Я стара для модели

4 августа, 2015 | 4447 9

Сегодняшняя героиня — Анна Седельникова, участница конкурса «Miss Maxim» этого года. Благовещенской красавице не удалось победить и оказаться на обложке журнала, но попадание в финальную десятку дорогого стоит. MOJO узнал у нее о соперницах, работе психологом и девушках с пластикой.

Об отсутствии шансов

— Почему «Miss Maxim», а не «Мисс Россия», например?
— Во-первых, я по возрасту не подхожу (Анне 25 лет — прим. авт.).  А когда подходила — для меня главным было образование. На психолога не так легко учиться, как некоторым кажется. А в «Максим» анкету отправила ради смеха. Цели никакой не преследовала. Про этот конкурс знала, но никогда не пыталась участвовать. А тут увидела в «Инстаграме», что участница «Каникул в Мексике» Нита Кузьмина подала заявку, и подумала: «Почему бы не попробовать?».

Я отправила анкету намного позже, чем остальные, но в итоге заняла 13 место в «Топ-30». За меня проголосовали больше двух тысяч человек. Я не ожидала такой поддержки.

— Я посмотрел победительниц «Miss Maxim» за все прошлые годы. Мне ни одна не понравилась. Что со мной не так?
— Все не просто так. Мне кажется, первое место не дают за внешние данные. Возможно, знакомые помогают какие-то, или модельные агентства продвигают свои кандидатуры. Я не знаю. Я прошла в финал, и для меня это уже была победа. Меня заметили среди множества участниц. Это круто.

— Так ты считаешь, что у тебя не было шансов?
— У нас слишком далекий город. Много дальневосточных красавиц участвует в московских конкурсах, но ни разу они не проходили в тройку.

— Тот же Дальний Восток берут в подобные проекты и для расширения географии тоже.
— Я не думаю. Берут за другие особенности.

— Например?
— У меня внешние данные — модельные, поэтому меня выбрали. На снимках я тоже хорошо получилась. Я стояла, оценивая других участниц, и думала, что однозначно займу первое место. Не скажу, что они какие-то страшные. Но на любителя (смеется).

— Это как?
— Все разные. К тому же я ценитель натуральной красоты. А там некоторые девушки были ненатуральные: губы, грудь, волосы — все сделано. Я этого не приемлю. 

Несмотря ни на что общение между участницами было дружеское. Палки в колеса никто не ставил. С другой стороны, и конкурса как такового не было. Мы вышли на сцену, нас представили, и все.

О мероприятии

— Сколько ты была в Москве?
— Неделю. Все заняло один день. К 8 часам я приехала на фотосессию в аквакомплекс «Лужники». Мне там очень понравилось. Сначала над нами работали стилисты и визажисты. Затем взяли интервью. Вопросы, конечно, были интересные, сексуального характера. Спрашивали, например: «Кто ты в постели: белка, ленивец или львица?» После этого была съемка и поездка в Тверь на «Нашествие».

— А это еще зачем?
— Я была в шоке, что именно там. Как связан «Максим» и рок-фестиваль? Спрашивала директора, он ответил, что ради пиара. Я получила невероятно мощную энергетику, ведь там было 200 тысяч человек. Но общения со зрителями не было, вопросов никто не задавал. Вышли по очереди и ушли. На втором выходе уже объявили победителей. 

Я даже не помню, кто в жюри был. Думаю, они смотрели по снимкам. С победительницей они, по-моему, общались заранее, все знали. Пока мы ехали в Тверь, один парень постоянно повторял имя Натальи Мартыновой (победительница — прим. авт.). Глазками стрелял в ее сторону.

— Мне кажется, или поражение тебя задело очень сильно.
— Естественно. Я произошедшее реально оцениваю, потому что не первый раз участвую в конкурсах. Наталья Мартынова даже кастинг бы не прошла в «Амурской красавице». А я участвовала. Еще ездила в Москву на кастинг-шоу «Топ-модель по-русски». Эти конкурсы — своего рода хобби. Я люблю фотографироваться, хоть это и не моя профессия. Но определенный опыт есть, потому что я с детства на сцене — всегда танцевала. У меня есть специальность «хореограф», так что не составляет труда держаться правильно.

О ню-съемках

— Давай тогда о фотографиях. У некоторых девчонок-претенденток были фото топлес.
— Это их личные дела. Видимо, в этом смысл их жизни. 

— Почему они так фотографируются, а ты нет?
— Может, они моделями работают. А у меня профессия такая, что неправильно поймут. 

— А мужчины на что лучше реагируют?
— В интернет-голосовании это добавляло вистов — 100%. Как без этого? 

— А у тебя есть опыт ню-съемок?
— Нет.

— И не думаешь?
— А зачем мне это?

— Для личной коллекции, возможно.
— Фотографы предлагали, конечно. Но для каких-то непонятных целей (смеется). Наверное, чтобы посмотреть, что и как у меня. Я отказываюсь. Где я буду эти снимки применять? Я могу на себя и в зеркало посмотреть, какая я хорошая в обнаженном виде.

О негативных комментариях

— Видел комментарии на местных сайтах, в которых многие негативно реагировали на конкурс, и на тебя в том числе. Почему такое происходит?
— Потому что они консервативные. Они — люди старых понятий.

— Но ведь там были и молодые комментаторы.
— Значит, так воспитаны. Я не считаю это постыдным. Меня не на заборе печатают, а в очень известном журнале. Ничего пошлого там нет, лишь отражается красота женского тела. Я не оголялась до такой степени, чтобы осуждать. Возможно, люди пишут негатив из-за какой-то зависти. Могут быть разные причины.

— Ты, наверняка, мониторишь комментарии. Не обидно?
— Меня это умиляет. Я знаю, какая я. Почему меня должно это обижать?

О работе

— Расскажи про работу.
— Я провожу коррекционные развивающие занятия для детей. Бывают групповые и индивидуальные. Также провожу консультации для родителей.

— А маленьким детям нужен психолог?
— Проблемы разные бывают. Если начну перечислять, это займет много времени. Я по образованию — специальный психолог. Работаю с детьми, у которых есть особые потребности в развитии. Дети с ранним детским аутизмом и так далее.

— Как справляешься, ты же такая молодая.
— У меня, наверное, дар. Я читала много книг, да и слышала, что очень сложно найти подход к таким детям. Но у меня все быстро получается.

— Представим, что дети и их родители открывают журнал, видят тебя в «Максиме» раздетую…
— И?

— Это не заставит их поменять мнение о тебе?
— Это их личное дело. Если не захотят ко мне ходить, то ради бога.

— Ты не первый раз употребляешь фразу про «личное дело». Но ты же для них работаешь.
— Мои съемки никак не отражают мои знания в психологии. Я компетентный специалист и на работе в купальнике или топлес не хожу.

— В наше время таких съемок достаточно для того, чтобы общественность ополчилась.
— Понимаю. Ждала, что будут писать: «Она же с детьми работает, как так можно?» Ничего. Я детям не даю читать журналы. «Максим» тем более (смеется). Как я буду с этим жить? Я не проституцией занимаюсь. Это хобби. Я там и не раздета особо — у нас на пляже похуже загорают.

О пластической хирургии

— Тебе не кажется, что современные девчонки какие-то одинаковые. Красивые, но одинаковые. Я их даже различить иной раз не могу.
— И правда, есть такое. Кто-то ставит такие стандарты. Чтобы была, как кукла и с большими глазами/надутыми губами. Я не считаю, что это красиво. Это инкубатор какой-то. Должна быть индивидуальность. Не понимаю, почему в конкурсах выбирают таких девушек. Но в случае с Натальей Мартыновой это не так. 

— Что-то ты часто бедную Мартынову упоминаешь.
— Нет, мы с ней сдружились. Сейчас общаемся. Я имела в виду, что у нее другая красота. Наташа даже ниже меня. Она модель, но стандарты у нее не модельные. У нее не накаченные губы, нос натуральный, хотя пишут что переделанный.

— А почему ты так к этому относишься. Хочет девушка сделать себе симпатичный носик, почему бы не поменять его?
— Мне кажется, что у такой девушки недостаток внимания. Она чувствует себя нелюбимой, у нее заниженная самооценка. Разве девушка, которую любят, будет в себе что-то менять? Нет. 

— Наличие любимого — это хорошо. Но женщинам, наверное, нравится ловить и посторонние взгляды, ни к чему не ведущие.
— Да, но можно привлечь и естественной красотой, а не переделанной. А как же внутренняя красота? Я считаю, что притягательность и сексуальность не заключаются во внешности.

— А когда станешь старше, не вспомнишь свои слова? Допустим, захочешь что-нибудь поменять.
— Я не говорю про случаи, когда это необходимо. Если девушка действительно страдает из-за длинного носа, то хирургическое вмешательство я не осуждаю. Но я бы себе не сделала пластику никогда.

О молодом человеке

— Ты вся такая красивая, а теперь еще и известная. У тебя есть молодой человек. Но парни-то с тобой знакомятся все равно? Или у них какой-то барьер возникает от твоей красоты?
— Знакомятся, но я всегда делаю так, чтобы сразу пропадал интерес ко мне.

— Как?
— Я могу повести себя надменно, либо молчать и игнорировать.

— А если влюбится, как быть?
— Он влюбится в мой образ, а не в меня. Не бывает любви с первого взгляда.

— Ладно.
— А ты так не считаешь? Чтобы чувства возникли быстро, все равно нужно сначала пообщаться.

— А ты не позволяешь этого?
— Нет, конечно. Я верна своему мужчине.
 

— Как молодой человек относится к подобным конкурсам и частым фотосъемкам?
— Он дает мне свободу. Но переживал, не хотел, чтобы я заняла первое место (смеется). Он боялся, что я там останусь, что мне сделают выгодное предложение по работе. Но ему не о чем переживать. Я не выберу хобби. Оно у меня не на первом месте. Моя главная ценность — семья и чувства. Остальное — мелочи.

— То есть, когда в сентябре выйдет журнал, и тебе позвонят и скажут: «Хотим, чтобы ты у нас работала в Москве, зарабатывала деньги», ты ответишь им: «Нет, я хочу быть психологом и остаться в Благовещенске с молодым человеком?»
— Смотря, какая сумма (смеется). Но молодого человека заберу с собой.

— А работу бросишь?
— Можно совмещать. Бывают же разные психологи. Перейду на другое направление. Буду консультировать, либо вести тренинги. Я получаю кайф от работы. Я считаю, что профессия должна не только мне помогать, но и людям. Поэтому я ее и выбрала. Тем более, я старая для модельного бизнеса, хоть и молодо выгляжу (улыбается).

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке