холода! Я пробыла здесь неделю и почти не выходила из дома, потому что на улице давил мороз под -50°. Не спасали пуховик и теплая кофта. Чтобы сходить в кино, мы вызывали такси, оно подъезжало к самому подъезду, и мы бегом садились в машину. Я поняла, что не знала, что такое холод. Да, и в Благовещенске суровые зимы, но не настолько! 

Поразили меня и цены на продукты. Их будто везли по «дороге смерти» в блокадный Ленинград, потому что накрутка была невообразимая. В Благовещенске есть возможность купить охлажденное свежее мясо, в Якутии — только замороженное, потому что «охлажденка» непонятного цвета и дороже в полтора раза. Булка хлеба за 70 рублей повергла меня в шок. Амурская «молочка» в северном городе только снится — сюда ее завозят редко, да и не всегда свежую. 

За год жизни в Нерюнгри я уже приценилась, но, честно говоря, до сих пор не понимаю, как здесь выживают люди с зарплатой в 30 тысяч, когда только коммуналка обходится в 10, а в магазинах все так дорого. 

Как девочка я привыкла обращаться к специалистам сферы красоты. С этим тоже поначалу возникли проблемы, потому что в половине салонов не знали такого слова как «шугаринг». Спросить совета было не у кого, 2ГИСа, чтобы пройти по адресу, тоже нет. Терроризировала мужа, чтобы сориентироваться на местности. 

Сначала город не понравился абсолютно. Условно «забиваем» на сферу развлечений: раз в месяц здесь можно выбраться в кафе, есть кинотеатр — нам этого хватает с лихвой. Но что действительно отталкивает, так это то, что сам город серый, а все дома одинаковые. Я месяц не могла запомнить, в каком же я живу, правда. Хоть смейся, хоть плачь. 

Все дома строились в один период 45 лет назад и с тех пор новых высотных зданий в городе не появилось. Они спланированы, как общежития: на лестничной клетке по две или три двери, которые ведут в коридоры. В каждом еще двери, которые снова направляют тебя в новые коридоры или квартиры. Чувствуешь себя в лабиринте! 

Но, конечно, очень подкупает природа. Зимой в городе и его окрестностях безумно красиво, очень много ослепительно белого снега. Летом все зелено и это скрашивает серость города.
 

Настоящим открытием стали якутские праздники. Половина населения — это якуты, в школе дети учат два языка. Новости, кстати, тоже на якутском, интересно послушать. Так вот, зимой мы попали на день оленевода. Это большой праздник — весь район выехал на замерзшее озеро. Картина маслом: вокруг олени, тут же делают шашлык из оленины, на оленях катаются, оленьи сапоги и шапки продают, рога продают, с оленями фотографируются, малочисленные народы несутся на оленях. И все это в минус 38°! 

Этой зимой мы также ездили на нахот. О нем еще рассказывала моя бабушка, которая какое-то время жила в Тынде и уже оттуда их возили на горячие источники. У нее было много фотографий, вернулась она из поездки вдохновленная! Однако я думала просто посмотреть, ведь так дико плавать в бассейне посреди снега. В итоге я все же согласилась окунуться, о чем ни капли не пожалела.

К слову о работе. С ней мне пришлось тяжело. Я очень люблю профессию журналиста и считаю, что из меня мог выйти достойный телевизионщик. Но ТВ-компания здесь одна, в которой мне учтиво отказали еще до того, как я успела прислать резюме. От безделья можно было сойти с ума, поэтому на семейном совете мы решили, что в Благовещенске я отучусь на визажиста и попробую зарабатывать этим. Я успешно окончила курсы и теперь собираюсь развиваться в этом направлении.

Я соглашалась переехать в Нерюнгри всего на 2-3 года, потому что думала не только о себе, но и о будущем своих детей, ведь они у нас когда-нибудь появятся. Мне хочется, чтобы они ходили в прекрасную школу, в интересные секции. И не желала бы им серого города. Поэтому, когда я поняла, что 90% приезжих семей — люди с центральной и западной России, например, из таких городов, как Томск, Новосибирск, Нижний Новгород, то искренне недоумевала, почему они так спокойны к не столь развитой инфраструктуре Нерюнгри?  Но за этот год повзрослела, наверное, и поняла, что не всегда важно, где ты живешь, если ты с любимым человеком. К тому же если это место дарит тебе много финансовых возможностей. С этим доходом мы можем два раза в год съездить в отпуск в разные страны, позволить себе хороший отель, развлечения. Я могу навещать маму раз в два-три месяца, а если бы жила в Москве, это было бы проблематично. В другом регионе России в той же должности таких денег наша семья не увидит. Здесь понимают, что люди работают в северных условиях. 

Я не знаю, хорошо ли здесь жить или нет, но могу сказать, что в северной глубинке можно заработать достойный стартовый капитал, накопить на жилье, нежели все это время жить в центре России и погрязнуть в 25-летней ипотеке или вообще уехать оттуда ни с чем. Хотя каждому свое. И я не уверена, что Нерюнгри, это мое, но я привыкла к этому месту и нашла в нем свои прелести.

За укладом
 

Что может искать перспективный врач из Благовещенска в небольшом чукотском городке на краю северо-востока России? Как рассказал MOJO Антон Савин, очень даже многое. Медицина в Анадыре, куда он переехал в 2011-м году, порой опережает лучшие клиники страны. А еще в городке с населением в 14 тысяч можно найти кучу единомышленников, развлечений и приятную неспешность, столь чуждую мегаполисам.

— Я всегда знал, что пойду по стопам родителей и стану врачом. Практически с отличием окончил АГМА по специальности анестезиолог-реаниматолог. После устроился на интернатуру в АОКБ.

Один год первичной специализации в нашей областной больнице пролетел незаметно, но по окончании семилетней учебы, со всеми сертификатами и дипломами на руках, стал вопрос: а что же дальше? 

Работа в АОКБ нравилась, но зная о новых методах лечения, инновационных исследованиях и современной аппаратуре, молодому пытливому уму хотелось чего-то большего, чем на тот момент мне могла дать наша больница. Да и зарплата молодого специалиста в 12-14 тысяч как-то не настраивала на работу в Благовещенске. 

Еще во время прохождения интернатуры поступали предложения по знакомству уехать работать в Москву, Питер, Новосибирск и Краснодар и даже в Израиль. Но вот чего мне уж точно не хотелось, так  это перебираться в огромный бетонный муравейник, где моя только что приобретенная и безумно нравящаяся профессия упрется в рутинное «дом-пробки-работа-пробки-дом» и бесконечное сведение концов с концами. Все-таки врач в мегаполисах — это вечно уставший на 2-3 работах, набирающий дежурства подневольный раб. 

По окончании 6-го курса и интернатуры в Академию приезжали главврачи из других регионов и областей набирать себе в больницы молодых специалистов. И после одной такой встречи я определился с регионом, где хочу попробовать поработать: это Чукотка!

Дело в том, что медицина в Анадыре опережала большинство московских клиник и больниц. Это и послужило решающим фактором для меня. Радовали «северные» надбавки, адекватная зарплата и прочие бонусы, характерные для жителей районов Крайнего Севера.
 

Анадырь — это небольшой городок — одм километр в ширину и два в длину — в котором за 20 минут можно из одного конца города пешком пройти до другого. Размеренный образ жизни, без лишней суеты. Население всего 14 тысяч человек. Но при этом есть все, что нужно для отдыха и работы: тренажерные залы, спортивные секции, стадионы, детский дом творчества, дом культуры, библиотеки, рестораны, ночные клубы, кинотеатр, кафе. 

Такой развитой инфраструктурой город обязан Роману Абрамовичу, который очень много сделал для Чукотки во время своего губернаторства, отстаивал интересы региона в Москве. Здесь по сей день все работает, как часы.

Я прилетел сюда в августе 2011-го. Первое, что поразило, — это необычное оформление города. Все дома яркие, раскрашены в сочные цвета! Не эта бетонная серость пятиэтажек! И почти стерильная чистота улиц. Ни одного окурка, фантика, бутылки, даже камушка или пыли на дорогах не было. Все дороги тут бетонные, вымощены тротуары. Почти каждый день их моют и пылесосят! Раньше необычно это смотрелось, а сейчас привык. 

Поразили меня и цены в магазинах, они оказались в 2-3 раза выше благовещенских. Существует проблема со свежими овощами и фруктами в связи с тем, что зимой только самолеты летают и все привезенное безумно  дорогое. К примеру, помидоры и огурцы по 600 рублей, бананы — по 500. Летом проще, так как продукты доставляют из Владивостока кораблями, и они становятся доступнее.
 

Дезориентировал меня полярный день (зимой — полярная ночь). Летом ночью солнце скрывается за горизонтом на 10 минут и появляется снова. Ложишься спать — светло, проснулся — светло. Спасали только плотные шторы, чтобы хотя бы искусственно создать цикл день-ночь. Зимой же, наоборот, в 11 рассвет и в 13 закат. Встаешь на работу темно, идешь с работы — снова темно. Но это переносится легче: включил свет дома и все.

Иногда я подумываю куда-нибудь перебраться, но, с другой стороны, в Анадыре все так, как должно быть во всей стране, и, может быть, логичнее было бы остаться здесь. Медицина на 100% бесплатная, с полисом доступна высококвалифицированная помощь. Сломал руку — через 5 минут ты госпитализирован, нужно обезболить роды — пожалуйста, необходима операция — не вопрос. И это без единой затраченной копейки. Сейчас даже модно и выгодно стало жителям привозить родных с других регионов, чтобы прооперироваться, подлечиться, оформить инвалидность, получить лекарства. Медицинский туризм!

Здесь дети одни гуляют на улице в полной безопасности. А в школе никогда не предложат сдать деньги на ремонт! За год в городе происходит 4-5 мелких ДТП, да и те по глупости.

На Чукотке главное — найти, чем заняться в свободное время, благо, для этого все есть. Не хватает интернета только: здесь нет оптоволокна, «безлимиток», Wi-Fi, только 3G-модемы от сотовых операторов. Но, может, оно и хорошо, что мы не погрязли в гаджетах? Еще с первого курса я занялся тяжелой атлетикой, а позже бодибилдингом, поэтому темными зимними днями спасаюсь в спортзалах. 

Также я создал небольшое туристическое сообщество. Путешествуем по округам, организуем вылазки на природу почти каждые выходные, велопрогулки, велопутешествия, походы с палатками и кострами. Зимой проводим игры: мафию, тематические вечера, бесплатные просмотры фильмов с наших путешествий. Просто представьте, чтобы в Благовещенске группе из 15-20 молодых людей каждый понедельник давали ключи от кинотеатра для любых целей! Таким доверием, открытостью и спокойствием и манит этот край.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке