Я отрываюсь на съемках

5 февраля, 2014 | 2544 5

Когда есть муж и юный сын, то кажется, что девушка должна все время сидеть дома и печь пироги. Но наша героиня не из любителей «диванной жизни». Ирина Пиндюрина рассказала о том, как стать директором собственной школы, когда нужно начинать читать «классику» и чем отличаются визажисты женского пола от мужского.

— Как так вышло, что ты стала визажистом?
— Совершенно случайно увидела объявление о наборе в школу «АШ2О». Тогда там преподавала Ирина Пономарева. Группа была большая — человек 12-15. Мне хватило азов для того, чтобы двигаться дальше. Началось так: «Ира, накрась меня». Да и мужу было удобно готовить моделей для фотосессии, так как рядом всегда штатный визажист. Постепенно повышала навыки — мне всегда мало, стремлюсь к большему. Через 5 лет появилась идея открыть еще одну школу в городе, не столько создать конкуренцию, сколько предложить альтернативу. Теперь я не только визажист, но и преподаватель. Все хотят выглядеть красивыми и ухоженными, а я в этом помогаю. 

— Где ты еще проходила обучение?
— «АШ2О» приглашает мастеров с Москвы и Санкт-Петербурга. Весной и я была организатором: привезла мастера с Украины. Сейчас есть возможность посещать Новосибирск, где я сотрудничаю с несколькими визажистами, которые уведомляют меня о том, кто прилетает и устраивает курсы. Стоит это недешево, но я считаю необходимым вкладывать средства в свое образование. После таких занятий я приезжаю с новыми знаниями и передаю их своим ученикам. К нам в город тяжело кого-нибудь затащить. К тому же, в Благовещенске визажистов много, а тех, кто хочет учиться дальше — мало. Не все понимают установленную цену мастер-класса.
 

— Есть предпочтения среди направлений макияжа?
— Beauty-макияж, то есть «чистое лицо». Я считаю, что девушка выглядит хорошо с минимальным макияжем. Визажисту для этого требуется много времени. А еще, скажем так, из крайности в крайность, мне нравится Fashion-макияж. Клиенты просят свадебный макияж или вечерний, поэтому я отрываюсь на съемках, когда могу себе позволить все, что угодно. Такого хотелось бы чаще, но очень плотный график работы не позволяет. 

— С какими фотографами чаще работаешь?
— С мужем Василием Пиндюриным. Нравится Александр Шерстобитов. Остальные фотографы занимаются преимущественно свадьбами. Это Алена Хиля, Роман Попов, Паша Романов. С этими людьми мы встречаемся в день свадьбы на работе. У нас такой город, что все друг друга знают, если не лично, то заочно. А визажисты с фотографами видятся чаще, чем с друзьями. 

— Не думаешь развиваться за пределами города?
— Хотелось бы. Мне не хватает модных показов. Раньше был «Почерк», но это немного не то. Хочется жизни визажиста на съемочной площадке. В прошлом году, например, я работала на съемках фильма — на космодроме. Я человек живой и нужна активность. Было бы неплохо уехать в мегаполис или за границу — хотелось бы в Австралию. Большой город — большие возможности.

— Демонстрировала свое мастерство на конкурсах?
— Да, их проводил «АШ2О». Участвовала в двух номинациях: «фантазийный макияж» и «Fashion-макияж». Заняла третье и второе места соответственно. Для меня это был шок, так как участниц было много, а работы у всех сильные. В прошлом году в Москве проводился конкурс Make-up Art Awards. Подобные мероприятия для визажиста довольно дорогостоящие. Есть конкурсы дистанционные, а есть те, на которые нужно ехать. Некоторые включают в себя тренинги стоимостью 5-6 тысяч. На них приезжаешь с моделью, а она вряд ли будет платить за это. Можно было бы потренироваться здесь, но у нас нет тренеров.

— А почему бы не устроить подобное мероприятие у нас в городе?
— Конкурсу нужен хороший призовой фонд. Человек должен знать, на что идет. Для этого требуются спонсоры — в одиночку не справиться. Кроме того, необходимы достойные судьи, которые разбираются в этом. Как показала практика, не всегда разделяют макияж, костюм и боди-арт.
 

— Расскажи подробнее про свою школу.
— У нас можно получить как диплом визажиста, так и просто поучиться для себя. Учащиеся получают наши дипломы только после экзамена, когда подтверждают определенные знания и умения. Программа «Сам себе визажист» стоит 5 тысяч рублей и длится два дня, а непосредственно образование визажиста обойдется в 15 тысяч. Все расходные материалы предоставляются. Единственное, что нужно приобрести — кисти. Это индивидуальная вещь. Занятия проходят три раза в неделю в течение месяца и длятся 3-4 часа. После полного курса человек разбирается в видах косметики, овладевает навыками дневного и вечернего макияжа в нескольких техниках, умеет наносить свадебный макияж и лифтинг (возрастной). Это базовые знания и их достаточно, чтобы начать работать в салоне или красить знакомых, набирать клиентскую базу. Курсы повышения квалификации проводятся отдельно и оплачиваются дополнительно. Это нужно делать хотя бы раз в полгода-год, ведь мир не стоит на месте и появляется много нового. 

— Дорого обходится содержание?
— Я плачу аренду, налоги, трачу деньги на расходные материалы. Мне всегда хочется организовать уют ученикам: печенье, конфеты, чай, фрукты. Проходят экзамены — накрываю стол: шампанское, торт и все такое. Девочки приходят в школу, как домой. Занятия проходят в комфортной обстановке. Но сложно найти большое место для аренды. Да и везде есть режимность, а мне может потребоваться студия и в 6 утра, и в 12 ночи. 

— С моделями, я так понимаю, у тебя контакт налажен...
— У меня есть костяк из любимых девушек. Он был наработан в течение времени. Есть модели, которые не только подождут, пока на них нанесут макияж и оденут, но и образ раскроют на съемке. Девочки подписывают документ, по которому оплата производится фотографиями.
 

— Думаю, в работе бывали какие-то интересные случаи…
— Конечно. В прошлом году это было на свадьбах. Пришла к девушке, а она еще сонная стоит, прическу проспала. Я тороплюсь, быстрее крашу, а она абсолютно спокойна. Когда попросила платье показать, оказалось, что оно еще в салоне. Были девочки, которых накрасишь, отведешь к зеркалу, а они себя видят и от счастья реветь начинают. Еще случай: одновременно пришли два визажиста. Девушка, не в обиду сказать, блондинка, и, видимо, после предложения от мужчины на радостях забыла, что договорилась с двумя людьми. 

— Какой пол преобладает в твоей профессии?
— В последнее время появляются мужчины. Работы таких людей, как Карташов, Феликс Штейн действительно интересные, даже уникальные. У парней немного другое видение, скорее «Как я представляю себе эту девушку». Не знаю почему, но у многих сразу возникает вопрос о нетрадиционной ориентации. У большинства знаменитых визажистов есть семьи и дети.

— Есть увлечения помимо работы?
— Муж и сын (смеется). Еще нравится читать книги, но у меня мало времени. Существуют, конечно, планшеты, на которых может поместиться миллион книг, но я приверженец бумажных версий. Сейчас читаю «Мастера и Маргариту». Классику нужно постигать уже после определенного возраста и при наличии жизненного опыта. Есть тяга к путешествиям, но это опять-таки вопрос денег и времени. В прошлом году мы с мужем ездили в Пекин. В одном из торговых центров я встретила парня-визажиста. Со мной была девушка, которая хорошо говорила на китайском языке и помогала нам общаться. Парень рассказал, что у них действительно выбеливают лица, и показал тон и пудру — они были белые, как мел. У нас таких даже не найдешь.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке