«…я боялась, что полицейские применят к нам силу»

16 января | 1896 0

«Ничего не будет! Можно и по туристическим  визам работать, большинство так и делает», – обещают русские агенты азиатских работодателей. Следом напоминают о высокой зарплате и проживании с перелетом за счет организации. Если человек продолжает сомневаться, убеждают: за их многолетнюю практику проблем из-за туристической визы ни у кого не случалось. 

(Имена изменены по просьбе героини)

А ведь такая поездка таит подводные камни, на один из которых напоролась и Анна. Ее путешествие вполне могло закончиться в полицейском участке Китая, если бы не помощь со стороны одного из госучреждений Благовещенска. И то откликнулось оно на призыв из-за родственницы, работавшей там. Ну, а еще, наверное, из-за страха о своей репутации, которая могла оказаться подмоченной, ведь предложение о поездке в Китай поступило с их стороны.

Свалить из Благовещенска в Китай я хотела давно. Там у меня жили и работали друзья. Подружка посещала танцевальную школу и за это получала 300 юаней. Не в месяц, за одно занятие. Понятное дело, что ее использовали как рекламный ход для привлечения китайцев, но она же извлекла из этого и свою пользу.  А приятель, благодаря своей общительности и хорошему знанию китайского, стал помощником хозяина ночного элитного клуба. По выходным – дефилировал в классических костюмах на показах. 

Моделинг, танцы, эскорт – эти варианты отпадали сразу. Мне хотелось чего-то более серьезного. Изучив множество сайтов и рассказы русских ребят, сделала вывод: мой уровень знания китайского языка слишком низок для хорошей работы, а об английском вообще молчу. 

«Требуются фитнес-инструкторы! Опыт работы не важен, всему научим. Перелет и проживание за счет работодателя. Оформляется трудовая виза! ЗП 100 тысяч в месяц!» – примерно так выглядело объявление в инстаграме у известной девушки Благовещенска, которая вернулась из Китая. В ходе разговора выяснилось, никакой трудовой визы не будет, они таковой называют туристическую. По ней якобы работать тоже можно. Я не решилась. Возможно, стало страшно бросать все и уезжать в малоизвестный китайский город одной. 

Моя родственница, работавшая в госучреждении Благовещенска, намекнула: ее отдел в поиске двух воспитанных и непьющих девушек для поездки в Китай на месяц. И дала понять, что готова за меня поручиться. Я согласилась. Меня  познакомили с китаянкой Наташей из госучреждения Хэйхэ и потенциальной попутчицей Дашей. Нам рассказали, что работать предстоит в общественной бане. Видели бы вы тогда мое лицо!

«Там без интима. Проститутки и пьющие работодателю не нужны. Это семейная баня. Вам нужно приветствовать клиентов и фотографироваться с ними, если захотят», – заверила меня Наташа. Спрашиваю про визы, их  обещают сделать, но туристические. Оплату (десять тысяч юаней) пообещали отдать на руки сразу после пересечения таможни. 

Поездку запланировали на конец месяца, но на следующий день нам сообщили, что выезд через 2 дня. В Хэйхэ мы приехали в 10 утра, чтобы успеть на самолет к четырем часам. Нас встретила Наташа. Оказалось, она еще и руководитель туристической фирмы, в офис которой нас и привезла. Чуть позже приехал потенциальный работодатель, и мы направились на обед в китайский ресторан. Мужчине на вид было около 45-ти лет, и имел он непривлекательную внешность. Представился как Ли. Русский язык не знал, но его предупредили, что я изучала китайский. В офис вернулись к трем часам и никаких сборов в аэропорт! «Что не так?» – задались мы вопросом спустя час, учитывая, что работодатель с нами попрощался и ушел. Кстати, обещанные деньги нам реально отдали на руки.

«Вечером поезд до Харбина, там Ли вас и встретит. Оттуда полетите на самолете в Шанхай», – услышали в ответ. Понятное дело, что китайцы просто решили сэкономить на проезде. Вечером того же дня нас посадили на поезд. 

Меня чуть не высадили из вагона: я долго не могла найти билет. От досады даже приготовилась плакать. Напряжение испытали все: Даша и две незнакомые азиатские соседки по купе. Билет, кстати, обнаружился в сумке среди мелочевки. Проводник ушел, я тяжело вздохнула, а сидевшая рядом китаянка меня обняла. Ее подружка взяла мой телефон и наклеила на заднюю крышку силиконовый кармашек, показывая, что с ним я больше не потеряю билет. Знаете, вроде мелочь, а на душе стало теплее.

Утром мы приехали в Харбин. Там и впрямь встречал Ли. Он добирался самолетом. А на нас, наверное, билетов не хватило! Обидно, но надо было радоваться, что ехал с нами не в одном купе. Поймали такси и помчались в аэропорт. 

На борту самолета от нас не отставали китайцы: других иностранцев на этом рейсе больше не было. Особенно докучали мужчины, сидевшие впереди нас. Через небольшую щель между креслами они, словно зверькам в зоопарке, настойчиво протягивали орешки. Работодатель никак не реагировал. Мы старались тоже не обращать внимание. Мужчины не успокаивались. Далее последовал телефон, на который мы должны были записать свои номера. И тут я уже не выдержала. Брякнула, что у нас вообще нет мобильников, вот совсем-совсем не любим их. Тогда в щель просунули книгу с ручкой и попросили оставить хотя бы автограф. И так на протяжении всего полета они дергали по мелочам! 

В Шанхай прилетели ночью, пересели в машину и отправились в город Наньтун. Там нас заселили в хостел. Утром за нами приехал Ли на очень старой машине. Первым делом он повез нас в торговый центр.

Захотел купить нам традиционные китайские платья, но в итоге заставил оплачивать покупку самостоятельно. Хотя с ТАКИМ важным видом заходил в отдел женской одежды!  «Куплю вам любое!» – твердил во время примерки. Мы веселились и позировали на камеру телефона Ли. Когда подошло время к покупке, китаец подвел нас к кассам и отошел в сторону. «Понравилось? Покупайте себе сами», – сказал он.  Мы опешили. Каждое платье стоило по 300 юаней. Да, повелись. С кем не бывает? Соврали продавцу, что вернемся за платьями позже. Ли обреченно вздохнул. По всей видимости, процент с нашей покупки должен был уйти в его карман. 

В этот же день он показал нам баню. Ее холл выглядел роскошнее, чем во многих гостиницах: огромная под золото люстра, мраморная плитка на полу, мягкие диванчики и ресепшен из камня. И реально в нее приходили семьями! Ничего такого, что могло бы смутить или вызвать неправильные мысли. 

Ужинали в ресторане, вот только Ли заранее не предупредил, что будут за столом и посторонние мужчины. Одного мы прозвали жабой за схожесть с оной лицом. Китайцы заказали пиво, а я попросила сок. Они рассмеялись и сказали пить с ними. Неоднократно пододвигали стаканы, тыкали нам фильтром сигарет в губы. Видимо, думали это как-то изменит ситуацию. И тут жаба положил мне ладонь на колено, и я вспылила, заявив, что мы не пьем и не курим. «Может, хотите в караоке?» – спросил тогда Ли, и я мотнула головой. Так получилось, петь не умею, да и не нравилась мне идея оказаться в полумраке караоке-бара с пьяными мужиками. Очередной отказ вызвал бурное недовольство. Его они высказали Ли. Говорили, что им с нами скучно и лучше бы привез для них других девочек. И тут я поняла: мы с Дашей не первые за этим столом, нашему работодателю платят за ужин с русскими девушками.

Я не знаю, кого в тот вечер мы сбили на машине и хочу верить, что это был не ребенок. Да, когда вышли из ресторана, Ли сел пьяный за руль. Надо было потребовать вызвать такси, но мозг в тот момент не сработал. Я разговаривала с Дашей, сидя на заднем сиденье.  Помню, как написала своей родственнице в ватсапе, что Ли пьян и везет нас в гостиницу, а потом последовал удар… Он был несильный, но ощутимый. Об бампер или капот. Момент удара я не видела. Задерживаться на месте аварии наш работодатель не стал, мы быстро уехали. Надеюсь, он сбил собаку, а не ребенка. Об этом постарались с Дашей не говорить, а забыть сразу, как только вернулись в номер. 

«Хотите увидеть море?» – Такое сообщение прислал мне Ли утром следующего дня. Я знала, что оно есть, но в нескольких часах езды от города. Конечно же, мы согласились. В дороге представляли, какие красивые фотографии сделаем, но реальность не совпала с ожиданиями. Вместо моря нас встретили растянувшаяся на сотни километров грязь, много ветряных гигантских мельниц и рабочие в болотниках и теплых вязаных кофтах. И тут я вспомнила «покупку» платьев. Чертов юморист!

Пока выясняли, что делать, Ли остановил трактор, направлявшийся в то самое грязевое «море». Он хотел, чтобы мы залезли в прицеп. Но я же в белом платье! Ли меня отказывался слушать, в общем, пришлось лезть. В центре грязевого месива трактор остановился, и работник попросил освободить прицеп. «А ничего что у меня белые кеды?»  – возмущаюсь. Ли показательно сбрасывает с себя ботинки и просит следовать его примеру. Я-то готова, но капроновые колготки тоже, что ли сбрасывать? Полезла короче в грязь в них. 

Это была ферма, где выращивают ракушки, поэтому никакого моря тогда не увидели. Но было весело. Видели бы вы рожи тепло одетых китайцев! Не ожидали они, что дамы в платьях начнут с удовольствием ковыряться в грязи и визжать от восторга, когда в руки попадается ракушка. Собрав небольшой пакет, мы на тракторе вернулись обратно к машине. В завершении необычной прогулки, Ли достал из багажника огромного воздушного змея. Мы с Дашей даже поругались друг с другом: каждой хотелось попробовать им управлять.  

Русские парни не хотят удивлять девушек, а зря, им стоило бы поучиться. Те приятные эмоции, которые испытала в тот день, помню до сих пор. Тогда же Ли рассказал мне: мечтает о русской жене и сюрпризы готов устраивать для нее часто. А еще, что я ему очень нравлюсь. К сожалению, не смогла ответить взаимностью. Все же хочу русского мужа. 

Обедали в маленькой рыбацкой деревне, Ли заказал все блюда, которые были в меню. Большинство из них я бы никогда в жизни сама не стала пробовать. «А надо, живем один раз», – сказала Даша на мое «фу» и зубами вытянула из ракушки скользкого «червячка». Мерзко, но я присоединилась к ней. До сих пор жалею, что не снимали на видео, вышел бы неплохой блог. 

За нами пристально наблюдала детвора. Даша не выдержала и показала на телефон, предлагая сделать совместное фото. Моментально мелкие китайчата оказались рядом. Они жаждали не только запечатлеть нас на память, но и пощупать. А одна девочка даже разревелась! Сделала фото с нами, разослала своим друзьям и принялась звонить родителям. Плакала и рассказывала, что очень счастлива увидеть русских. Такой реакции мы совершенно не ожидали. Оказалось, в эту рыбацкую деревню нога иностранца никогда не ступала. Это реально был очень насыщенный день. Следующий оказался таким же, но с противоположными эмоциями. 

В бане все оказалось прилично: мы выдавали клиентам резиновые тапки. И это только на третий день пребывания в Наньтуне. Было неприятно, но я шутила, что за такие деньги можно, ведь в России даже уборщицам столько не платят. Правда, один из друзей Ли решил, что мы должны отрабатывать зарплату и другим способом. Днем он ввалился пьяный в здание и попросил с ним сфотографироваться. Ли, сидевший на диванчике, показал жестом, чтобы я подошла, и достал телефон. Мужчина крепко меня обнял и ладонью сжал грудь! Так громко и четко я никогда в своей жизни еще не материлась. Попыталась его оттолкнуть, а он продолжал лапать и настаивать, чтобы пошла с ним. Дословно – пойдем пообедаем, а потом развлечемся. Ли даже не шелохнулся! Ему было плевать. Оттягивали меня от пьяницы работницы-китаянки, с которыми успела подружиться. К вечеру поток клиентов закончился. Я достала тетрадку и начала прописывать новые иероглифы, а Даша на листке просчитывать свои финансовые траты.  

Внезапно появились два офицера полиции, мое сердце «упало вниз», они направлялись к нам. «Что вы здесь делаете?» – Задает вопрос один из них. Властно и очень громко. Испуганно говорю, что просто сидим. Он уточняет цель нашего визита в Наньтун. Ответ про отдых его не впечатлил. Потребовал паспорта. Теперь его не устроили еще и визы. Офицер заорал, что мы работаем незаконно, поэтому должны проехать с ним в участок. Пытаюсь объяснить, что это ошибка. Тем более, за фактом работы он нас не видел. А его напарник сказал, что им поступила на нас жалоба. Беру телефон и пишу в ватсапе своей родственнице, чтобы она срочно мне позвонила.  Сама я не могла, так как на симкарте не было денег для звонка в другую страну. Параллельно прошу Дашу писать всем ее родственникам и друзьям. Они должны знать, где мы и что происходит. В тот момент я была уверена, если нас повяжут, то пропадем для своих навсегда.

Другой офицер проверял наши тетради. К моей у него претензий не было, а расчеты Даши его смутили. Он завопил: «Что это?! Что это за цифры!». Наверное, принял за коды ядерных боеголовок. И это я сейчас смеюсь, а тогда было не до смеха, очень страшно! Наш работодатель, кстати, стоял  рядом и молчал. «Выходим, живо!» – орут снова. Подъехала еще одна машина, и из нее вышли четыре офицера. Пытаюсь скосить под дурочку и набираю в переводчике на телефоне «Мы русские, я вас не понимаю. Нам нужен консул». Полицейские переглянулись и отошли в сторону. В этот момент я звоню в посольство в Шанхае. Заметив, что собираюсь сделать звонок, потребовали отдать телефон. Отказалась. 

На мой призыв о помощи в посольстве даже палец о палец не ударили, ведь я отвлекла их от важного занятия – сна! Мужской голос неохотно спросил о нашем местоположении, ситуации, фамилии, а после сообщил, что перезвонит сам. И все. Бросил трубку. В этот момент Даша уже разговаривала с моей родственницей. Я «перехватила» телефон и рассказала ей о происходящем. Она просит дать поговорить с офицером. Передаю мобильник ему в руки и он начинает орать уже на нее. В холле и на улице собралась толпа зевак. Некоторые снимали происходящее на телефон. И тут следует приказ вытаскивать силой нас на улицу. Офицер протягивает мне телефон и хватает за руку. Я как ненормальная начинаю на китайском орать, что позвонила в посольство. И знаете, что самое интересное? Офицеры остановились! Прошу родственницу перезвонить мне снова. 

«Не понимаю, что они от вас хотят. Вроде как просто проверить документы. Обещают не держать больше часа и не отбирать телефоны. Я ему говорю, где гарантия, что вы их отпустите через час, а он начинает в ответ задавать вопрос о моем местоположении. В общем, держитесь, буду пытаться дозвониться до начальницы», – сказала она и бросила трубку.  

Спустя полтора часа вновь позвонила в посольство, и знакомый уже голос раздраженно сказал: «Не отвлекайте меня от работы, перезвоню!». Убираю телефон и вижу перед собой трех человек: две девушки и мужчина. Та, что помладше – переводчик, а пара в возрасте – работники какой-то федеральной службы безопасности. Переводчица заговорила… но на английском! Даю понять, что мы русские и нам нужен русскоговорящий, а они объясняют, что другого нет. Наш работодатель продолжал стоять в сторонке. Понимая, что с нами каши не сваришь, работница службы безопасности протягивает мне телефон. И я слышу голос китайца, который отлично говорит по-русски. Он попросил проехать в участок для проверки документов. Ответила, что только при условии, если он будет рядом. Пообещал быть всегда на связи по телефону. Я не согласилась. Нет гарантии, что у нас его не отберут, учитывая, что полицейские даже не собирались связываться с нашим посольством и предоставлять нам консула! Он бросает трубку.

Прессинг продолжался больше трех часов. И закончился благодаря моей родственнице. Она поставила на уши своих работодателей в госучреждении, они, в свою очередь, вышли на госучреждение Хэйхэ, которое обратилось в правительство Наньтуня. Правоохранителям дали «отбой» и офицеры ушли, пообещав вернуться на следующий день. Но мы их, к счастью, больше не видели. С посольства, кстати, по сей день «перезванивают». 

На следующий день Ли потребовал отдать ему 3000 юаней, чтобы он купил нам билет на самолет, и мы убрались из Наньтуня. Якобы из-за нас он понес убытки и потерял клиентскую базу, поэтому оплачивать обратный перелет не собирается, как и содержать нас месяц. Наверное, это и к лучшему. Слишком странно началась наша «работа». 

Жалею ли я об этой поездке? Скорее нет, чем да. Это был хороший и поучительный урок. Работать в Китай меня больше не тянет, как и связываться с русскими агентами китайских работодателей. Нам еще повезло, что у родственницы были свои связи с госучреждением города, сомневаюсь, что та дамочка из инстаграма стала бы пытаться нас вытащить. Скорее всего, она просто стояла бы в стороне, как и наш китайский работодатель. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке