Я достиг максимума

22 декабря, 2014 | 3625 12

Днем он тренер, а вечером сторож на стройке. А еще Сергей Лир двукратный чемпион мира по жиму лежа. Недавно 23-летний парень вернулся из Майами, где поднял 247,5 килограммов, и рассказал MOJO о своих достижениях, отсутствии друзей и стереотипах, возникающих у людей, когда они видят «качка».

«ВСЕ ПОЕЗДКИ Я ОПЛАЧИВАЮ САМ»

— Жим штанги — это ведь так скучно. Опустил, поднял — и вот ты чемпион. Для чего тебе это?
— Когда-то приходил в зал как все — бицепсы чтоб появились,  жирок скинуть. Потом мне это все дело надоело, и мне подсказали, что есть такой вид спорта — пауэрлифтинг, а жим лежа — это одна из его разновидностей. Я попробовал — начали расти силовые показатели. Меня научили, технику объяснили. Начал на наших соревнованиях выступать. Стало получаться — третье, второе, первое место, кандидата «сделал», мастера. А когда оно получается не так, как у всех, когда ты выше других и знаешь, как еще подняться — то это цепляет, хочется добиваться большего. Нынешнего максимума я достиг — мир выиграл.

— Почему парень из Благовещенска берет два мировых первенства, а у нас в городе всем плевать?
— Этот вопрос я всегда задаю и себе, и всем окружающим, но ответа нет. Пока спорт не олимпийский — в нашем городе  никто ничего тебе не даст и не поможет. Только если ты сам попросишь спонсорскую помощь у человека. Но для меня это не то, что унижение… Я не хочу этим заниматься. Раньше было. Смысл просить у дяди на коленях деньги на поездку. Ему моя победа ничего не даст. У нас все преследуют свои цели и интересы. А я что могу дать ему? Выиграл? Выиграл. Потратил деньги на поездку. Потратил. Все свои поездки я всегда оплачивал собственными силами. Никакой помощи от города и области не было. Только ДальГАУ помогал однажды.
 

Все кого я знаю по пауэрлифтингу — ездят сами, их мало. Остальные лучше машину купят, чем медаль получат. Кто-то не хочет, у кого-то нет возможности, кто то не видит в этом того смысла, что вижу я. Мне здорово. Сколько это стоит — не важно, хоть у меня и ничего в кармане сейчас нет. Может, я просто молодой еще, есть какие-то амбиции.

— Откуда тогда ты берешь деньги? В США ездить очень накладно.
— Я работаю тренером в спортзале. Есть у человека неделя с выходными и праздниками. У меня их нет. Понедельник — выходной по расписанию — я с 8 до 22 на работе. В субботу и воскресенье иногда отдыхаю, но редко. Постоянно сижу в зале. Народ то ходит, то не ходит. В один месяц получается отложить денег, в другой — нет. А крупные соревнования я привязываю к отпуску. Обычно езжу с девушкой. Где-то мои родители помогут, где-то ее. Бабушки-дедушки — всей толпой собираем. Я  ведь не сам эти деньги заработал и отложил. Все близкие знают, куда и зачем это нужно.

 

Все, что касается подготовки, питания, виз и билетов в ту же Америку, проживания — это я сам. Но мы же едем в отпуск, а не только на соревнования, чтоб не просто поучаствовать и быстренько домой. Смысл? И весь год мы потихоньку к этой поездке готовимся. Там все очень дорого, но оно того стоит. Мои вложения — около 200 тысяч. А остальное — с той стороны «двадцатка», там —  «тридцатка». Полмиллиона ушло за 19 дней. Гостиницу снять дорого, машину — дорого. Другая страна, другие цены, другая жизнь. Говорят, что «Серега кучу денег собрал», а я там жил ближе к бедному уровню. Не шиковал, в казино не играл. У нас была нормальная еда, на экскурсиях побывали — в Голливуде, например. 

— А как твоя девушка относится? Есть мнение, что парень должен все сам оплачивать. А тут получается и она, и ее семья помогают тебе.
— Это самое важное. У нас полное взаимопонимание и обоюдная поддержка. Я хожу в зал — меня все поддерживают. Получил травму — все грустят. Что-то случилось — все помогут. Когда мы готовимся к отпуску — все знают, что это грандиозная поездка, как для меня и моего спортивного опыта, так и для нашего окружения. Мы не по России катаемся, а в США едем. Наши родители хотят нам это дать.

«Я РАБОТАЛ НА СТРОЙКЕ СТОРОЖЕМ»

— Теперь расскажи, что за турнир ты выиграл в Майами.
—  В ноябре там проходил чемпионат мира по пауэрлифтингу и жиму штанги лежа. Я выступал как раз в жиме. Поднял 247,5 кг без экипировки. Это новый мировой рекорд среди юниоров (категория до 23 лет — прим. ред.). Я выиграл и свою категорию «юниоров», и открытую возрастную группу среди мужчин.

— Опиши атмосферу на американском турнире и здесь.
— Разница в чем? В России я проснулся, скушал банан и картошки, и пошел на соревнования. Все меня знают, уважают. Мандража нет. Пришел, поднял и для всех это обыденность — «Серый пришел, выиграл, что такого?». Там перелет до Москвы, потом до США. Десятки часов + разница во времени. Народ собирается со всех стран, все на разных языках говорят. Даже размяться без знания английского тяжеловато. Когда летишь далеко — надо смотреть, кто летит в сборной. Кого ты знаешь-не знаешь. Если тебе некому будет штангу снять, ты уже не выступишь нормально. Я нашел знакомого с Магадана, он мне и помогал. Когда выступаешь — все настолько зрелищно! Почти тысяча атлетов, элита. Там ты не поднимаешь килограммы и идешь домой спать. Ты чувствуешь драйв, что ты выигрываешь МИР, а не город Благовещенск. Все поздравляют, руки жмут. Там атмосфера настолько живая. А соревнования идут не один день, как тут, а неделю. И эту неделю все на одной волне.
 

— Год назад на чемпионате Дальнего Востока ты поднял 240 кг. Тогда тоже состоялся рекорд — правда, российский.
— Да, статус соревнований не позволил его признать мировым. Но рекордом России признали (улыбается).

— За год добавил 7,5 кг. За счет чего получается увеличивать цифры?
— 240-250 — это предельные веса. Почему у нас никто не жмет 300? Все упирается в травмы. У меня их было очень много. За месяц до поездки в США я жал 250-260. Получил травму — снова 200. Думал хоть до 240 добраться в итоге, а получилось больше. Сейчас отдыхаю. Сегодня я 247 уже никак не подниму, поскольку в момент соревнований я вышел на пик. Шла подготовка — режим, питание. Сейчас я лишь слегка поддерживаю форму — мышцы и нервы отдыхают. Чтобы опять к этим цифрам вернуться нужно полгода, чтобы поднять больше — еще полгода. У меня так.

— А режим какой?
— В идеале — шесть приемов пищи. Считаешь жиры, белки, углеводы, чтобы и выглядеть хорошо, и жать много. В период подготовки я все время работал ночью на стройке — сторожем. Денег ведь не хватает, выкручивался, как мог. Зал и стройка — из-за этого режима никакого. Если успел, то поел. Где-то протеина выпил, где-то аминокислотами закинулся. Конечно, если соблюдать идеальный режим — можно добиться высочайших достижений.

— Сколько ты тратишь в месяц на спортивное питание?
— Для начала я хочу сказать, что ничего страшного в нем нет. Многие этого питания боятся — «умрешь», «детей не будет», и прочие мифы я встречаю часто. Сходил в спортивный магазин — купил себе баночку протеина, в которой содержится нормальная доза белка. Она нужна не спортсмену даже, а обычному человеку. А если ты спортсмен, то тратишь огромное количество энергии. Откуда ее брать? А правильно готовить себе полезную еду на шесть приемов у человека просто нет времени. Выход — спортивное питание, но оно дорогое. В период подготовки к соревнованиям в месяц я на него трачу от 20 тысяч рублей и выше. Когда отдыхаю, то по три-пять-десять тысяч.

— А призовых хватает, чтобы купить питание?
— Призовые есть, но они даются за абсолютное первенство — по этому показателю в США я стал вторым. То есть никем. Я проиграл парню с Риги двадцать или тридцать тысячных.

Я Европу выигрывал, Азию. Где-то давали призы, где-то не давали. Где-то банку креатина получал. Этот спорт поддерживают люди такие же, как и я. Я нашел  деньги на проведение соревнований, а ты выступил у меня. Я захотел тебе дать миллион — дал. Нет денег — дал медаль, чтобы ты всем показал, что выступил. Никаких миллиардов нет. Я выиграл мир, мне дали медаль, я уехал домой. Все.

«У МЕНЯ НЕТ ДРУЗЕЙ»

— Ты пошел в зал в 17 лет, можно сказать, что изменил стиль жизни. Сейчас ты — чемпион, общаешься на равных с взрослыми мужиками, хотя сам очень молод. Я знаю, что ты сильно поменял свое окружение.
— Конечно. Каждый человек выбирает свой круг интересов, и его окружают люди из этого круга. Ты можешь пить пиво с друзьями вечером, тебе нормально, ты отдыхаешь. Есть парни, у которых ничего нет и, скорее всего, не будет и им это нравится. Я это не принимаю в данный момент своей жизни. У меня есть спортзал. Люди ходят отовсюду. Но, в основном, все преследуют одну цель — быть здоровым и красивым. Я заранее попал в эту сферу и успел в ней развиться. В зале я себя чувствую отлично. Приходит ко мне парень моего возраста. Может, он богатый и умный. Но здесь, рядом со мной, он — никто. Подойдет ко мне — и я могу ему все показать и рассказать. Мне это нравится.

— Но я спросил, куда делись твои прошлые друзья…
— Старые друзья и знакомые...  На них времени нет. Я буквально живу в спортзале. Свободное время я лучше потрачу на свою девушку. Это естественно, что от меня начинают отдаляться люди. У них своя жизнь. Перестали общаться — ладно. Меня это не трогает. Я только вперед иду. Кто ушел — может, я ему плохое сделал, может, кто-то считает, что я зазнался. Но я не кичусь званием, я обычный человек, который не зазнается. Я ни на кого не в обиде. Моя жизнь продолжается.
 

— И в ней нет незаменимых людей?
— Друзей на всю жизнь у меня не было никогда. Мимо меня все это прошло, во взрослую жизнь я вошел сам по себе.

— Но благодаря спорту приобрел каких-то друзей?
— У меня нет друзей. Есть хорошие знакомые. Могу куда-нибудь сходить изредка. Но есть огромный плюс — появились связи. Я приобрел множество полезных знакомых, которые помогут мне в любой трудной ситуации, если я сам не могу ее решить. Отношения чисто деловые. Взамен они придут в зал — а я им помогу здесь. 

— Часто сталкивался с мифами, что качки тупые, что у них маленький член и прочее?
— О, конечно. Так говорят только люди, которые ничего об этом  не знают, а просто в интернете насмотрелись картинок и видео. Был случай, когда мне даже врач сказал, что протеин — это вредно, а я в сорок лет умру. Я ему показал состав протеина, и  он извинялся, что был неправ. И это врач! О дяде с улицы, который скажет, что качки тупые, ничего не знают и не умеют, а в сорок лет обвиснут, когда бросят занятия, я вообще молчу. Как можно обвиснуть? Миллионы человек тренируются по миру, но я ни разу не видел фотки обвисшего качка. Хоть ему 70, хоть 90. 

Конечно, есть один экземпляр на тысячу, который прям «я качок, мне в жизни ничего не надо. Я хочу качать банки, жрать протеин и спать». Но это его дело. Зачем трогать этих людей? А стереотипы у людей возникают из-за зависти, наверное. Ты маленький, а перед тобой идет весь такой большой парень. Ты можешь ему в спину сказать: «Ты таблеток сожрал, вот и здоровый. И тупой». Странно. Я точно знаю, что у всех здоровяков жизнь бьет ключом. 

— Ты говорил, что твоим достижениям завидуют.
— Почти три года назад, когда хотел поехать в Лас-Вегас на Чемпионат мира, у меня ничего не было. Я был простым студентом. Подрабатывал то тут, то там. Попросил у ректора ДальГАУ мне помочь — ВУЗ мне оплатил билеты. А когда выиграл и вернулся, стали говорить, что я лох, укравший деньги или за мамин счет съездивший. Больше прибеднялся. И вообще, там выигрывать нечего — любой бы столько поднял. Меня сначала это цепляло, обижало. Грустно от того, что тебя говном поливают. Прошло время, у нас начал развиваться пауэрлифтинг, стали проводиться соревнования. И когда все поняли, что в пауэрлифтинге не один Серега может ездить, тогда мне перестали что-то говорить. Все сами видят, каково это. Кто говорил про меня плохо — они сами выступают, пытаются что-то выиграть. Они видят, что их тоже поддерживают, а они сейчас жмут мне руку и поддерживают меня.

«ДЕВУШКИ ДОЛЖНЫ СЛЕДИТЬ ЗА ВНЕШНИМ ВИДОМ»

— Как на тебя реагирует женский пол? Дамам нравятся парни твоей комплекции.
— Природу не обманешь, женщинами нравится. Что бы ни говорили — качки надутые, некрасивые и помыться не могут. Так говорят либо 13-летние, либо те, у кого что-то не в порядке с головой. В зале все знают, что у меня есть девушка, на меня никто не смотрит. Только новенькие — мол, пацан здоровый красивый. Знакомимся с ними, я сразу все объясняю. Те, кого я тренирую, относятся только как к тренеру. Никаких намеков не было. Если будут — я все сразу пресеку. Интересуются, конечно. Но никто в наглую не лезет. Если летом по пляжу иду, то все смотрят. Одни люди говорят, что урод перекаченый, другие: «о нифига, мачо». Всем не угодишь.

 

— А соблазна не было? Вдруг приставала очень красивая девушка?
— Неее, ни разу не было (смеется). 

— А как тебе девушки, которые тягают штангу наравне с мужчинами?
— Сейчас это считается нормальным. Девчонки и женщины прут, рекорды ставят. И больше, чем мужики поднимают. Я считаю так — ты ходишь в зал, у тебя есть внешность. Ты должна быть красивой, спортивной, подтянутой. Чтобы ничего нигде не висело. Сколько ты будешь поднимать — это уходит на второй план. Если можешь что-то поднять без травм, без напряжения — выйди и покажи на соревнованиях. Ты и красавица, и тягать можешь. Когда девчонки  весом под 90 поднимают 200 — я этого не понимаю. Как спортсмен — молодец, занимайся. Но за внешним видом надо следить обязательно.

«ДО УРОВНЯ США НАМ ДАЛЕКО»

— Ты много, где побывал, есть с чем сравнивать. Скажи, чего нашим «тренажеркам» не хватает?
— По всем городским залам могу обобщить, где я был — руководству не хватает денег. Или они жадные. Конкретно в моем зале (Сергей работает в зале Real Gym — прим. ред.) с этим все отлично. Всегда купят необходимое. Нужны были гантели — получите. Нужно покрытие? Пожалуйста. Вытяжка? В течение месяца ее сделали. Зал кроссфита подняли. Узнали про него и решили попробовать. Составили список — завезли необходимое оборудование. Отношение здесь замечательное, руководство тебя слушает — это важно. Если что надо дальше — будем развиваться.

В Благовещенске есть несколько категорий залов. В некоторых нет ни душа, ни туалета, а есть одна штанга и пара гантелей. В других ассортимент больше, но что-то ломается, а после — не чинится месяцами. Представим абстрактный новый и дорогой зал — там уже все тему «прохавали», посмотрели, как у остальных. У них четыре тысячи квадратов, в 50 раз больше тренажеров, чем у других, может, сауна. Сервис имеет значение. Но наш народ все равно выбирает середнячок.

Американский зал — оборудования куча, все новое. Я даже тренажеров таких не знал, когда увидел. Но попробовал и понял — удобно. Если бы такое было тут, было бы круто. Но у нас их в России даже нет. Не дошел прогресс. Сервис в Америке — идеальный. Ни стаканичка не валяется, на зеркалах — ни пылинки. Инструкторы объяснят все, что надо. «Тренажерка» есть и в зале, и на улице — вдруг хочешь заниматься на свежем  воздухе. Тут же у тебя и бассейн, и столовая, где ты можешь поесть так, как нужно — на диете ли ты, или на наборе массы. Продукты — свежие, без жира. И это — в одном комплексе, это стоит дешево. Даешь десять долларов и у тебя есть все, что ты хочешь. Нам до такого уровня далековато.
 

— Как новичку определить тренера-халтурщика?
— В нашем городе многие тренеры — без специального образования. Все на своем опыте — кто что умеет. Можно потренировать тебя годик и устроить тренером. Никто не запрещает этого делать. Пока нет ни законов, ни требований определенных — так оно и будет. Если собрать всех тренеров города, то найдется 10 хороших специалистов по бодибилдингу, 5-7 по пауэрлифтингу. Их все знают. Они перелопатили кучу информации, травм получили множество. А есть набор студентов, которые год-два позанимались, почитали и идут работать в зал. Они знают, как гантели поднимать, а тебе этого хватает, чтобы надеяться на них. Но у таких людей опыта нет. Ты достигнешь их уровня и все. Развития не будет. Я советую посмотреть на заслуги. Если он тренирует, допустим, троих чемпионов — это показатель. Пусть он сам штангу не поднимал, но он знает, как это в теории. Надо смотреть на телосложение тренера, манеру общения,  есть ли у него клиенты. Тогда можно попробовать разобраться, к кому пойти. Но это наблюдать надо. Ты же не скажешь: «Я сам выберу себе тренера». Ты скромно пойдешь к тому, к кому скажут. Вообще, с первого раза и не определишь.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке