«Важно оставаться счастливым»

29 августа | 2438 2

Дмитрий Кузнецов уже несколько лет учится в Германии. До этого он два года жил в США. А еще раньше — в Пекине. О том, как складывается заграничная жизнь теперь уже бывшего благовещенца MOJO и поговорил с ним.

«Люди пропускают все интересное»

— Как ты пришел к тому, чтобы к 27 годам прожить в четырех странах?
— У нас принято, что после школы нужно сразу идти либо в армию, либо в институт. Такая российская торопливость. А многие ребята не знают, чего они хотят в 17 лет.

Мне всегда нравились языки и культуры других стран. Выбрал специальность «Туризм». Мол, там языки учат и факультет экономический. Думал, раз экономика, значит, деньги будут (смеется). 

Мы учили китайский в АмГУ, но в России его так хорошо не выучить. Поэтому в 19 лет поехал в Китай на год, чтобы подтянуть язык. Меня отговаривали в АмГУ: «Год потеряешь». Я так и не понял, почему. 

Поехал в Пекин один. Там я оказался сразу после Америки, куда ездил в рамках Work & Travel. 

— Между делом вспомнил. А в Америке что делал?
— Работал спасателем в бассейне провинциального городка, который находился между Вашингтоном и Балтимором. Там был я и мой знакомый с Украины. Казалось, что больше белых не было. Такой вот «черный» город. Ехал язык практиковать, денег заработать, покупаться. Но там было очень скучно. На улицах даже тротуаров нет, чтобы гулять. А дома — только стены и матрас.

Потом поехал в Нью-Йорк. И так мне в нем понравилось, что решил в следующий раз найти работу там.

 

— Нельзя выбирать заранее?
— Вроде можно, но с какими-то оговорками. Мне предлагали в Бронксе работать водителем грузовика с мороженым, но у меня не было прав тогда. А позже рассказали, что в этом фургоне можно сойти с ума от музыки (смеется).

После Нью-Йорка я и поехал в Китай. Там я работал на складах. Сейчас это логистикой называют (улыбается). Встречался с француженкой-архитектором, с которой мы даже на Байкал ездили. С ней мы весь запад Китая объехали, до Пакистана добрались автостопом. Ничего не бронировали. Денег мало потратили. Потом на юг отправились — в Лаос и Камбоджу. 

Тогда-то я и понял, что мне очень нравится путешествовать, зато не нравится моя специальность. Индустрия туризма меня не привлекает, потому что 90 процентов всего, что в ней происходит — это отдых противоположный тому, каким его себе представлю я. Сегодня люди часто приходят в турфирму, чтобы за них все сделали. Может, и есть классные туры, но я не видел таких. Я считаю, что люди пропускают все интересное. 

А потом я вернулся в Благовещенск. Еще год учился в России. Я поменялся, стал намного лучше учиться, больше для себя. Преподаватели удивлялись, какой студент хороший стал. 

Я это к чему? Такой опыт полезен. Взять один год на раздумья. В нашей системе, когда надо бежать скорее, иногда стоит притормозить. После школы — это лучшее время.

Нет, есть люди, которые все знают заранее. Без проблем — учись. Сейчас люди взрослеют раньше. Но мне все равно кажется, что детям не хватает времени. Они делают выбор, о котором позже жалеют.

Многие думают, что надо как можно раньше обеспечить себя и семью, тогда, считай, жизнь состоялась. Если так смотреть, может, они правы, что я потерял год. Но я думаю, что если вчерашний школьник потратит год на самостоятельную жизнь без родителей и работу, будет читать интересные и полезные книги, смотреть фильмы, то ему это поможет в будущем и он станет самостоятельнее.

— Тебе этот год помог понять, что ты не хочешь быть в туризме?
— Да, я взглянул на жизнь иначе. Я понял, что мне в жизни важно.

— И что тебе важно?
— Развитие, но не в плане карьеры, а постоянного самообразования. Нужно быть любопытным, всегда учиться чему-то новому. Может, эти знания тебе помогут мир изменить к лучшему.  И очень важно во время этого развития оставаться гармоничным и счастливым человеком. Хоть это и не всегда легко. 

— У тебя получается?
— Получается лучше, чем раньше. Хотя раньше было проще быть счастливым. Когда о многих вещах не думаешь, то живешь в розовых очках. Иногда это удобно.

«В Нью-Йорке у нас был двор с курицами»

— Ты вернулся в Нью-Йорк, который тебе так понравился?
— Да, после четвертого курса я снова поехал в Штаты. Я прожил пару дней у знакомой и сразу нашел себе жилье в доме, где жили 12 человек. На специальном сайте отыскал работу в китайском ресторане. У него даже была звезда «Мишлен». Там намного интереснее, чем быть спасателем в бассейне (улыбается). Поначалу я работал только два дня в неделю, потом — больше. 

А как-то раз к нам приезжало телевидение — снимали эпизод для ТВ-шоу про классную еду и необычные рестораны. Хозяева попросили меня поучаствовать. Тогда я и подружился с оператором и редактором, спросил, есть ли у них стажировки какие-нибудь. Предложил с ними ездить, делать баннеры и что-то снимать. И они меня взяли. Так я и жил — ресторан и телевидение. Работал не очень много, а зарабатывал сносно. Официальная зарплата может быть 5 долларов в час, а с чаевыми — 25 в час, так что я иногда забывал официальную зарплату забрать.

В Нью-Йорке было здорово. Куча интересных мест и людей. Мне нравился дом, в котором я жил. У нас там был двор с курицами. Соседи классные — из Европы, Бразилии. Поэтому в августе, еще до того, как я начал работать в ТВ-сфере, я подал документы на продление визы. Там как: пока ждешь ответа на письмо, тебе можно находиться в стране. Я ждал до февраля. У меня все было хорошо, поэтому я думал: «Не отвечают — не надо, я легально здесь нахожусь». А потом пришло письмо: «Вы подали запрос на визу, когда уже находились в стране нелегально, так что уезжайте».

 

За то время, что я там жил, приезжало множество студентов из немецкого университета в Кельне. У них система такая, что каждый семестр троих студентов отправляют в Нью-Йорк (и не только). И многие из них проживали в нашем доме. Со всеми я дружил, помогал некоторым с их проектами. Они мне много рассказывали про этот университет, вот я и решил туда попасть. С их рассказов я знал весь концепт, все задания, всех преподавателей. Так что уже в январе я начал свое поступление. Прошел собеседование по «Скайпу» и меня приняли.

Я поехал автостопом в Мексику, а оттуда в Россию. Если бы я улетал из Штатов, то 10 лет не мог бы вернуться туда. Поэтому пришлось возвращаться обходными путями, чтобы иметь возможность приехать туда. У меня не было такого, что я хочу остаться жить в Америке навсегда, хотя я встречал ребят, которые были готовы на все, даже на фальшивые браки, чтобы жить там.

Позже мне отказали в немецкой визе, поэтому я пропустил почти весь первый семестр в Германии. Я подавал заявку еще раз. Моим профессорам пришлось писать в немецкое посольство, потому что там не верили, что я хочу учиться в их стране. Со второго раза меня взяли. И вот, я в Кельне уже почти три года.

«Я хочу остаться ради профессионального развития»

— Ты учишься в университете и работаешь барменом?
— Барменом я раз в неделю работаю, иногда реже. Когда я приехал — работал только там. Знакомый меня порекомендовал. Я без знания немецкого туда пришел. Настолько добрые люди оказались, что не посмотрели на это. Там я и выучил немецкий на разговорном уровне. В баре нравится коллектив — дружу с хозяевами. Мы там как семья.

В основном я работаю в своем же университете. Там все делается студентами — плакаты, буклеты и прочее. Это все официально и оплачивается. Кроме того, часов 12-15 в неделю я работаю в книжном магазине. Раньше ходил туда постоянно и читал классные книги о дизайне и искусстве, а позже устроился на работу. 

— Получается совмещать?
— Я учусь на дизайнера, но работу, связанную с дизайном, тяжело получить. У меня много свободного времени именно на выходных, а конторам надо, чтобы я трудился в будни. Пока все, что у меня связано с дизайном, это фриланс-проекты. 

Мне очень интересно заниматься в университете, потому что наши проекты — очень крутые, это постоянное самообразование, которого я так хотел.

— Ты годы живешь в других странах. Сколько ты там зарабатывал и продолжаешь зарабатывать. Помогали ли тебе родители?
 Когда я летел в Штаты, мама платила за билет и за визу, но когда я там работал, мне хватало. Наверное, 1600 долларов в месяц я получал. 650 я платил за комнату, а тысяча оставалась на прочие расходы.

После США я приехал сюда. Мама помогла с деньгами на немецкую визу — сумма немаленькая. Несколько тысяч евро, которые ты тратишь в течение года.

Сейчас я возвращаюсь, надеюсь, что на ту же работу. Или придется искать что-то другое. По крайней мере, я знаю точно, что там реально учиться и зарабатывать.

— Окончишь институт. Что дальше?
— В нашем университете нет специальностей.  Мы не можем выбрать что-то одно, у нас это называется «обобщенный дизайн», когда ты должен делать проекты во всех направлениях.

Но я знаю, в какую именно сферу пойду. После окончания университета дают 18 месяцев, чтобы найти работу.  Если находишь, то тебе дают рабочую визу, и ты остаешься. Позже можно получить резиденцию и вид на жительство. 

Больше всего я хочу остаться ради профессионального развития, там хоть и тяжелее, но интереснее работать. Уровень выше, чем в России, нужно больше выкладываться. Есть несколько компаний в Германии и Голландии, которые мне очень нравятся, и я хочу за эти 1,5-2 года какие-то проекты делать для портфолио, чтобы они могли их увидеть.

«Один из них достал пистолет и направил мне в лицо»

— Твои друзья — это только иностранцы?
— Не только (показывает на автора, смеется). У меня там есть русская подруга. Причем встретил я ее в Нью-Йорке. 

В университете есть одна русская девушка, но необщительная. И еще один довольно приятный парень на магистратуре. В России был очень хорошим графическим дизайнером. С ним иногда общаемся.

В Германии у меня есть настоящий друг, японец. Он приехал на семестр позже меня. Мы вместе делаем проекты, занимаемся настольным теннисом, в Тайвань ездили с ним по обмену. Сейчас ищем совместное жилье в Германии. Кроме него есть еще несколько друзей, тех, на кого можно положиться. 

— Как насчет женщин и любви в других странах?
— Француженка в Пекине была моей первой любовью. Год вместе. 

Нью-Йорк такой город, что очень многие приезжают на 3-4 месяца, не больше. Там у меня были краткосрочные отношения. Встречался с девочкой диджеем из Аргентины. 4 месяца — она уехала. В самом конце встречался месяцев семь с девушкой, мы были счастливы вместе. Но когда я поступил в университет в Германии, пришлось делать выбор.

Что интересно, со всеми, с кем встречался, я до сих пор в очень хороших отношениях. Сейчас, к примеру, я делаю логотип для девушки, которая осталась в НЙ. Она хочет открыть магазин бижутерии. 

Для меня вообще загадка, как можно встречаться два года, даже несколько месяцев, а после расставания не общаться, ненавидеть друг друга. Если у тебя с человеком были долгие отношения — это автоматически один из самых близких твоих людей. Ты его знаешь больше, чем кого-либо, а он тебя. Так как можно взять все и зарубить? Даже если не получилось построить отношения, то этот человек для меня все равно дорог. И я надеюсь, что для этого человека я тоже дорог.

— Но сейчас ты одинок?
— Да.

— С тобой случались опасные ситуации в других странах?
— Если помнишь, я говорил, что в маленьком городке в США не было белых. Как-то мы с другом-украинцем шли вечером домой. Нас догнали трое темнокожих в капюшонах. Сначала: «Есть трава покурить?». Потом уже: «Давай сумку».

Мне — 19 или 20 лет. У меня с собой первые деньги, которые я заработал, айфон и фотоаппарат. Для меня это — вся жизнь. Я отошел и сказал по-русски: «Саня, давай драться». Как только я заговорил по-русски один из них достал пистолет и направил мне в лицо. Я не знал о чем и думать. Такого со мной не было никогда. И я увернулся и побежал маятником (смеется). У меня и вещи друга с собой были. А он остался там. Я за угол забежал, они за мной не двинулись. Потом начали ездить машины по дороге, Саня вырвал руку и побежал ко мне. Они не стали догонять. Сердце тогда колотилось страшно. Сейчас я бы все вещи отдал сто процентов. Но тогда 100 долларов зарплаты казались мне огромными деньгами.

В Китае было безопасно. Все европейцы всегда удивлялись этому. Я ехал на велосипеде из Пекина 20 дней. Но там не то, что безопасно, а гостеприимно. Хочешь за 5 юаней купить яблоко и банан — жители деревень тебе их бесплатно отдают, хотя сами не очень-то богаты.

«Здесь я себя чувствую более комфортно» 

— В начале разговора ты сказал, что в России все быстро — нужно скорее завести и обеспечить семью, занять положение в обществе. Ты же — жил в Китае, США, теперь в Германии. Тебе скажут: «Чего ты какой-то хренью занимаешься, учишься в 27 лет». Тебя не смущает это?
— Нет. Меня это смутит, если моей семье будет нужна помощь, а я ничего не буду делать в 30 лет. Но меня не трогает, если люди, которые якобы знают, как жить, пытаются мне донести, что надо зарабатывать деньги. Я давно понял, что каждого человека разные вещи делают счастливым. У меня есть друзья, которые всего добились, я за них рад, если им это приносит счастье. А есть и те, кто всего добился, но не знают, как им жить дальше. Каждому свое.

Я рад, что выбрал свой путь. Занимаюсь тем, что мне нравится, общаюсь с интереснейшими людьми. Я за то, чтобы люди были деятельными. Но я не собираюсь ставить себе кучу целей, которых нужно достигнуть к 30 годам, а потом не знать, чем себя занять. У меня есть примерное видение жизни, но я не строю план на 10 лет вперед. Для меня важно заниматься тем, чем нравится, тогда и деньги обязательно придут.

— Где тебе лучше всего?
— Трудно сказать. Здесь не хуже, чем в НЙ. Мне нравится немецкая культура, философия, музыка. Нравится расположение — час до Голландии, час до Бельгии. В Германии у меня очень насыщенная жизнь, в университете много дел, проекты, которые связаны с городом. Поэтому здесь я себя чувствую более комфортно.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке