«Я не хотела выигрывать»

Автор: Ирина Быкова , Фотограф: Евгений Лысюк
30 апреля, 2015 | 6901 26

20-летняя благовещенка Мария Тугускина 18 апреля в Москве представляла Амурскую область в финале ежегодного конкурса красоты «Мисс Россия 2015» и прошла в десятку лучших. За 2 месяца подготовки девушка научилась ходить по подиуму, позировать, смотреть в камеру, общаться со столичным бомондом, узнала, каково это — скучать по семье и дому, а еще отказалась от мыслей стать судьей. MOJO взял у красавицы первое интервью после ее возвращения из столицы.

— Ну что, там все куплено, или победа достается через постель?
— Ничего из вышеперечисленного. Не видела и не слышала ни о каких случаях, когда девочкам, включая меня, что-нибудь «не то» предлагали. Атмосфера была такой доброжелательной, что я даже мыслей не допускала, что кто-то может воспользоваться нечестными путями и связями. Хотя, все возможно. Кто ищет, тот находит. 

— Сама решила попробовать свои силы или кто-то надоумил?
— Я не отважная. Ни в каких конкурсах никогда не участвовала — ни на местном уровне, ни у себя в деревне (Мария родом из села Тыгда Магдагачинского района — прим. автора). Как-то раз я почти решилась подать анкету на «Мисс Amur.net», но передумала. 

Однажды, листая «Инстаграм», я попала на страницу к Татьяне Котовой (участница группы «ВИА Гра» и «Мисс Россия 2006» — прим. авт.), которая оповестила, что проходит отбор девушек для конкурса красоты. Сначала подумала, что ерунда, но потом все-таки написала организаторам. Волновалась, конечно, но думала, что если не пройду — так и должно быть. Через семь дней мне ответили, что нужно выслать свои фотографии без макияжа, в профиль, анфас, в полный рост. Затем последовало заветное «приезжай на кастинг». Абсолютно все оплатили: билеты, проживание в гостинице, питание, транспорт.

— Я так понимаю, девочки не профессиональными моделями в Москву приехали. Какие были к вам требования на кастинге?
— Оценивали внешность, фигуру, лицо, походку, умение общаться. Кстати, нам не сразу сообщили результаты кастинга — сначала мы отправились по домам. Ожидание и чувство неопределенности были дико сильными. Я постоянно думала о том, прошла ли, понравилась ли. Через два дня сообщили, что меня берут в этот конкурс. Я очень обрадовалась. Начала быстро собираться, впопыхах сложила какие-то вещи и была готова ехать. Встречу наметили в салоне красоты, где нас всех еще раз осмотрели и приняли решения, кому и что поправить во внешнем виде. Одним, например, нужно было подстричься, другим — покраситься. Затем мы загрузились в автобусы и поехали туда, где должны были жить.

— Расскажи о жизни с другими девочками. Жили или выживали? Какие были условия?
— Жили мы в пятиэтажном доме под Тверью, в красивом месте на берегу Волги, вокруг была невероятная природа, я не уставала любоваться всем вокруг. До сих пор вспоминаю и улыбаюсь. Я делила комнату с девочкой из Хабаровска, с ней нашли общий язык. Не сказать, что мы выживали — не было ни конфликтов, ни ссор. Как остальные в душе относились друг к другу я не знаю, но за себя могу ответить, что ни к одной девочке я не испытывала негатива, все было на нейтральной волне. Я старалась из пребывания там черпать позитив и проживать каждый день по-полной. Скандалы и интриги на почве соперничества были совсем ни к чему. 

— Как готовились?
— Каждый день мы занимались с преподавателями, которые нас обучали всему для того, чтобы в заветный день мы не ударили в грязь лицом. У нас было два занятия в день по дефиле. Мы ходили на каблуках по два часа, а ближе к финалу — целых три. Осанка, походка, позирование, взгляд на камеру, общение для интервью, разговор с ведущим — про все это каждый день и час узнавали. 

Все это пригодилось. Сейчас на каблуках легко могу ходить, а осанку привыкла даже сидя на диване держать (улыбается). Сложностей ни в чем не было, потому что все на доброжелательной ноте проходило. Единственное, я сильно скучала по дому, семье и любимому человеку. Нам, к слову, на протяжении всего проекта не разрешалось ни с кем видеться, так что это очень много грусти добавляло в нашу насыщенную жизнь. 

— А сейчас жизнь изменилась? Узнают на улице?
— Я в городе всего один день, пока еще не было ситуаций, когда ко мне подходили и просили автограф или фото, но думаю, что такого не будет. А если и будет, то приветливо ко всем отнесусь. 

Моя жизнь сильно поменялась. Планы, идеи, принципы — все теперь совсем иначе. Если раньше я хотела стать судьей, то сегодня мое мнение на этот счет иное. Сейчас хочу посвятить себя дому и семье, свое предназначение вижу только в этом. 

— Давай вернемся к «Мисс Россия». Как можно было понравиться жюри? Этому вас научили педагоги?
— Скорее нет, чем да. Они всегда пытались донести до нас, что им нужна наша простота и открытость, искренние эмоции, неподдельная улыбка и горящие глаза. В какой-то момент я поняла, что от этого процесса нужно получать кайф. Никакой наигранности, надутых губ и прочего ненастоящего. Жюри и все остальные чувствуют твои эмоции. Тебе не надо ничего говорить, глаза передадут все сами. Так и вышло. Я ходила по сцене и светилась от счастья, а остальные заряжались моим позитивом.

— Что больше всего запомнилось?
— Когда мы готовились к «Мисс Россия», нам предложили принять участие в этом показе Mercedes Benz Fashion Week Russia. Для меня это был шоком, потому что на подобных мероприятиях мне никогда не доводилось быть, а на подиуме ходить — тем более. Вокруг было много звезд — Рогов, Зверев, и прочие, которых видела только по телевизору. А еще они нас оценивали… Волнение было колоссальным. Перед выходом на сцену напевала себе песни, чтобы хоть как-то успокоиться. Ощущения от происходящего были неземными, будто в небе парила.

— О легкости. Модели — стройные создания, а порой даже чересчур. И все же, говорили кому-нибудь, что нужно сбросить вес?
— Конечно! Девушки-то были красивые, а идеальные фигуры были не у всех. Кому-то, наоборот, рекомендовали вес набрать. Какими бы ни были рекомендации — насильно никого не морили голодом, но и не закармливали. Питание было сбалансированным. На завтрак даже давали темный шоколад, йогурт, на обед было первое-второе, ужинали тоже хорошо. Под конец я даже 3 килограмма набрала — аппетит проснулся такой, что съедала свои порции полностью (смеется).

— Аппетит соревновательный такой же был? Если да, то почему на финале он не разыгрался? Мы все этого ждали.
— Не хочу, чтобы мои слова звучали, как оправдание, но не выиграла я потому, что не хотела, правда. Не было желания занять первое место и выйти из зала с короной. Вы спросите: «Зачем тогда ехала?» Как говорится, не узнаешь — не поймешь. Когда ехала, было другое настроение. Прошло время, и поняла, что единственное, чего я хотела тогда, так это оказаться дома. Очень люблю Благовещенск, никогда бы его не променяла на шумную Москву — бешеный ритм совсем не для меня. Если бы выиграла, то пришлось бы туда на год переехать — таковы условия для победительницы. Я должна была бы очень много работать. Жилье, личный водитель, салонные услуги — все это предоставлялось бы бесплатно, но оно мне даже на таких условиях не нужно. Только кажется, что это круто, а жизнь «Мисс» — сказка.

— Но шансы у тебя были? Кому бы ты отдала корону, если не себе?
— Шансов у меня было много. Если бы была определенная установка на победу, думаю, что все бы получилось. Но ее не было, поэтому все закончилось так, хотя у меня многое получалось, педагоги хвалили. Я ни о чем не жалею. Жалела бы, если б заняла чье-то место, ведь по многим девочкам было видно, что это их шанс пробиться в жизнь, о которой они мечтали, а я ни капли. До конкурса — возможно, во время него уже поняла, что без милого жизнь не мила. Да-да, не только Благовещенск пленил мое сердце. Вот, наверное, и основная причина моего «поражения». 

Касаемо короны, то отдала бы я ее как раз той девочке, которая и заняла первое место. Она реально хотела этого. С самого начала София (имя победительницы — прим. авт.) выделилась, как лидер, и эта энергетика, которая от нее исходила, поражала всех вокруг. Надо сказать, никто особо не удивился, что она стала «Мисс», это была честная победа.

— А те, кому она не досталась, рвали на себе волосы?
— Можно и так сказать. Да, были девочки, которые рассчитывали на победу, а когда она их миновала, то полились слезы, начались истерики. Но это все было очевидным проявлением чересчур сильной заботы и любви родителей, которые внушили своим девочкам, что они самые красивые и умные. Не хочу сказать, что это было не так, но нужно оценивать себя адекватно, помня, что у каждого человека свой вкус и мнение. Моя мама, например, никогда не нахваливала мою внешность. До пятнадцати лет я была не такая, как сейчас. Да, симпатичная, но не писаная красавица, похожая на прекрасную принцессу. Вот поэтому я и не расстроилась.
 

— Обществу нужны конкурсы красоты? Ведь они способны развивать комплекс неполноценности и заставлять девушек голодать и колоть губы со скулами.
— Такие конкурсы — очень хороший стимул для каждой девушки. Нет предела совершенству, и я уверена, что любой есть к чему стремиться. Если говорить не о глобальных вещах, а о совершенствовании тела и хирургических вмешательствах, то замечу, что очень много девочек, которые совсем не следят за собой, хотя в нашем мире это доступно, как никогда раньше. 

Самое главное в таких мерпориятиях — возможность открыться с новой стороны, узнать многое о себе и своем теле, стать уверенной и независимой, найти дело жизни. Участие помогает раскрыться, раскрепоститься и дать волю эмоциям, понять, в конце концов, захочешь ли ты всю жизнь стоять в московских пробках.

— Если бы пришлось кому-нибудь давать совет про участие в конкурсе, какой бы дала ты?
— Сложно однозначно выразить свое мнение на этот счет. Все очень индивидуально, но я бы не стала отговаривать. Но когда у меня будет дочка, хочу, чтобы она стала балериной.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке