«Я работал рыбаком»

Автор: Елизавета Хмурая , Фотограф: Никита Квер
15 мая, 2015 | 2222 12

В воскресенье, 10 мая, танцор и хореограф Адам провел два мастер-класса в Благовещенске. Призер телепроекта «Танцы» на ТНТ уже 13 лет профессионально занимается спортивными танцами. Сейчас он считается одним из топовых преподавателей Москвы. И это при том, что в столицу с Камчатки он переехал всего семь лет назад. Танцор решительно не верит в удачу — он уверен, что все мы делаем себя сами. Чтобы вывести формулу успеха Адама, MOJO взял у него интервью.

— Адам, ты с отличием закончил Камчатский Государственный Технический Университет по специальности «Финансы и кредит». Профессия серьезная. Что заставило отказаться от нее в пользу танца?
— А что, у меня сейчас несерьезная профессия (улыбается)? 

— Серьезная. Я имею в виду, что они все-таки разнятся: танец, как искусство и точность финансовой науки.
— Ох, кем только не работал, на самом деле... И то экономическое образование, что я получил, очень помогло мне в жизни. Я был и финансовым аналитиком, директором компании, финансовым менеджером, кредитным экспертом, региональным руководителем кредитного розничного процесса, продюсером, координатором продакшна и постпродакшна... Но вместе с тем, я работал и рыбаком, охранником, уборщиком.
 

— Погоди, рыбаком? Что, прямо с неводом моря бороздил?
— Тогда я еще жил на Камчатке и мне нужно было зарабатывать на обучение. Учился я на платном. Работал летом на путине, на ставных неводах матросом. Семья у нас большая: у меня есть брат-двойняшка, сестра старшая, мама, папа. Старался помогать родителям, обеспечивать себя сам, зарабатывать на учебу. 

Кстати, я старший лейтенант запаса. В университете была военная кафедра. А так как я жил на Камчатке, выслуга лет удваивается, год за два идет. И я получил высокое воинское звание. Дважды проходил военные сборы, когда работал в банке. Мне есть, что рассказать, как видишь (смеется)!

— Весь этот опыт помог тебе в жизни?
— Помог и помогает. Мы все являемся личностями, сформированными относительно нашего жизненного опыта. То есть, я пришел к этой профессии — танцора, педагога, хореографа, постановщика — используя весь мой предыдущий опыт. И в том, что я сейчас занимаюсь продюсированием в том числе — помогло экономическое образование. 

— А откуда возник интерес к танцам, откуда появилась тяга выражать себя пластически?
— Когда учился в университете, мне хотелось как-то зарабатывать танцами. Подумал, что выступая в клубах по ночам, буду зарабатывать какую-то копеечку. Это было еще на Камчатке, тогда там еще не было go-go. Можно сказать, мы первые с моей подругой начали развивать это движение в клубах. Это было как-то дико, особенно в глубинке. В Москве было, в Санкт-Петербурге. Это сейчас танцуют на тумбах, все отлично. А раньше как: люди приходили, ставили сумочки и танцевали ножка к ножке. Все боялись выйти на танцпол, больше жались по стеночкам.

Я начал танцевать, опираясь на самодеятельность и бальные танцы, которые я довольно быстро забросил. Я думал, что умею танцевать. Но вскоре понял, что ни черта не умею. Так началась борьба с самим собой: доказать себе, что я смогу научиться. Так и втянулся. 
 

— А бальные танцы почему забросил? Что не нравилось?
— Там был плохой преподаватель и ужасный коллектив, который называется, кажется, «Гейзер». И теперь эта женщина, которую я никогда в жизни даже не видел, на всех отчетных концертах говорит: «Надо же, был такой неприметный парень Адам, а сейчас он уже выступает в Москве. Вот он уже в финале на ТНТ, а начинал у нас в коллективе!». Блин, кто ты вообще такая? Я тебя никогда не видел даже! Пришел в эту школу, там никто не обратил на меня внимания. Не занимались толком. Походил туда полгода и бросил это дело. 

— Расскажи, как начинается и как проходит твой день?
— Во-первых, я работаю каждый день. Не знаю, что такое выходные, отпуск. Мой день начинается с того, что я с огромным трудом просыпаюсь. Я сова по натуре и ложусь спать почти всегда утром, часов в 6-7. Встаю примерно в 12 часов. После работы, вечером, начинаю работать в соцсетях — отвечаю на письма, общаюсь с агентом. Мне больше некогда это делать, кроме как ночью. Плюс, сейчас я занимаюсь английским, решил подтянуть язык. По-разному бывает: и по два, и по четыре часа в сутки сплю. Честно, не помню, когда в последний раз я спал, например. 10 часов. 

— Где ты берешь столько энергии для танца?
— Энергию беру изнутри. Это внутренний настрой. Мы слишком мало живем. Надо больше успевать. И пока есть возможность работать — надо работать! В гробу отоспимся (смеется).

— А если бы свободное время все же было, как бы ты его использовал?
— Уехал бы куда-нибудь. На самом деле, я скоро отправлюсь в путешествие, но оно опять же связано с работой: поеду на мастер-классы, повышать свою квалификацию. Каждый год это делаю. Самое лучшее — это смена обстановки, чтобы отдыхал мозг. У меня он отдыхает в танц-классе. 

— Слоган твоего тура звучит так: «Человек, благодаря которому страна затанцует!». Как считаешь, каждый ли человек при определенной доле упорства, способен затанцевать? Вот так, с нуля?
— Научиться танцевать может любой. Да, я в этом уверен. Знаешь, почему? Ко мне на занятия ходил дедушка — ему 76 лет. Представь только — 76 лет! Ходил заниматься в группу с молодыми ребятами. И он был счастлив.
 

— Успехи делал дедушка?
— Иногда он занимался даже лучше, чем молодежь. В этой жизни надо делать все, для того, чтобы быть счастливым. И если в 70 лет для счастья человеку нужно придти на танцы, чтобы стать счастливым — это отлично. Нет никакой удачи. Нет никакой судьбы. Нет никакого бога, который тебя направит. Есть только ты и твои силы и способности. Ты сам строишь свою судьбу, и если твое желание велико — можешь добиться всего, чего захочешь. 

— Во время мастер-класса ты все время выкрикивал «Господь!». Что за фишка у тебя?
— О, у меня много крылатых словечек. Можно сказать, я прародитель многих фраз, которые потом разлетелись не только по проекту и по всем моим друзьям, но и по России. 

— Каких, например? Может, что-то в свой словарный запас возьму…
— «Как дела?». Это риторический вопрос. Его можно задать как в хорошем, так и в плохом смысле. Когда кто-то выкидывает что-то необычное. Допустим, у тебя есть подруга. И всю жизнь, сколько ты ее знаешь, у нее были длинные белые волосы. В один прекрасный день вы встречаетесь, а она лысая. И ты говоришь: «Как дела?», хотя тебя не интересует, как у нее дела. Тебя интересует — нормальная она или нет (смеется). Все это надо слышать, конечно. Смотря, в какой ситуации фраза произносится, так она и звучит. «Сычи», «приветики», «господь» — все это я. 

— Что скажешь, насчет недавнего скандала в Оренбурге? В Сети раскритиковали несовершеннолетних воспитанниц местной школы танцев за чересчур откровенное выступление, девушки исполняли тверк.
— Я понимаю, почему этот номер вызвал такую негативную реакцию. Конечно, девочки были еще не в том возрасте, чтобы исполнять такой танец. Можно было использовать какие-то элементы, но не основывать на нем весь номер. Нужно было тщательнее продумывать костюмы. Многие восприняли это, как призыв к педофилии. К тому же, танец был поставлен неправильно — то, что они показали, это не тверк. В России еще не совсем понимают, что это такое. Направление существует уже пятьсот лет, у нас на него только сейчас обратили внимание. Настоящий тверк исполнять очень трудно — там работает спина, поясница, бедра. А у нас как получается: тем, что отросло на бедрах, тем и трясем. Это неправильно.

— А тверк, как направление танца, тебе импонирует?
— К нему я отношусь спокойно. Конечно, не считаю, что мне нужно развиваться в этом направлении, если ты об этом (смеется). 

— Что бы ты посоветовал начинающим танцорам из провинции — как им заявить о себе?
— Все в их руках. И в ногах. Вот я из глубинки, например. Всю жизнь нам пытаются навязать непонятные предрассудки, клише. Но все зависит от нас самих. Все, что вы хотите в этой жизни — абсолютно реально. Кому-то сложнее добиться желаемого, кому-то легче. Кому сложнее изначально, тот становится закаленным человеком и не начинает ныть в любой непонятной ситуации. 

— А ты закаленный?
— Да. У меня достаточно жизненного опыта. Бывают трудные обстоятельства, с которыми человек либо справляется, либо нет. Упасть — не страшно. Страшно — упасть и не подняться. 

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке