«Я убираюсь на три с плюсом»

19 января, 2016 | 4247 3

«Будешь плохо учиться — пойдешь в дворники». Наверняка, все слышали эту фразу, когда учились в школе. А как живется тем, кто все-таки встал на этот нелегкий путь и выполняет свою работу тогда, когда вы еще даже не проснулись? MOJO побеседовал с 59-летним Сергеем Нифашевым, который рассказал нам о «женском факторе», желании бросить кирпич в окно, а еще назвал свою зарплату.

— Как получилось, что стали дворником?
— В этой профессии я с самого детства. Когда мы жили в частном доме, моей обязанностью было постоянно чистить дорожку к гаражу — а это метров 80, — чтобы отец мог выехать и заехать. А уже в армейские годы действовало такое правило — чтобы ребенка устроить в детский сад, ты должен работать в нем. Вот я и трудился там дворником, и сторожем. 

Так что прийти в профессиональную сферу было просто. И я в ней с мая 2006 года.

— Кем тогда работали «до»?
— У меня была бурная жизнь. Сам я из Ленинграда. Окончил с отличием высшее военное училище. Поскольку был романтиком — попросился на Дальний Восток. Меня туда с удовольствием отправили. Отслужил 13,5 лет, получил травму в автомобильной аварии. Мне сказали: «Дорогуша, с такой травмой ты дальше не пойдешь по службе, никто не возьмет на себя ответственность тебя двигать выше. Будешь всю жизнь капитаном. До седых волос. Выбирай!»

 

И я выбрал. Ушел из армии, чтобы начать жизнь с нуля. И это было в 30 лет в Белогорске. Пенсии не было, потому что не было выслуги, поэтому пошел на завод учеником электросварщика. За 2,5 года, стал электросварщиком пятого разряда, начал зарабатывать большие деньги. Потом переехал в Благовещенск и тоже устроился на завод. В 90-ые годы они начали разваливаться. Перешел на стройку и работал там до пенсии. Позже у меня начало ухудшаться зрение. А это несовместимо со сварочной работой. Более молодые товарищи говорили: «Ты балласт, ты меньше других вырабатываешь». И я решил, что мне здесь делать нечего. Больше не знал, куда устроиться. Решил перекантоваться дворником месяца 2-3, чтобы деньги были. Взял участочек за 5 тысяч. Потом подумал, елки-моталки, я же за два часа все делаю. Взял еще участок, потом еще один. Уже 15 тысяч. Потом и тридцатка выходила, и я думал: «Где я еще столько заработаю?»

«Я бы назвал это личным бизнесом» 

— Расскажите о достоинствах профессии.
— Ни начальства, ни коллег. Ни нашептываний, ни подсиживаний, только ты и твоя работа. Это первое. А второе — сделал-свободен! Абсолютно свободный график. Ночью? Пожалуйста, ночью работай. Утром и днем? Выбирай сам. Лишь бы только жильцы не звонили и не жаловались, мол, «Так и так, у нас дворник не убирает». И я открыл для себя все прелести — можно зарабатывать столько, сколько получается, сколько у тебя сил хватит. Я месяцами не вижу начальника, серьезно говорю. Месяцами! А коллег тем более нет.

— А кто тогда есть? Конкуренты?
— Мы между собой практически не общаемся. Как-то подходили ко мне, просили отдать свои участки. Я их послал… в  Центр занятости. Сформировалось то, что я назвал бы работой по найму — личным бизнесом. Работа по найму — потому что ты все-таки числишься в управляющей компании, а личный бизнес — потому что ты работаешь в свободном режиме, тебя никто не ограничивает. 

— Сплошные плюсы. А минусы тогда какие?
— Главный минус — все хотят, чтобы у них было убрано в первую очередь. Соответственно, когда снег, когда листопад — устаю. Я практически не сплю. Бывает и по несколько суток. Забежал домой, покушал и дальше убирать, убирать, убирать, потому что если снег вовремя не уберешь — его притопчут, все заледенеет, и ты будешь делать ту же самую работу, только на нее уйдет в 10 раз больше времени и сил. 

Второй минус — «женский фактор». Женщины достаточно приличного возраста (вы понимаете, о чем я) почему-то очень сильно переживают за то, чтобы у них было чисто. Они очень ревниво относятся к тому, что ты убираешь в других дворах. У них уже жизнь прожита, других интересов нет. Скамеечка, телевизор, окошко. А им надо чем-то жить. Вот и плетут какие-то интриги — это чувствуется и напрягает психологически. Просто противно. 

«Когда пошел в дворники, думал, что опущусь на дно жизни»

— Большинство людей считают — если дворник, значит, необразованный. Вас не смущает такая репутация?
— (смеется) Кто такой джентльмен? Это мужчина, слегка пьяный, бритый до синевы. А кто будет этот же мужчина, слегка бритый, но пьяный до синевы?

— Видимо, дворник?!
— Именно. То есть сложился стереотип, что дворник — это необразованный бездельник, хамоватая личность. Можно бесконечно перечислять. Этому есть оправдание. Раньше в дворники действительно шли маргиналы. Не от хорошей жизни — просто никуда их больше не брали. Как традиционно получилось, так оно и прижилось, так и остается до последнего времени. А то, сколько работы ты выполняешь, сколько творческих задумок осуществляешь попутно — это всегда оставалось за кадром. Как баловство какое-то, несерьезное что-то. Но людям нужны базовые понятия. Пусть это остается на их совести.

 

Я и сам, когда пошел в дворники, думал: «Ну все, опущусь на дно жизни…там и буду пребывать». Но потом я удивился, сколько людей с высшим образованием здесь работает. В том числе и бывший работник из администрации, два офицера запаса, бывший директор областного учреждения культуры. Стереотип этот массовый — он работает на поверхности, что ли. А когда ты погрузишься, когда пообщаешься с реальными людьми, он уходит на второй план.   

— Как все же люди к вам относятся?
— Так, как я работаю. Так, как я к ним отношусь. Если я улыбаюсь и говорю им «здравствуйте», они улыбаются в ответ. Получается цепная реакция улыбок, и человек идет дальше с хорошим настроением. А если ты ходишь, как пьяная свинья, то и люди к тебе относятся соответственно. Я стараюсь быть доброжелательным, но иногда приходится быть и хамоватым.

«Иногда хочется кинуть в окно кирпичом»

— Какие есть неприятные впечатления?
— Летом мне очень много работы добавляют окурки. Люди их с балконов выкидывают на газоны, а на этих газоны женщины высаживают цветочки. И как «бычки» вымести, не повреждая цветов? Начинаешь выметать — женщины начинают кричать. Руками окурки не вытащишь — их там миллион. Для меня это всегда испытание. Когда у тебя на глазах с высоты летит окурок, хочется кинуть в окно кирпичом — это было бы очень справедливо.

Я  в эти моменты сразу вспоминаю время, когда служил в Таллине. Там совсем другое отношение к дворникам. Если ты, не дай Бог, кинешь окурок или спичку — тебя съедят. Хотелось бы поработать в Таллине (улыбается). 

«Я убираюсь на тройку с плюсом»

— Насколько добросовестно убираетесь?
— Я бы оценил себя на тройку с плюсом. Я делаю это так, как от меня требуют. Мог бы и на пять, конечно. Но зачем строить мост шире речки. Людей устраивает — зачем приучать их к еще более идеальному?

— Если не секрет, сколько получаете? Есть разница летом и зимой?
— Никакой разницы нет. У меня в распоряжении 11 участков — это и дворы, и территории у разных магазинчиков. Получаю 42 тысячи.

— А конкуренты ваши столько же получают?
— Сейчас стало нормой, что у дворников в распоряжении много участков. А у некоторых даже больше, чем у меня. Дворник будет зарабатывать копейки, если будет на одном участке. Хотя, как копейки? 9 тысяч — это не копейки. Мне как-то предлагали участок за 17 тысяч.

— И вы согласились?
— Нет, мне далеко туда ездить. Я в основном убираю в своем районе. Мне так удобно.

 

— А как облегчаете себе работу?
— Все очень просто. Как сделать так, чтобы не нагибаясь поместить лежащий окурок в совок? Так возникла идея ведра-совка на длинной ручке. Идешь и спокойно подбираешь. «Мастерство приходит через боль» — так вроде в карате говорят. Вот и здесь так же. Мастерство приходит через боль и мозоли. По себе чувствуешь, как лучше надо делать, и изготавливаешь подходящий инструмент. 

— Сколько еще собираетесь работать?
— Сколько здоровье позволит. Наверное, еще лет 10. До 70-ти годов я уж как-нибудь доработаю. Если будет тяжело, буду брать поменьше участков. И так, по мере угасания, а это процесс неизбежный, буду стараться шевелиться. Потому что движение — это жизнь. Да и люблю я свою работу.

— Что делате вне работы?
— Когда ее мало, как сейчас, свободного времени много. Я тогда занимаюсь бытом. У меня и машина, и гараж есть. Есть еще подвал, где я совершенствую свои «дворнические» инструменты.

И, конечно, провожу время с семьей — для меня сейчас это самое главное.

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке