Скандалистки не нужны

Автор: Алиса Рыжая
19 декабря, 2016 | 3756 37

Слово «эскорт» у большинства людей вызывает неодобрительные ассоциации. Правда, в тонкости его значения мало кто вдается. Сегодня MOJO публикует откровения благовещенской студентки-выпускницы Валерии, в будущем дипломированного учителя математики и физики, которая на собственном опыте проверяет, что такое «эскорт».

Девушка отказалась фотографироваться по личным причинам

*Справка:
Эскорт-сервис получил широкое распространение в нашей стране сравнительно недавно. До этого подобные услуги практиковались в европейских и западных странах. Там работа-эскорт считалась престижной. Устроиться в агентства, предлагающие такие услуги, девушкам было непросто. Европейский и западный эскорт предполагал только сопровождение. У нас название этой работы перевернули с ног на голову. Эскортом считается проституция, работа в саунах и по вызову. Настоящие эскорт-услуги чаще всего предоставляют модельные агентства. При этом попасть в них на работу могут не только двухметровые дамы с длинными ногами и стандартной для модельного бизнеса фигурой.

*

— Четыре года назад я приехала поступать в Благовещенск из Свободного. После 11 класса низко оценивала свои возможности, смотрела на новый город со страхом. В Благовещенске знакомых кроме одногруппников не было. Теснее всех мы общались с Викой, она и стала моей подругой.

Спустя время она познакомила меня со своим парнем (Сашей), сказав, что он — серьезный человек в городе. Тот снял Вике квартиру, она предложила жить с ней, и мы съехали из общежития. Они — вместе или по отдельности — часто отсутствовали в Благовещенске, что меня заинтересовало. Ребята объясняли, что у Саши какой-то бизнес с китайцами, связанный с запчастями для автомобилей. То мое любопытство дало мне «перспективы», о которых я никогда не думала.

Тут надо отметить, что меня всю жизнь воспитывала только мама. Она всегда работала, чтобы я ни в чем не нуждалась. На первом курсе я оформила стипендию по потере кормильца. Но в материальном плане все равно было сложно, и с работой как-то не ладилось.  

То, что Валерия назвала «перспективами», люди называют «легким способом заработка денег». Эскортом.

— Всю суть «бизнеса» мои друзья раскрыли мне, когда мы однажды отдыхали в кафе. Как мне объяснили, это была не проституция. Суть в том, что девушек, которых это заинтересовывает, везут в Хэйхэ. «Кирпичами». А дальше все зависит от их желания, от того, какую сумму они хотят получать. Вика предложила мне разок съездить с ними под предлогом отдыха. Я доверяла человеку, вот и согласилась. 

До этого наша героиня ни разу не была за границей. Для преодоления таможни от нее потребовали только фото. Паспорт и билеты взяли на себя Вика и ее парень.

— Мы поехали втроем. В Хэйхэ нас встретили китайцы, которые, видимо, и были «второй стороной нашего бизнеса». Они же помогли заселиться в номер. А вечером мы все вместе пошли в заведение.

 

Суть данных русско-китайских отношений в следующем: благовещенки, которые желают получить «легкие деньги», отправляются в Китай с руководителями. Все расходы им оплачивают эти самые руководители. Сутенерами их называть не принято. Работа русских девушек — обслуживать китайцев. Это не обязательно интим. К нему без твоего согласия никто принуждать не будет.

— Русские для китайцев — экзотика до сих пор. Они очень щедры к нам. При этом многим хватает услуг типа «поговорить» или куда-то сходить. Все это я знала только из рассказов двух горожанок, уже работающих так. Они и объяснили, что клиенты встречаются совершенно разные. Как-то две девушки поехали на вызов, там китаец их одарил букетами и всю ночь они разговаривали о русско-китайских отношениях. 

Завершением этого дня для меня стало открытое предложение заняться эскортом. Дали время подумать. Причины, по которым девушки соглашаются на такую работу, просты: большие суммы легко получить, за ними — красивая жизнь, интерес к проживанию за границей (пусть для начала это и Хэйхэ). Помогают и типичные внушения себе — «никто ничего не узнает» и «секс же не обязателен».

Признаюсь, меня это заинтересовало. Цена вопроса оказалась солидной — от тысячи юаней за ночь. Но, несмотря на все, положительный ответ от меня был получен только спустя полгода. Моим страхом была незаконность данного действия. 

На вопрос о том, как прошел первый вызов, Валерия, смутившись, повременила с ответом.

— Уже знакомой компанией мы приехали в кафе в Хэйхэ с конкретной целью. Прошли в кабинку, где сидели пятеро китайских парней. Улыбались, пили, пытались разговаривать, что было очень сложно, так как они русский знали плохо. Так девушек и присматривают. Один из иностранцев подсел ко мне и начал что-то говорить на своем. Кроме того, что это намеки, я ничего понять не могла, просто одобрительно кивала головой. Пообщались с ним общими фразами. Затем мы пошли в гостиницу, которая находилась этажом выше. Тогда я уже была знакома со всеми правилами. Мне попался не тот клиент, который хотел разговаривать... Моя первая рабочая ночь принесла две тысячи юаней. 

Правила и принципы — простые, но строгие. Чем больше хочешь получить, тем больше ты должна уметь. И ни в коем случае не отказываться от желаний клиента. Меньше всего стоит традиционный секс, дальше — больше. Запрещено выкладывать фото, видео в социальные сети, даже если все твои родные и друзья жаждут увидеть снимки с твоего «отдыха». Это работа, о которой не говорят вслух. За нарушение — отправляют домой. После окончания ночи деньги на руки никто не дает — они идут тому, кто тебя привез. Девушки получают лишь небольшой процент, как задаток. 

Первый рабочий визит в Хэйхэ продолжался две недели, больше — виза нужна. Сейчас я могу выезжать на вызовы по собственному желанию. До того, как мне начали доверять, я работала по звонку. Девушки выезжают и дальше в Китай, а я побаиваюсь, да и незачем пока. Две недели работы принесли мне почти 10 тысяч юаней. Такие деньги я шальными называю и быстро трачу и на всякую ерунду.

Среди клиентов в сфере эскорт-услуг существует постоянная аудитория, но это не одни и те же люди. Как говорят внутри этого бизнеса — «не палятся, потому что невыгодно». Есть и сложившийся круг девушек. Их работу называют грамотной и точной. Однако одни и те же лица мало кому нужны, поэтому обновление коллектива происходит часто. 

— У нас хорошие взаимоотношения между девочками, с нашими «начальниками». Ни о каком запугивании речи не идет. То есть, если я захочу уйти, меня отпустят. Тем более, я обладаю информацией, которую применю, если что-то произойдет. Был у нас один случай, когда молодая девочка (ей только 18 исполнилось) приехала, поселилась с нами. На следующее утро у нее началась истерика, вроде «хочу домой», «дайте позвонить родителям, мне не нравится здесь». Ей открыто сказали — ты жила два дня, ни копейки не оплатила, должна столько-то. Отработала — пришлось. Нам здесь скандалистки не нужны. Уехала. Даже если захочет вернуться — на этом рынке она теперь не нужна.

Интересно, что среди эскортниц есть девушки, которые открыто рассказывают где и как они работают. Наша же героиня так не поступает.

— Меня грызет совесть, честно. Это сначала мне было все равно. Для друзей, родителей и приятелей по ВУЗу я либо езжу «кирпичом» за китайскими товарами, либо работаю танцовщицей в клубах, не более. От учебы «отмазывалась» справками. Молодой человек у меня появился совсем недавно, для него у меня совсем другая легенда. Он тоже ни о чем не подозревает, доверяет мне. И я не хочу ничего менять. 

В институте я взяла академический отпуск из-за неуспеваемости, он уже подходит к концу. Осталось отучиться последний год. По профессии работать не пойду точно, мне не нравится, да и зарплата маленькая. Не знаю сколько конкретно, но я твердо решила, что некоторое время я еще поработаю эскортницей, а дальше видно будет.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке